Плавание по морю Каспийскому

Маршрут Шевченко – Махачкала

Участник – один

Помощников – много

Судно – катамаран

Время – сентябрь 1986

Надежд на демарш – никаких

КУРС 260

Е. Кузнецов

 

Переход посвящается Валерию

 

Желаю всем иметь друзей,

Как Перегудов и Сергей,

Как два Андрея и лингвист,

Задира Пушкин – экстремист.

Тогда не страшно одному,

Они подскажут, я пойму.

Со мною все мои друзья.

Отнюдь не одиночка я!

 

Огромность моря дарит неповторимо-загадочное ощущение глубины бытия. Море бесконечно, как бесконечно всегдашнее стремление к познанию. Оно необходимо, но натиск его можно выдержать, противопоставив ему свои знания и волю, борясь одновременно с ним и с самим собой.

Зачем мне море? Море вообще обладает притягательной силой. Каспий же по-своему величав и своенравен, непоколебимо великолепен; это море – лезвие бритвы. Сейчас мне нужен снова именно ОН. Как мореплавателю-конструктору. Проверю жизнеспособность своих решений, воплощённых в материале. Мой катамаран – очень лёгкое двух-четырёхместное судно с хорошими ходовыми качествами. Эффективный матерчатый парус-крыло моей конструкции ещё ни разу не носил меня по морю. Хотя в гонках туристских парусников давно показал себя с самой лучшей стороны. Мои всегдашние рабочие принципы: простота, предельная лёгкость, минимум деталей при совершенно полноценной скоростной конструкции.

Чем меньше опыт, те меньше вопросов к себе и судну. Сейчас вопросов столько, что голова кругом. Катамаран мой для походов выходного дня, открытый. За неимением времени решил кое-что укрепить и построить кокпит с брызгоотбойником прямо на берегу по приезде в Шевченко. Совершенно однозначно: знал точно, что мне нужно и как этого добиться.

Моё предстоящее путешествие продиктовано желанием новых жизнеощущений. Страшно захотелось узнать: что такое одиночество? Сколь хорошо я физически подготовлен? Сколько выдержу без сна? Потребуется ли это надолго, или быстро смогу наладить автоматическое управление? (В том, что рано или поздно это у меня получится, сидело во мне стержнем – должно получиться – вопрос времени!). Смогу ли получить положительные эмоции?

Буду ли спать, дрейфуя на плавучем якоре, либо смогу сделать это на ходу? Как переживу переходы от сна к действительности? Получу ли удовольствие от содеянного?

В себе уверен, но без тени самообольщения. Здраво. Риск сведу к минимуму, повертев судно ещё раз так и эдак, поработав над ним, укрепив и подстраховав узлы.

Если спустит поплавок на воде, подведу понтоны из надутых мешков. Не выдержит рулевая коробка – на задней балке уже закреплена запасная. Перо руля не потеряю — привязано двумя штертами. Сломается мачта – сделаю меньшую из обломков. Воды много, пищи тоже. Компасов два. Одежда – вплоть до зимних условий. В шторм обмотаю грот вокруг мачты и пойду потихоньку под стакселем. В сильный шторм применю плавучий якорь из деревянной крестовины и парусины. Якорь становой тоже есть. Школа Валерия: на каждый вопрос (ситуацию) находить достойный ответ. Здесь принят только инженерный подход и никаких кивков на «авось». Кстати, у Саши тоже не на «авось», может, и было с самого начала.

