ЧЕРЕЗ КАСПИЙ БЕЗ АВАРИЙ

А.С. Наумов

Маршрут: Гурьев – Форт-Шевченко - Махачкала.

Время: сентябрь 1986 года.

Судно: "Авоська-2" (парусник на базе надувной лодки «Волна»)

 

В ночь на 31 августа 1986 г. я сидел в аэропорту г. Гурьева и думал, что же делать дальше.

В Гурьеве я оказался, в общем-то, случайно. Затеяв в июне замену корпуса своей лодки (старой "Волне" исполнилось I3 лет, а для надувнушки это возраст, согласитесь, преклонный), я увлекся переделками и провозился до конца августа. Планы насладиться красотами севера автоматически рухнули, пришлось снова обратить свой взор к южным морям.

Решил, что долечу до Шевченко, благо места знакомые, спущусь вдоль берега к югу, и, если появится азарт, пересеку Каспий там, где поглубже и пошире. Но билетов в Шевченко не было,  и я взял до Гурьева в расчете, что оттуда с помощью местной авиалинии доберусь до Шевченко.

В Гурьеве билетов на Шевченко, разумеется, не оказалось (ну, ещё бы: канун нового учебного года).

Мне очень не хотелось начинать путешествие в незнакомом месте, да еще в людном городе, да еще на реке, но к утру я понял, что шансов в ближайшую неделю вылететь в Шевченко практически нет.

Договорившись с водителем такси, что он отвезет меня на берег реки Урала, где мне никто не помешает, но где в то же время есть питьевая вода, я на рассвете оказался (ну шеф даёт!) в центре города у подножия правительственного здания неподалеку от главного гурьевского моста.

Сборка лодки при постоянном внимании множества людей, каждый из которых считал своим долгом застращать меня рыбнадзором, контрольно-спасательной службой, милицией и прочими властями, ватага шустрых мальчишек с их извечным принципом «лучше один раз потрогать, чем сто раз увидеть», да практически бессонная ночь накануне, всё это ни в коей мере не способствовало душевному равновесию. Скорее всего, думалось мне, я не то что до моря не доберусь, а и вообще отчалить даже не успею - заарестуют. Тем не менее, решил идти вперед, пока не остановят.

Закончив сборку лодки, набрал воды в бурдюки (колонка действительно оказалась в каких-то ста пятидесяти метрах) и сделал несколько походов в ближайшие магазины, в чем нужды по существу не было никакой – запас продуктов на весь поход я привез с собой. Наверное, чувство неуверенности, страха перед обстановкой вызывает инстинктивное стремление как-то укрепить свои позиции, причем не всегда адекватно. Женя Кузнецов, например, в похожей ситуации, несмотря на жаркую погоду, натянул на себя уйму теплых вещей, а я вот зачем-то накупил продуктов еще на месяц плюс к привезённым. С трудом, но всё-таки удалось все запихнуть в лодку, благо после модернизации она стала значительно вместительнее.

Хорошенько отоспавшись, я поутру еще раз прошелся по магазинам, затем заполнил ещё одну емкость водой, доведя запас ее до 80-90 литров.

Отчалил в полдень 1 сентября.

Представьте картину: ширина реки всего метров двести, туда-сюда шастают катера, судоходство очень оживлённое. Ветер встречный (моряна дует) и очень неровный. Лyпaнёт так, что даже под зарифленным парусом в середке ёкает, а потом, зараза, вдруг сразу стихнет до штиля, а ты галс заложил, на судовой ход вылез. Вот и лавируй в таких условиях.

Страшно труся, пятиметровыми галсами, прижимаясь к берегу, каждую минуту ожидая чего-нибудь нехорошего, крался я к морю.

Но оказалось что до моря ещё далеко…

 3-го сентября меня задержал рыбнадзор. Поскольку разрешения на переход через заповедник у меня не было, меня отправили на попутке в Гурьев улаживать формальности. В течение двух дней я ходил в облсовпроф, клуб туристов, портнадзор и снова в рыбнадзор. В результате этих мытарств у меня в руках оказалась бумажка на бланке клуба туристов и с печатью портнадзора, а купленный накануне отъезда фотоаппарат «Зенит-12СД» я где-то посеял, так что фотолетопись похода пришлось делать старенькой «Сменой», которую взял на всякий случай (вот что значит резервирование!).

