Как это было

Дорога

Наше путешествие с полным правом можно считать не только парусно-, но и автотуристским. Не будем обсуждать явные удобства-преимущества и неудобства-недостатки автомобильного варианта: здесь все понятно. Но не обойтись без лирического отступления — впечатлений, возникших у чайника, год назад впервые севшего за руль.

Поход начинается прямо от подъезда. Нервотрёпка, поиски машины, каторжная работа с грузом, общение с милым железнодорожным персоналом… Вместо всего этого — первый переход. Как в море: экипаж, руки на руле, вера в машину, которая не должна подвести. Дорога, когда она летит под колёсами — уже не вполне земля. Чтобы оказаться на земле и размять ноги, надо найти подходящее местечко и остановиться — словно подойти к берегу.

А в конце похода не будет грустного щемящего чувства: все позади, теперь до следующего лета — суета городов и потоки машин… Расслабляться некогда: впереди еще ждёт дорога — поток машин, не терпящий суеты.

7 июля

9 утра, Ленинградка, поворот на Козлово. Это точка промежуточного старта, и мы с Костей подъезжаем к ней с разных сторон (он из Москвы, мы из Завидово) одновременно. Хороший знак! Саша сейчас должен быть уже где-то за Тверью: в Питере ему еще предстоит забрать в «Алекстаре» парус, и, чтобы не задерживать всех, он стартовал на час раньше. Встречаться будем «на стоянке напротив церкви в Выборге».

Дорога идет легко, едем аккуратно, не гоним, но и не плетемся: 80—90. Конечно, когда нет деревень и ям на дороге, а того и другого достаточно. Согласно плану мы должны быть на границе в час-два ночи: по Сашиному опыту, в ночь с субботы на воскресенье очередь минимальна. Как и сама российская жизнь, трасса M10 «Россия» — дорожка неровная. То свеженький автострадный участок, то колдобины. Деревню Колёсные Горки где-то за Тверью следовало бы переименовать в Колёсные Ямки; ухабист мост через Волхов и вообще новгородский участок. А местами, например, объезд вокруг Тосно — ничем не хуже финских дорог, а то и получше.

Кстати, на финских дорогах ездить надо с ближним светом. Но, в общем, разметка, знаки — все как у нас. Только смысл знака «Неровная дорога» другой: при небрежении таковым вместо ямы и лязга несчастной подвески машину разок-другой качнёт. И на перекрестках цветочные грядки-вазочки. Довольно часто стоят знаки ограничения скорости: то 80, то 110, в населенных пунктах — 50. При этом частота знаков как-то по делу и вызывает желание соблюдать: раз знак здесь стоит, значит, так и надо ехать. А у нас, бывает, смотришь — 70, а в 20 метрах за ним уже 40. Ну и едешь себе.

Кстати, превышение скорости стоит в Финляндии от 400 до 700 марок (это 100 баксов!), притом это если превысил не более чем на 20 км/час! Так что лучше не шалить.

Но пока до финских дорог далеко. Как на катамаранах, держим между собой связь по радио. По плану привал с перекусом и купанием намечен на Валдае, но на подъезде к нему небо закрывает солидная дождевая туча, и приходится устраивать пикник на обочине, не дожидаясь, пока мы в тучу нырнем. История повторяется в Питере: по лобовому стеклу барабанит дождь, и планы погулять часок-другой летят насмарку.

Так как у меня имеется книжечка с планом питерских улиц, объявляю себя и.о. Сусанина, и мы движемся по Московскому проспекту в самый центр, к Дворцовому мосту, чтобы хоть мельком взглянуть на главные достопримечательности. Вот и Зимний, Стрелка, Петропавловка. Огибаем ее по Кронверкской набережной; справа под дождем по серо-стальным волнам прыгают на полном ходу яркие надувные моторки — никак, соревнования на призы журнала «Катера и яхты»! Кося на них глазом, выскакиваем к перекрестку и — блин, по Каменноостровскому только направо! Идём на второй круг.