Там, где нет технического решения, как нарыв вылезают авантюризм и «героизм», которые являются не чем иным, как дырой, образованного вокруг непознанного. Плохой базис может заставить «геройствовать». Эти «герои моря» уже, к сожалению, есть. Они носители вопиющей глупости, воплощаемой в мало осознанных действиях, хотя чаще – в шапкозакидательских заявлениях. Во время доклада Валерия о переходе 85 года один горный орёл выдал: «Можно пересечь и на надувном матрасе!» Уверен, можно, но крепко подумав и подготовившись. А главное, с каким техническим багажом и, самое главное, зачем? Если есть полноценные ответы, то, как говорится, дай вам бог…

Валерий Перегудов, я и Сергей Домрачеев давно сошлись на морской почве. Два моря за плечами на самодельных судах и что же? Пришёл с моря – готовься в море! Снова работать: думать, делать. Каждый год новое. Без права на аварию. Других путей нет. Наше твёрдое убеждение: залог победы куётся на берегу, в море же человек пользуется  плодами своей подготовленности, применяя свои самые лучшие качества.

 

Итак, характеристик судна.

 

Катамаран надувной разборный.

L -  5,2  м.

В – 2,55 м.

Ф поплавков – 0,42 м.

Грот – матерчатое крыло 5,0 кв. м.

Стаксель – 2 кв. м.

Масса – 60 кг.

 

Кокпит сделал, отогнув кверху правый и левый края плоского штатного трамплина. Получились матерчатые обвесы. Сзади зашил материей от чехла для труб. Обтекатель из парусины (урезал дома свой семиметровый парус). Арматура – деревянные рейки со стройки. Рейки связал штертами. Чтобы штерты не сползли, везде просверлил в рейках отверстия. Ничто не сломалось.

_____________________

 

7 сентября 1986. Приехал в Мангышлак. Дождался, когда народ рассосётся, и свободно затащил свой груз в 101-й автобус.

 Заплатил за багаж и доехал до Шевченко за 35 коп. По подсказке подъехал максимально близко к станции «Орбита» на берегу моря. Кое-как докатил тележку с лодкой. Слава богу, всё вниз. Бросил вещи, по жаре пошёл на «Орбиту» за водой. Собрал лодку по-чёрному, спать можно. Теплынь.

8 сентября. Жара собачья (30), всё работаю. Парус служит как солнце- и ветроубежище. Ветер сильный. Сходил по совету мальчишек на стройку, принёс реек и доску для постройки кокпита. Днём ходил (ездил) в город на 10-м автобусе. Остановка недалеко от «Орбиты». Купил соль, хлеб, сахар, борщ, кабачковую икру, чай. Пообедал в столовой. До 12 ночи строил кокпит.

10 сентября. Доделал кокпит из деревяшек и тряпок. Здорово! Проблемы: крепить тросами шверт, укрепить руль и устранить вращение рулевой коробки относительно балки и вращение самой балки. Под вечер протекла единственная кастрюля.. Прогнила. Заделал дыру винтом с резиновой прокладкой. Кипятил чай в отремонтированной кастрюле. Держит!

11 сентября, четверг. Не знаю, какое сегодня число. Доработался! Вести журнал начинаю сегодня, все предыдущие записи сделал по памяти.

Жара. Ветер южный, метров 7 в сек. Палатки нет, приёмника нет. Тело обгорело на нещадном солнце. Работаю, работаю и работаю. Вчера один добрый человек привёз мне воды. Небо почти всегда чистое, и всё время дует. Вчера поблизости рвали скалу, и осколок прилетел в только что построенный кокпит. Взял как талисман. Занимаюсь рулём и швертом. Думаю и делаю. А, в общем, это отдых, полное переключение. Какое же сегодня число? Ура! Узнал, что сегодня 11 сентября. С чем себя и поздравляю.

Очень забавно сегодня сверлил дырку в рулевой балке, прогрыз с помощью держателя метчика.

13:15 (по Москве), 15:15 (по местному). Часы не переводил, приду на Кавказ, там снова Московское время. Первый раз солнце закрыто облачками. Буду варить борщ в отремонтированной кастрюле. Вечер тёплый, я в плавках. На море штормит. Прошёл крейсерский катамаран в сторону Астрахани. Позже узнал, что москвич, снимал для «Клуба кинопутешествий».

12 сентября, пятница. В 18:00 по Москве (20 по местному) отошёл, наконец, от поднадоевшего за 6 дней Мангышлака. Очень боялся отчаливать 13-го, и впоследствии оказалось, что правильно сделал, поспешив на один день.