Устье Урала

5-го сентября утром решил как следует помыться в пресной воде перед выходом в море. Зашёл в воду по колено, зажмурился, намылился, а когда промыл глаза, оказалось, что я в воде уже по пояс. Ноги засосало в илистое дно. «Авоська» была рядом, помогла выбраться. Если бы не она, то даже и не знаю…

Впереди море

Вышел в море, к ночи достиг Пешных островов и устроил на одном из них дневку, дорвавшись после болотистых берегов Урала до морского песочка и ракушек. На острове настоящий птичий зоопарк, я даже видел пеликана. Слазал на торчавший неподалёку маяк.

Маяк на Пешных

7 сентября был сильный ветер. Такой, что трудно было устоять. Попытка налить воду в кружку из фляги закончилась тем, что струю разбило и унесло.

Пора отчаливать

Около полудня отчалил, зарифившись наглухо. По мутному морю гуляли невысокие, но очень неприятные волны с барашками.

Старт с Пешных

Конечно, укачало, рвало, но все-таки остаток дня и ночи на 8-е прошли довольно сносно. Спал крепко, лодка курс держала.

8 сентября весь день дул крепкий ветер, волна до полутора метров. Лодка шла под парусом, зарифленным на один ряд, а я валялся. Мутило, но другого я и не ждал. В общем, терпимо. А вот ночку на 9-е я долго буду помнить. Какой высоты была волна, не знаю, но пару раз нас полностью накрывало и очень здорово кренило. Колпак выдержал. Всю ночь я провалялся, укачанный, прижимаясь к наветренному баллону (откренивал!), спал, просыпался и думал, какого чёрта меня сюда занесло, ведь никакого удовольствия от плавания не получаю, только муки от морской болезни. Признаюсь, пообещал себе, что как только доберусь до Форт-Шевченко, сразу сматываюсь  домой и впредь плаваю только на спокойных озерах. Но нет худа без добра, за эту ночь было пройдено значительное расстояние.

9-го сентября ветер постепенно ослаб, и к вечеру я увидел полоску на горизонте, но это, как выяснилось, были всего лишь заросли камыша, в которых я и провел штилевую ночь.

10-го сентября, хорошо выспавшись, утром отчалил и, следуя курсом на маяк (азимут засек ночью) к полудню уже был на Тюленьих островах, на о. Кулaлы.

Авоська на Тюленьих

Берега острова, заросшие камышом, не давали возможности высадиться на сушу, пришлось высадиться в воду. Глу6ина по колено, вода теплая, прозрачная, дно ракушечное, а в северной части Каспия вода была, мутная, а дно илистое. Обвязался буксировочным концом и пошёл бурлачить вдоль берега, отыскивая сушу. С перерывом на обед и на послеобеденный отдых занимался этим благородным делом почти до вечера - надо ведь и ногам работу дать.

На десерт арбузы и дыни

 От меня то и дело шарахались какие-то рыбины, то там, то тут из воды высовывались водяные змеи, подслеповато задирали морды, нюхая зыком воздух. Не очень приятное зрелище, но, говорят, они не ядовиты и крупными зверями не питаются. На острове я переночевал.

Штиль на Тюленьих

11-го сентября экспериментировал с опреснением воды. Примитивный опреснитель в виде ямки в песке и куска полиэтилена оказался вполне работоспособным.

Опреснитель

Гуляя по пляжу, увидел чудо: загадочные круги на песке. Как будто от сковородок разного диаметра.

Загадка

 Долго ломал голову, пока не обнаружил один такой круг в процессе формирования. Оказалось, что это борозды от надломившейся травинки, которую ветер крутит по кругу, пока не оторвёт.

Отгадка

 Наблюдал за огромным количеством уток и за стаей лебедей. Я насчитал их около трех десятков. Впервые довелось увидеть этих действительно  прекрасных птиц на воле.

Единственное сооружение на острове это маяк.

Вдалеке маяк

На маяк слазал, разумеется

.

 

С маяка хорошо был виден мангышлакский берег, мыс Тюб-Караган. Он казался гораздо ближе, чем показывала карта, и я, решив, что карта врёт, покинул остров к концу дня. К ночи заштилело, пришлось бросить якорь посреди пролива. Перед сном я решил устроить маленькую постирушку и, когда в полной темноте стал полоскать носовой платок, то чуть не вскрикнул от изумления: вода за бортом вспыхнула сотнями огненных точек. Я, конечно, читал о биолюминесценции моря, но увидел это явление первый раз. Минут пятнадцать плескался, как дитя, и не мог налюбоваться.