Мост, набережная, опять мост. Куда-то свернули, теперь надо найти Пушкарскую. Таблички с названиями улиц в Питере мелкие, хоть бинокль доставай — приходится вылезать из машины на разведку. Зато дождь кончается. Где Макаровы, неизвестно: Сашин телефон отключен, а мои SMS хотя вроде бы и доходят, но в ответ — «сообщение не декодируется».

Едем по Приморскому шоссе; уже светит солнышко. Так как надо отдохнуть, решаем завернуть на озеро Разлив — прямо поход по ленинским местам получается. Благо, это совсем рядом: поворот к озеру, и мы на пляже. Большая вода; есть и паруски. Один швертбот подходит к берегу. А ведь тоже хорошее место могло бы быть для питерских регат — считай, совсем под боком! Экипажи отдыхают — Ванюшка носится по песку, Костя окунается, остальные ограничиваются гуляньем и блаженным лежанием на пузе (по вкусу).

Наконец-то есть связь! Саша рядом, будут ждать нас чуть дальше на развилке шоссе. Позже решилась и проблема с SMS — всего-то надо было отключить на второй мобиле русский язык. И кто только додумался до русификации, при разношерстности-то трубок...

Вскоре в сторону Выборга двигалась уже целая кавалькада с тюками на крыше, возглавляемая неприлично шикарным по сравнению с хвостовой частью процессии чёрным Plimouth Crysler Grand Voyager'ом.

Еще одно лирическое отступление. Автомобили служат двум основным целям: возить хозяина и служить его престижу. Voyager неплох и для престижа, но ориентирован на первую цель. Возить хозяина с катамараном и всей командой в нем классно: на крыше минивэна только длинный пенал, а внутри можно равномерно раскидать барахло, надуть матрац — и экипаж отдыхает не хуже чем в палатке. А кто свободен от вахты — Маша с Андрюшкой — в принципе может придавить подушечку даже на ходу. Нам со старпомом приближающуюся ночь предстояло провести, и не пытаясь вытянуться, а уж как команда М99 кемарила в Москвиче впятером, считая рыжую гавкучую собаченцию Дару…

Граница

Вскоре после первого шлагбаума с предъявлением загранпаспортов справа заправка, где есть обменник с финскими марками и кафе (192 км трассы Скандинавия). Пьем кофе. Настроение бодрое. С утра за рулем — и ни в одном глазу, удивляется Константин. Так, и бензин долить доверха не помешает: хотя тут 92-й уже по 10.20 (под Питером 7.20-7.50), у финнов будет примерно по баксу.

Еще шлагбаум, еще... ага, приехали. Время — час ночи. Очереди действительно почти нет, по 2-3 машины в ряду. Заполняем декларации, по указанию таможенника вписывая в них и "катамаран парусный туристский разборный — 1 шт". А какое записать число мест багажа? Он же навалом — немеряно.

— Ладно, просто поставьте птичку, что ручная кладь есть. Давайте техпаспорт.

Пограндама за компьютером брезгливо удивляется: — вот едут, на четверке 93-го года в нашу экологически чистую зону. Тоже мне, гринписка, в нашу зону;...

Наконец, слава Богу, чистота нашей команды перед государством Российским заверена полагающимися штампиками, и путь открыт.

Но что это? Наша верная «четверка» не вынесла оскорбления: ближний свет разок-другой жалобно моргнул и погас. Вместе со всеми навигационными огнями. Вслед за Костей подруливаю к какому-то светящемуся огнями зданию. Ага, Duty-Free Shop, рядом парковка. Дальше будет финский пост, а тут, значит, нейтральная полоса. Приехали.