Ласковый «вмордувинд», почти штиль. Вечер. Далеко не идётся. Болтаюсь в виду города. Пока заводил в воду лодку, второй раз за сегодня сразу в нескольких местах порезал ногу. Бинт и йод куда-то запропастились. Ладно, не найду сейчас, наткнусь случайно. Я всегда был рассеянным по части «где и что лежит».

Чего боюсь в море? Поглядываю на перо руля, ежесекундно отыгрывающееся на качке. Но выдержать должно. Укреплено. А в осенних гонках этого года румпель заклинило! Сейчас права не имеет.

Посмотрим, как переживу первую ночь, она всегда самая… самая первая. Ночи светлые, светлее, чем в мае. Очень тепло.

Да, один в лодке, это всего одна голова и всего две руки. Неужели я так и буду держаться за румпель суток пять? Если он не отвалится.

Всё, штилею. Подвязал, что мог, слазил к рулю. Курс 260, прямо на заходящее солнце. Склонение учитывать не хочу, мыслится немного промахнуться мимо Махачкалы, чтобы на Кавказской стороне пройтись вдоль бережка в своё удовольствие. Наплевать на навигационную точность!

Как же я выдержу столько времени без сна? Испытатель, ёлки-палки! Сидит голый в тепле и комфорте, сытый и здоровый бугай, и смеет себе вопросы подобные задавать! Это от избалованности квартирой, ванной, телевизором. (Мой внутренний голос антипода-критикана заговорил!)

Но ведь унесло в Феодосии в море мальчишку на надувном матрасе. Ночь провёл в море. Нашли. Даже с ума не сошёл. Что, он сразу героем родился? А у меня скоростное судно, удобства, тепло.

На парусе сделал верёвочную петлю в обхват полотнища паруса. Затянув петлю, могу рифить парус, съёживая его к мачте. Понадобится – увидим. Сегодня уже не очень болит сгоревшая на солнце кожа. Начинаю акклиматизироваться.

18:30. Чуть-чуть пошёл. Крутой бейдевинд правого галса. Ветер северо-западный. На 260 не вытягиваю. Волна маленькая и ласковая. Валера, не ругай меня, всё будет в порядке. Как прекрасно тёплое море! Но в одиночку мне будет трудно, хотя это сейчас и нужно.

Солнце село в 18:45 (20:45). Почти стою. Примус мой не для работы на ходу. Бензиновый. Решил питаться всухомятку хлебом, консервами, колбасой, сырой водой, сахаром. Несколько дней жить можно.

13 сентября, суббота. 5:30 (7:30) утра. Уже можно писать, но солнце ещё долго не взойдёт – на берегу наблюдал.

Вчера произошло следующее. Мне совершенно надоел штилевой измождающий мордувинд. Продвижения не было. Тогда я решил повернуть к берегу, стать на якорь и хорошенько перед походом выспаться. К Мангышлакскому берегу ночью приставать опасно – камни.

Итак, пока тяну к берегу (довольно долго), ветер зашёл. Тогда я подумал: ночь тёплая, идти всё равно надо, хотя выспаться не грех. И снова повернул в море окончательно. Лодка приводится. При сборке наклонил мачту в корму более, чем обычно, переделывать поленился. Рулёжку всё время приходится корректировать. Румпель оставить не могу.

Сейчас слабый фордевинд. Волны почти нет. Скорость хорошая (6-7 км в час). Качу по гладкой воде. Хочу спать, но румпель не отпускает. На заре кое-как удалось поднять и втиснуть в тесную петлю-ловушку шверт. Солнца вовсе ни, но светлее, пишу уверенно. Выключил фонарь освещения компаса.

Как же поспать? Сейчас попробую выставить стаксель, может, получится автомат? Спать в дрейфе не хочу. Только вперёд!