Утром 12-гo снялся с якоря

Прямо по курсу Мангышлак

 и вскоре уже был на берегу. Мангышлак встретил меня знакомыми с прошлого года пейзажами: песчаные и ракушечные пляжи, огромные глыбы, прозрачная вода.

Здравствуй, Мангышлак!

Психологический маятник мощно качнулся в сторону боевого задора, у меня и в мыслях уже не было прервать поход. Подумывал даже повернуть сразу на Махачкалу, но решил все-таки переночевать еще раз на берегу, тем более, надо было зайти в баутинский портнадзор, доложить о себе.

Получив штамп о прибытии и убытии, отогнал лодку немного южнее города и заночевал. Спать, правда, пришлось немного. Дело в том, что в Баутино я попил водички из колонки, и поэтому всю ночь занимался радиальными пробежками от лодки и назад. Не повторяйте таких ошибок!

Утром 1З-го оставил лодку на попечение одного парнишки, ещё раз сходил в Баутино и купил три трехлитровых банки сока. Целый день мы провели на берегу - штиль. Купались, загорали, фотографировались. В 16:30 терпение у меня лопнуло, и я, распрощавшись со своим новым знакомым, на вёсле отчалил в сторону Махачкалы.

Курс на Махачкалу

 Заночевал на якоре в нескольких километрах от берега. Среди ночи немного задуло, снялся с якоря и вперед потихонечку. На нос лодки уселась небольшая чайка и проспала там до утра. А я и  не знал, что моя «Авоська»  авианосец!

14-гo до обеда легонько скользили вперед. Волны почти не было. Лодырничал отчаянно. Купался, обвязавшись буксировочным концом. Потом, развалясь, словно в шезлонге, читал свежий номер КиЯ, купленный в Гурьеве, и посасывал кисленький яблочный сок через трубочку, которую провел в багажник прямо к банке.

В штиль можно и почитать

В обед совсем заштилело. Что я только ни делал: и греб, и ругался, и купался, и фотографировал тюленей, и колдовал - все без толку.

Тюлень в кильватере

А задуло только без малого через сутки. Но это действительно задуло! Нет, особо сильного ветра не было, но дуло, не переставая, полдня 15-гo, всю ночь на 16-e и весь день 16-го! Волна временами до 1,5–2 метров. Я, конечно, снова валялся, не испытывая никакого удовольствия, но прошли за это время много!

Море волнуется раз

Море волнуется два

Вечером ветер ослаб, а к ночи совсем заштилело. Всю ночь лодка лежала в дрейфе, а я спал.

17-го до трех часов дня играл с ветром в кошки-мышки. Потом ветерок потихоньку стал набирать силу.

По солнечной дорожке

В 16:20 сквозь дымку на горизонте проступили очертания Махачкалинской горы. Около девяти вечера заработал маяк, и стало уже совершенно ясно: впереди Махачкала.

 

На горизонте земля

Завершающий этап путешествия был очень похож на прошлогодний. Так же раздуло волну до 2-х метров, так же шел в бейдевинд, так же добрался до берега в полночь. Была даже мысль причалить в том же месте, что и год назад, но все-таки для разнообразия решил финишировать с другой стороны пляжа, поближе к вокзалу.

В Махачкале

18-го сентября упаковался, отметил прибытие в Махачкалинском портнадзоре, побродил по городу, а к вечеру пошел на вокзал стеречь билеты на проходящий поезд.

Вечер, тепло. Брожу по перрону. Одиночество в толпе после одиночества в море воспринимается еще острее. И вдруг - знакомое лицо!

Я несколько мгновений не мог ничего понять. Женя Кузнецов! Откуда здесь? Оказалось - с той стороны Каспия! Не берусь описывать сцену нашей встречи!

Основным итогом считаю то, что мне удалось выполнить принцип «На финише как на старте», т.е. к концу похода состояние как лодки, так и экипажа практически не отличалось от первоначального. Не было ни единой поломки в конструкции лодки, а сам я всегда был сытым, согретым, выспавшимся. Не было ни единой ситуации, мало-мальски напоминающей аварийную, тем не менее получена масса впечатлений, сотой доли которых я здесь не описал.


***

В 1990 году я сделал 4-х метровый каркасно-надувной шверцбот «Авоська-3», на котором в 1991 году мы вдвоём с тогдашним моим матросом Татьяной за трое с половиной суток пересекли Каспий в самом глубоком месте, пройдя по маршруту Шевченко – Новокаякент. Но это уже другая история…

***

Что получилось в "Катерах и яхтах"