Начинается копание в блоке предохранителей; толку чуть. Костя достает из ремнабора устрашающего вида пассатижи, намереваясь для надёжности перезамыкать все подряд этим силовым инструментом. Но глаза начинают слипаться и голова трещит; умоляю отложить ремонт до утра. Кое-как заползаем на сиденья и с надеждой, что утро вечера мудренее, отключаемся до шести. Утром пострадавших прибавляется: на M99 подспустил левый задний баллон. Зато фаза вскоре нашлась (от выключателя габаритных огней отвалилась пластмассовая «мама» со всеми проводами). Все подключено и накачано, фары горят — вперед!

Теперь — финский паспортный контроль и таможня. Подлежащие демонстрации водка, кофе и колбаса предусмотрительно сложены в одну сумку. Первым подъезжает на досмотр Саша и идет с одним из таможенников в здание. Следом — Костя, но он почему-то почти сразу пилит куда-то дальше. Подруливаю я, торможу, но таможенный финн машет рукой: — Мошно, мошно! Чего можно-то? Жест явно значит «вали отсюда», и мы катимся к остановившемуся в сотне метров Косте. Видим щит с надписью «X-Ray Control». Ну, раз рентген — прощайте, три банки тушенки в мешке со шпангоутами.

Но оказывается, это всё! Никакого рентгена, граница позади! Эх, что ж мы мало водки взяли, да и тушенки тоже!

Наверное, увидев вслед за Сашиным автобусом еще две навьюченных мешками машинки, финны прикинули, на сколько времени будет блокирован пропускной пункт, если начать трясти этих русских туристов по полной программе. Макаровых пришлось подождать еще минут 10 — им действительно хотели устроить проверку груза, но Александр изобразил эскиз конструкции катамарана, таможня прониклась и дала добро.

Завершение сухопутной части

Щёлкните для увеличения Вознамерившись свернуть в сторонку и отдохнуть, мы на радостях тут же растерялись и потом долго искали друг друга, получая от проезжающих собратьев по загрантуризму противоречивые ответы:

— Да, с тюками на крыше, видели сзади.

— Да, они проехали вперед, пока мы тут стоим, но едут медленно, километров 80.

Рация не помогала, но наконец на М294 врубили мобильник и связь установилась; мы сориентировались по расстоянию до Хельсинки и скоро снова катили вместе.

Еще одно достойное упоминания приключение имело место по пути в Хельсинки, куда мы заезжать и не собирались, но прозевали нужный поворот на Ханко с объездного кольца «Kena Ring III». Движение по автостраде внезапно замедлилось, машины тормозили и прижимались вправо. Ползем вереницей в правом ряду. Вскоре обнаружилась причина — полицай. Форма черная, сам белобрысый, рожа квадратная — не хуже наших. Помахивает вместо полосатой палки какой-то штучкой с кружочком, сгоняя всех подряд вправо — и грузовики, и автобусы. Ясно, решили мы со старпомом, Хельсинки — город международных встреч, сейчас поедет какой-нибудь правительственный кортеж. Спасибо хоть так пропускают.

Через несколько минут впереди показались еще несколько полицаев, подскакивавших к машинам. За ними очередь кончалась, проверенные машины тут же уезжали. Может, террористов ловят? На всякий случай опять приготовили паспорта.

Но оказалась, что вся эта зачистка посвящена проверке на алкоголь! Вместо паспорта пришлось предъявить пасть в натуре и дыхнуть в извлеченную из конвертика и протянутую в окно полиэтиленовую трубочку. Со страху я едва дышал, полицай остался недоволен и затребовал повтора. Затем трубочка была вставлена в черную коробочку, которая не сообщила ничего подозрительного (да и откуда) — снова интернациональный жест «валите…», и мы повалили дальше. Больше полицейских на дорогах за все время езды по Финляндии нам не встретилось. А когда мы потом рассказывали про облаву, один финский парень сказал, что за 7 лет вождения он видел такое только однажды. Так что с шоу нам крупно повезло.