6:10 (8:10). Солнца нет, но свет уже дневной. Горизонт по курсу покрыт дымкой. Поставил паруса на бабочку. Скорость ощутимо возросла, но подруливать надо. Волны пока особой нет. Мчусь по чуть всхолмлённой равнине моря. Оно пока темное, всё ещё нет солнца, но день наступил.

Спать пока расхотелось, что-то будет дальше? Усталость должна накапливаться. Первая ночь в море прошла спокойно, но бессменно смотреть на болтающуюся картушку компаса тяжело. Немного побаливает голова от утомления, но в общем здоров, как бык. Не взял в лодку курево. Не-курение для меня – чистое здоровье.

Об одежде. Очень тепло ночью, днём, естественно, наступает жара. Так вот, несмотря на тепло, надел вечером (по просьбе организма) тельняшку, рубаху, свитер, телогрейку, кальсоны, ватные брюки, хоккейную шапочку и рабочие перчатки. И сейчас так сижу пока. А ветер тёплый и ласковый. Какой-то он будет в последующем?

Один вывод уже есть: ребята, в сентябре отлично можно ездить в отпуск в эти широты. Это удовольствие. Что там говорить – первый раз не мёрзну в море! Но лучше на Азов – родное море и ближе. А Каспий? Пока я собирал лодку, он штормил. Сейчас у него, видите ли, перерыв. Надолго ли? Приварит ли он мне до смерти или сжалится? Увидим.

6:20. Взошло солнце. Облачка. Но я уже знаю – неопасные. Рассосутся. Скорость немного упала, но я иду.

Ночью озадачило несколько, что я, вроде бы с неплохой скоростью удаляясь от берега, тем не менее, всю почти ночь не мог оторваться от огней Шевченко. Неужели наша (парусная) скорость практически так мала, несмотря на внешний эффект бегущих от корпуса струй?

Итак, первое утро в открытом море. Самочувствие прекрасное. Фордевинд. Лодка несётся. Пока обстановка спокойная, пробую почитать (записки Екат. Дашковой, сподвижницы Екат. II).

С юго-востока появилась серая хмарь и принесла временное усиление ветра. Волну пока не увеличила, а скорость прибавила, и я со свистом мягко полетел по небольшим холмикам волн.

Серость рассосалась, усиление прошло. Борюсь со сном, румпель выпустить не могу. Как же дальше? Интересно. Если заштилею, то посплю, а сейчас буду гнать; пока иду бакштаг левого галса. Море почти гладкое.

12:30. Засвежело, но волна не более метра. Гоню, как в гонке. Со стороны это выглядит, по-видимому, так: безбрежное водное поле «со страшной скоростью» бороздит азартный парень, сидящий на своём скакуне-пауке.

Иногда на несколько минут впадаю в беспамятство, засыпаю, потом быстро вскидываюсь и опять рулю. Этим провалам в сон не противлюсь, наоборот, так стараюсь отдохнуть, ничего страшного за несколько мгновений не произойдёт.

Интересно, есть ли сейчас человек ещё более одинокий, чем я? (Есть, конечно, закапсулированный в «Авоське» Саша. Где-то на севере Каспия).

Скорость моя прекрасна. Это позволит мне, если ветер по-прежнему  будет благоприятен, идти меньше пяти суток (это мой ориентир по нашему плаванию 85 г.).

13:30. Отрегулировал паруса и румпель. Лодка идёт сама! По компасу + 20 градусов. Несколько минут отдыхаю. Вот здорово!

15:45. Пошли волны. Раздуло. Зарифил грот, притянул его к мачте. Низ паруса обмотал вокруг мачты, иду потихоньку под стакселем и горя не знаю. Слева облачный фронт. От моря к каждому облаку тянется некое подобие трубы. Картина…необычная, скажем так. Сейчас врежет17:00. Не врезало. Снова поставил грот. Тишает. Пока качу. Но волны стали больше – метра под два, но не крутые.