9-10 июля

Теплынь, даже жарища. Дети не вылезают из воды. Хозяйский пёс — старый чёрный лабрадор-спасатель Пики бегает по причалу и гавкает, не одобряя их прыжки в воду. Когда купанье затихает, Пики переключается на шашни с Дашкой (есть еще порох в пороховницах), беднягу из-за этого приходится даже закрывать в "Москвиче".

Щёлкните для увеличенияНам отведено место с краю территории марины, рядом лес, дающий тень — очень удобно. Саша с частью народа отправился на экскурсию и за покупками в Таммисаари, а мы с Костей собираем лодки. Раздается рокот приближающегося погрузчика, которым тут тягают яхты — он везет… холодильник. Такая вот любезность со стороны Эско, хозяина заведения. Протянут провод, и вскоре отоваренный провиант с комфортом охлаждается. Вечером намечен шашлык, или, как тут говорят, барбекю.

Но когда же в море? Костя первым собирает лодку и идёт прокатиться на пробу; уходит направо и возвращается с другой стороны, обогнув остров. Первое впечатление: островов — каша, заблудиться тут ничего не стоит.

В море!

11 июля

Ночью прошел дождь, но днем ясно. Ветер SW, насколько можно судить в глубине шхер. Порывистый, балла 4, а то и до 5.

Наконец, к середине дня все готовы. Выходим в 14.40. Саша и Костя решают выходить из узких проливов под мотором, а мы всё-таки под парусом. Конечно, приотстали, но ненамного. Несколько галсов, потом плес пошире, снова узкий канал — и вот уже вода, сравнимая с Волгой у Конаково. То тут, то там по берегам видны аккуратные домики, причалы, беседки. Если на флагштоке поднят вымпел — значит, хозяин дома. На воде оживлённо — встречаются то яхты, то моторки, то крупные морские катера. В основном под финскими флагами — синий крест на белом поле, но попадаются и шведы, и кто-то ещё. У нас на вантах подняты российские флаги. Обмениваясь приветственными взмахами рук со встречными яхтами, чувствуем гордость за трепыхающийся маленький самодельный флажок!

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

Бодро продвигаемся вперед. Воды постепенно становится больше, земли меньше; а больше простор — больше и волна. «Феникс» и «Флайт» идут зарифленные, мы — под одним гротом. Не отстаем!

Время 18 часов, скоро должно показаться море. И тут что-то случается с лодкой. Приводит, никак не удаётся набрать ход. Ничего не выходит, катамаран не управляется! Наши спрашивают по радио, что стряслось. Заглядываю под трамплин — шверт как-то странно торчит вперед. Вернуть на место, тягая за оттяжку, не удаётся. Подходит под мотором Саша, мы цепляемся на буксир и идем под защиту наветренного берега, где можно сделать привал. Пинок веслом, и шверт встает на место. В чем дело, непонятно; но вроде все в порядке, и в 18:30 идем дальше. Эта спешка нам еще выйдет боком, пока «привычный вывих» шверта не будет вылечен окончательно.

Щёлкните для увеличенияЕще полтора часа лавировки, и наконец шхеры остаются справа; на юге — открытый горизонт. Поворачиваем на Ханко; теперь можно идти одним галсом. Пора думать о стоянке, и как раз тут замечаем справа большой песчаный пляж. Слева от него частный домик, но он стоит в сторонке, уже в лесочке на скалах. Справа видны несколько машин. Каменистые островки и мелководье по колено гасят волну, подходим к пляжу легко. Жанна выясняет у аборигенов, что это не приватная территория, тут можно отдыхать и остановиться. Ура! Места много, нам никто не мешает и мы никому не мешаем.

Щёлкните для увеличения Определены координаты — 59°49'38" N, 23°07'17" O. См. карту перехода

Ставим палатки. Дело доходит до накачки матрасов, и тут обнаруживается потеря: я не привязал насос-"лягушку", и его с нами больше нет. Плохо дело.

Щёлкните для увеличенияКостя решает заночевать прямо на катамаране, поставив на нем палатку. Это новшество! Правда, часть экипажа в лице Жени бунтует и отправляется на береговой хутор, решив провести ночь в отдельной хатке на твердой земле.

Испытания проходят успешно, палатка хоть куда! Экипаж «Феникса» при необходимости может заночевать где угодно, хоть в камышах, хоть на яхтенной стоянке в городе.

12 июля

Щёлкните для увеличения Ночью вдувает; проходит несколько дождевых зарядов. Утро ясное, но ветер мало того что усилился до 5-6 баллов, так и зашел на W — в морду. Решаем в море не выходить, но сменить место лагеря — на берегу заливчика в полукилометре виден маленький пляжик между скалами, совершенно закрытый от ветра.

Ведём туда лодки по отмелям пешком. Обосновавшись на новом месте, предлагаю отправиться пешей экскурсией в Ханко — до города должно быть километров 7-8. Повод есть — купить новую «лягушку», ну, и чего-нибудь вкусненького.

Недалеко от нас за мысом еще один большой пляж, на котором много детей. Несколько зданий, похоже, это что-то вроде детского лагеря. Стайка его обитателей окружает нас и начинает знакомиться; барышня постарше тут же заявляет, что это место private и шляться здесь всяким-разным не положено. Дорогу нам показывают, и мы с достоинством ретируемся. Выйдя на шоссе, по указателю определяем, что мы находимся в месте под названием Breidablick. Есть автобусная остановка, но вот когда будет автобус?

К счастью, идти весь путь пешком не приходится: после нескольких неудачных попыток голосовать очередной лимузин тормозит, и пожилой господин подвозит нас прямо в центр Ханко. Оказывается, он позавчера даже видел наши лодки в море. "Сколько мы Вам должны?" — No, no. Улыбка и прощальный взмах руки.

Щёлкните для увеличенияПрогулка по чистым аккуратным улочкам, и мы в магазине лодочных принадлежностей. Ура! Мощные «лягухи» имеются; цена — 149 марок. Это, значит, рублей 600. Дороговато, но и в Москве они немногим дешевле. Берем. А вот спортивная одежда кусается вовсю: от идеи присмотреть старпому новую штормовку приходится отказаться, цены начинаются где-то с 1000 марок. Назад, нагрузившись провиантом, возвращаемся на такси. Водила в белой рубашке и при галстуке приветливо улыбается, открывает багажник и лично укладывает наши пакеты. Мягкое покачивание в роскошном салоне. 10 км — 90 марок. В общем, заграница.

13 июля

Ветер не стихает, и, хотя место замечательное и отдыхать тут можно сколько угодно, в народе чувствуется беспокойство и уныние. Мы ж не сидеть на пляже приехали, и так времени мало.

Щёлкните для увеличения Костя предлагает, если ветер не изменится, пойти завтра в сторону Хельсинки. Всё не сидеть на месте. Ну, посмотрим, что там будет завтра. Идея идти по ветру назад не по душе.

После обеда, кажется, немного стихает; выхожу покататься в одиночку. Действительно, дует балла на 4, порывами до 5. Кататься хорошо, но, когда выхожу из-за защиты островков на фарватер, волна до метра с лишком показывает, что идти гружеными было бы тяжело. На горизонте сгущается очередная хмарь, иду назад. Заползаю в палатку подремать; хмарь обернулась налетевшей грозой с ливнем и шквалом, свистит... Один из таких зарядов утащил оставленный на якоре-кошке катамаран в камыши, пришлось брести за ним через весь заливчик. На песке, даже с водорослями, кошка совсем не держит, ползёт.

14 июля

Щёлкните для увеличения Скажем так, тенденция к улучшению погоды.