18:20. Снова отрегулировался. Лодка идёт сама. Поспал минут 20 на приличной скорости. Читаю всё свободное время, а оно там - всё моё. Поел консервов. Очень хочется курить, и хорошо, что нет. Зато здоров. Если я так буду гнать и завтра, то следующей ночью (с 14 на 15 сентября) увижу береговые огни.

Интересные ощущения. Лодка мчится сама. А я, освобождённый от румпеля, делаю, что хочу. Компас показывает покачивающейся картушкой, что судно курс выдерживает. Так жить можно. Надо вздремнуть. Солнце село, почти светло. Весь день попутные ветра. Шверт ещё утром поднят и едет задаром. Хорошо. Позже сломается (он не сломается, я верю).

14 сентября, воскресенье. 5:35, утро только наступает. Пишу наощупь. Почти всё видно, с каждой минутой лучше. Нет, положительно в сентябре ночи здесь очень светлые. Тепло. Руль закреплён и отрегулирован так, что судно со вчерашнего вечера и по сию пору идёт само, а я живу как пассажир, по мере надобности вносящий коррективы. Сейчас пока тихо. Полный бакштаг правого галса, почти фордевинд. Стал суеверен: рад, что 13-е число благополучно прошло. Ведь вчера нёсся, как угорелый, весь день точно (или не точно) курсом 260. Носы поплавков протыкали волну, и было ощущение, что они, как иголки, уйдут под воду. Но всё обстоит благополучно. Руль цел, чуть-чуть, неопасно раскачивается. Ещё сутки выдержит, а больше мне и не надо. Думаю, что следующей Ночью увижу береговые огни.

Сегодня ночью, выверив курс, несколько раз укладывался спать. Это очень здорово. Теперь я хоть куда.

Море ласковое, чуть-чуть всхолмлённое. Мне пока везёт. Ветры всё время попутные, шверт всё ещё поднят.

Пока за весь путь ни одного судна. Только где-то гудят самолёты. В общем, посреди моря можно смело ложиться спать, не зажигая огня.

Я часто думал, как это Слокам или Телига идут в каюту и ложатся спать? А очень просто. Лёг и уснул. Море большое.

7:30 Встретил судно. Прошло на юго-восток в двух-трёх кабельтовых от меня. Не остановилось. Названия в трубу не рассмотрел из-за качки. Сфотографировал.

9:00. Нет, это всё-таки удивительно! Судно с закреплённым рулём несётся само по себе, а я улёгся и спокойно проспал больше часа. Причём вот что меня ещё удивляет: я сплю именно спокойно, хотя и не помногу. Во сне не лезет в голову какая-либо чертовщина. Я просто резко проваливаюсь в сон и также резко выхожу из него. Усталости нет. Самочувствие прекрасное.

А самое главное – со мной всегда мой капитан, Валерий. Я не один. Со мной опыт, накопленный в походах плечом к плечу с вами, ребята. Ответы на вопросы в возникающих ситуациях часто ищу через «а как бы сделал Валера?» И нахожу. Спасибо тебе за настоящие паруса, которые выросли благодаря тебе, за настоящее море, которого, не будь в моей жизни тебя, я так никогда бы не увидел. Сейчас, когда я сижу в лодке, а вокруг простирается эта великолепная бескрайность, где я один на несколько десятков километров, во мне постоянно живёт тревога. Что будет дальше, и справлюсь ли? (Второе «Я» подсказывает: чтобы там ни было – справлюсь!). Но вот что главное. Сейчас, именно сейчас тот миг, когда моя мечта о море, о море с лодкой, построенной вот этими руками и этой головой, есть реальность. Вот она вокруг: мечта-реальность. Я купаюсь в своей мечте. Многим ли это дано? Сейчас я счастлив. А ближайшие перспективы? Они прекрасны. Мне предстоит увидеть берег. Мне предстоит заорать: «Земля!», испытать восторг встречи. Но это ещё впереди.

10:45. Задел правым поплавком тюленя. Он ударился мордой снизу поплавка. Длиной в метр, серый, пятнистый. Второй прошёл за ним. Перед этим один продрейфовал рядом с лодкой. Надо приготовить аппарат.

18:00.Тюленей больше не было. Слабый фордевинд, но везёт неплохо. Сегодняшней ночью думаю увидеть огни берега. По моей скорости получается, что я вполне могу на это рассчитывать. Должен же я пройти побыстрее «Авоськи». Пятидневный переход на нашем трёхместном по этому же маршруту в 85г. не в счёт. Тогда мы много штилели и имели противные ветра. Практически дошли менее чем за трое суток.

18:30. Солнце скоро зайдёт. Попробую утеплиться и поспать, сколько смогу. Думаю, это последняя ночь в море. Теперь вполне понимаю, что наши (матросские) и Валерия, как капитана, нагрузки совершенно различны.

20:30. Приехал, черт меня возьми! Луна, светло, а на берегу ни одного фонаря. Да и берега-то, собственно, до последнего момента не видел. Услышал шум прибоя, потом нащупал  взглядом в темноте белые барашки. Повернул вдоль берега на юг по опыту прошлого года. Явно пришёл туда же, что мы втроём в прошлый раз, к подножию Аграханского полуострова.  Зарева большого города не видел. Пойду потихоньку, вся ночь впереди, хотя и заманчиво поспать на берегу. Он низкий, орёт проклятый прибой. Пишу ночью при фонаре, рулю и пишу.

15 сентября, понедельник. Итак, продолжим описание. Вчера начал заспать на ходу. Решил не измождаться. Бросил якорь метрах в 300х от берега, где береговая волна ещё не вырастает. А у берега воет всю ночь прибой. Орёт.

Верёвочной петлёй притянул к мачте грот, обернул вокруг штага стаксель. Светлой ночью работать хорошо. Гик снял и примотал к мачте вместе с парусиной.

Сегодня при постановке грота верёвочная петля не раздалась, трение великовато: блок из проволоки, петля на задней шкаторине тоже, а сам парус, пропитанный полиизобутиленом, клейкий. Тогда я зацепился за неё снятым гиком и висел, пока не раздал её в несколько приёмов. Сейчас ветер метров 7 в секунду западного направления. Я со страшной силой лечу в галфвинд вдоль бережка на юг.

Да, вчера всё-таки разглядел на юге далёкое бледное светлое пятно большого города, но ни фонаря, ни Сулакского маяка так и не увидел.

Путешествие моё вступает в очень приятную фазу спокойного прибрежного плавания. Сегодня увижу махачкалинскую гору. Спать буду обязательно на берегу в лодке. За ночь (в первый раз) все тряпки увлажнились. Ветер с берега, волны нет. Тянет с болот Аграхани каким-то приятным запахом. Ночью заели комары. Пришлось залезть в спальник с головой- это при такой-то духоте!

Рыба (не осетры) прыгала всю ночь. Закрепил румпель, лодка несётся сама. Надо позавтракать остатками вчерашних консервов.

8:35. Ветер усиливается. Несмотря на то, что он с берега и волны нет, чувствуешь себя не очень уютно. В море это шторм. Мне, опоздай я к берегу, он был бы в лицо. Не желал бы я таких приключений! Буду на ходу уплощать пузо грота. Скорость очень большая.

Подлетел к каким-то домикам.  Рядом с ними засольные чаны. Люди грузят лодку в грузовик. Поскольку шверт стоял, и я не хотел с ним возиться, то немного пролетел это место, причалил, отдал якорь на землю и пошёл спрашивать, где я. Они, рыбаки, море знают. Потрогали «верёвочки», «резину», пожимали плечами и разговаривали со мной хотя и очень деликатно, но всё-таки прозрачно выступало, что я в их глазах самоубийца-недоумок. Они были доброжелательны, «но ведь так нельзя».

Опять мне (в который раз!) повезло. У этого домика начинается островной карман-ловушка, и надо снова несколько сот метров пройти назад против ветра и обойти залив морем. Стал заряжать новую плёнку и, видимо, засветил. Ветер начинает посвистывать не на шутку. Пошёл сильный норд-вест.