Решаем идти; стартуем по нашим меркам рано: в 10. Дует баллов на 5, волна, как и вчера — до метра, а то и поболе. То и дело окатывает брызгами; охота поснимать, но старпом «в такую шальную погоду, когда нельзя доверяться волнам» сидеть на руле отказывается. Длинный галс вдоль берега и контргалс в море. Ничего, идём. Проходит полтора часа. Саша приотстал, решаю подождать его под защитой скалистого островка. Дрейфуем. Кажется, чуть цепляю швертом — и он снова вывихивается вперед и заклинивает.

Щёлкните для увеличения Выбрасываемся вместе с подошедшим «Флайтом» на крупногалечный подветренный берег, лезу в накат и вправляю шверт — черт побери, за что же он цепляется?! Подвязываю страховочную оттяжку (увы, не угадав длину). Отходим; похоже, что раздувает сильнее, на выходе из-за островов болтает на битой волне. И тут шверт опять клинит! В довершение Костя, высаживавшийся подождать нас на островок, сообщает по радио, что у него дырка в баллоне. — «Продержусь, но надо клеиться». Славно покатались.

Сзади, недалеко, остался остров с пляжем, закрытым от ветра. Решаем выброситься туда для ремонта. Чтобы увалить лодку, помогаю рулю веслом, и мы буквально летим по ветру к острову. Рядом с пляжем дом, но там никого нет. Как таковой дырки на баллоне «Феникса» не видно, однако протертое о камень место травит, подклеить надо.

Щёлкните для увеличения Теперь наша очередь. Заваливаем «Сполох» набок, и картина проясняется. Собственноручно вкрученный в щечку подвески болт, призванный не давать шверту уходить вперед, оказался той самой «защёлкой», которая его в этом положении фиксировала. И ведь на Весенней регате в весьма свежую погоду всё было хорошо, я счёл испытание достаточным. Ан нет — болтанка на настоящей волне совсем другое дело. С надлежащими матюками болт вывернут, отрегулирована оттяжка. С этого момента проблемы со швертом исчезли. (После похода было замечено, что подразболталось крепление щёчек подвески к подмачтовой трубе, выполненное на Ветре стержнями из нержавейки с расклепанными концами. Заменил болтом.)

Тут обнаруживается новое горе: при предыдущей высадке на булыжном берегу забыта сидушка. Ну, лишних 2-3 км — не крюк, решаем за ней зайти, тем более, что мы уже готовы, а остальные собираются «минут через 15». Время — 15:00. Катамаран идёт лихо, шверт больше не выпендривается. Сидушка найдена и приятно устроилась на штатном месте под шкиперской задницей. Совсем другое дело! Только вот товарищей не видно; мы всё-таки здорово оторвались, да и вид на паруса сейчас «с ребра». Хорошо, что связь по радио надежна — спасибо Виталию Святенко, сделавшему апгрейд нашим стареньким «Электроникам». Наконец проходим Ханко, к которому стремились все эти дни. К западу от города — грузовой порт; потом идет огромный загибающийся на юг пляж, около которого гоняют серфы. Решаем подождать на этом пляже ближе к мысу.

Щёлкните для увеличенияНа самой оконечности мыса стоит большая белая башня, которая вблизи оказывается не маяком, а чем-то вроде диспетчерской — широкие окна наверху, крутится пара радаров на крыше, внизу вертолетная площадка. Заметив перегораживающую пляж полосу колючки, меняем планы и укрываемся от ветра за высоким скалистым островом напротив мыса. 17 часов. В обе стороны, на восток и на запад, идут мимо по фарватеру яхты и катера. Оживленное место!

Подходят остальные, и после небольшого привала в 18:00 идём дальше. Пройдя через пролив, видим широкий простор. На северо-запад уходят острова; нам — туда. Материковый берег остаётся сзади, мы входим в Архипелаг. Щёлкните для увеличения Теперь курс стал полным, почти галфвинд. Идём все вместе. Саша сообщает, что по показаниям GPS скорость держится на уровне 13—15 км/час. Два часа хорошего хода, и в восемь подходим к островку с названием Stenharu.