Я набрал мешок воды. Она там течёт из шланга, вымылся. Пресная. Поясница моя обгорела ещё в Шевченко и представляет собой одну сплошную кровавую полосу. Сидеть и лежать больно.

Люди у колонки решили посмотреть, как я буду отходить, но я сказал, что буду стоять. В такой ветер ходят только сумасшедшие. Если бы я сейчас был в открытом море… Но лучше об этом не думать. Опять тревога и опять нужно принимать решение. Тут же его принял и ждать не стал.

Шверт не поставил, не хотел возиться, прошёл немного против ветра с дрейфом, выбрал точку поворота и попытался сделать оверштаг. Когда он с двух попыток не получился, осторожненько сделал фордевинд и опять полетел к городу. Всё время было жутко, хотя берег рядом, а временами - страшновато.

Пролетел все эти песчаные острова (не дай бог ночью, хорошо, что лёг спать). Просвистал устье Сулака, там попал в толчею и пару раз получил по колёсам тележки, привязанной справа за подмачтовую и швертовую балки. Ветер стал заходить в лоб, и меня стало отжимать в море. Пришлось ставить шверт и бросать играть с судьбой. Перо руля отвязать рук не хватало, и, когда оно зачертило по песку, спрыгнул в воду и вытащил катамаран на песок.

Сижу напротив Сулакского маяка на косе. Между мной и селением то ли залив, то ли озеро, то ли меандр Сулака. Свищет так, что лодка трясётся и летит песок. У Сулака, ты знаешь, Валера, дюны; там пыльная рыжая завеса. Берег неинтересный, поближе к городу лучше, да и людей побольше, соскучился. На небе какая-то хмарь, на солнце можно смотреть без очков. Опоздай я на сутки к берегу… Никому не пожелаю. Хотел отстояться, но помыслив, через полчасика отошёл. Дует по-прежнему. Иду лихо. Но на берегу стаксель опустил и связал его в комочек вокруг штага. Шверт поднят. Иду то галфвинд, то полный бейдевинд.

Пошли пансионаты, Над городом висит дымка. Всмотревшись, рассмотрел горы.

Сейчас (часы в лодке) пишу, сидя на песке около какого-то пансионата. Город километрах в трёх (или побольше). Где яхт-клуб «Моряна» здесь не знают. Заели комары. Лодку вытащил сам.

16 сентября, вторник.7:00. Время здесь московское. Очень нужно дать телеграмму домой и Валере. Сейчас буду сниматься в сторону города. Ветер мой, с северного направления.

20:00. Пишу в город, на берегу у пляжа. Море шумит.

Сегодня утром снялся в 9 часов, пошёл фордевинд к городу. Он, как крыльями, охватывает меня со всех сторон. Почти интуитивно правлю левее порта, там навалены глыбы, и просматривается с близкого расстояния вход в гавань. Вышел к пляжу и хотел уже пролететь причал, но смекнул, что на краю пляжа разобрать судно сподручнее. Сделал поворот и в крутой бейдевинд пошёл к пляжу.

Люди порекомендовали обратиться в детский морской клуб «Алые паруса», он рядом. Я так и сделал. Директор, Владимир Петрович Гусаров, очень обаятельный человек, приютил меня. Лодку мне помогли разобрать и укупорить. Вещи уже в походном порядке, хоть сейчас на поезд.

В море перед городом начало раскачивать, и я прошёл с некоторой тревогой. Точно причалил,  куда надо. Вокзал рядом. Опять повезло? Да, это можно утверждать смело. Опять попал на хорошего человека. Везучий, значит.

Итог.

Шевченко – Сулак (чуть севернее).

12.9.86 в 18:00 (по Москве) вышел.

13 – шёл.

14.9.86 в 20:30 пришёл севернее Сулака.

Итого 50 ч. 30 мин.

Средняя скорость из расчёта, что расстояние, измеренное мною по карте, 315 км по прямой, составила 6,2 км в час.