Неширокий пролив, от ветра и волны место защищено неплохо. В лесу рядом с берегом виднеется какое-то невзрачное строеньице, видимо, заброшенное. Оказалось — рабочий сарайчик на понтонах, ржавая кровать, какие-то тряпки... Место для палаток найдется. Останавливаемся. День был тяжел, но зато какой этапный переход! Наши координаты: 59°53'45" N, 22°38'37" O. См. карту

Вечером, когда ветер стих, мимо прошла группа байдарочников на остроносых пластиковых лодочках — наверное, тех самых, которые где-то в этих краях можно взять напрокат.

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

15 июля

Пасмурно, но ветер попутный: юго-восток! Балла 3-4. Сегодня попробуем поставить и стаксель. Ставится он у нас нештатно, на балансирном рейке, причем в первый раз. Никаких стопоров и сложных проводок-регулировок (всяких концов и барахла на палубе и так достаточно): пока просто шкот, передаваемый в ведение старпома.

Щёлкните для увеличенияВыходим в 11:20. Решаем зайти на остров Rosala пополнить запас харчей. Там небольшой посёлок, яхтенная стоянка (даже не одна; на вторую, где есть заправка, мы заходили на обратном пути). От Rosal'ы отходим в 14:30. Ветер усилился и отошел к востоку — фордак! На выходе из узкого пролива получили такой порыв, что хотел было тут же смайнать грот, но ушедшие вперед Саша с Костей (опять выбирались из узости на моторе) говорят, что дальше ничего страшного. Ну что ж, идем. На чистой воде дует ровно, баллов 5. Идём около 15 км/час. Понемногу ветер свежеет, по мере удаления от прикрытия пошла и волна.

Hосы поплавков «Ветра» — симметричные, веретенообразные и достаточно полные, ведут себя на волне хорошо. Если и входят в волну, обтекание гладкое, ощущения торможения и зарывания нет. Основные брызги летят тогда, когда заплескивает до крепления носовой балки. На нашем старом катамаране на таком ходу взлетали бы метровые фонтаны из-под тупоносых баллонов. Правда, «Сталкеру» приходилось хаживать и по большей волне, и он не подводил.

Однако, давно пора рифиться. Разгон волны растет с каждым пройденным километром, а фордак на 6 баллах — удовольствие до поры до времени! Встречные яхты прикладывает на лавировке градусов до 45, со стороны смотреть страшно. Но мы сейчас идём замыкающими, так что решение притормозить логично ждать от лидеров, Кости с Сашей. И вот М99 радирует: «Ну его к черту, сбрасываю грот!». Мы сразу делаем то же самое. Площадь парусности уменьшилась с 10 до 2 квадратов, скорость — до 8 км/час. Неподалёку идёт яхта, и тоже под одним стакселем — вполне хватает.

Идем почти посередине открытого пролива между большим островом Vano и цепью островов поменьше с юга и другой группой островов, образующих «северный берег». Похоже, южные острова выгоднее как прикрытие от волны, и мы потихоньку прижимаемся к ним. «Флайт» спускает грот, встав носом на ветер, и оказывается сзади; а «Феникс» пересекает впереди наш курс направо и уходит севернее. У Кости что-то случается с радио, связь пропадает. (Как оказалось впоследствии, на рацию... нечаянно сели, и у нее отломилась антенна. С этих пор для выхода на связь Костя прижимал антенну со сломанным разъёмом руками).

Так и разъезжаемся: Костя пилит по северной стороне, мы по южной, а Саша пытается нас собрать. Но идти теперь на другую сторону совсем не хочется: посередине колбасит, да и островов с севера поменьше, а тут, в 100 метрах от берега, действительно тише, и вообще как-то... уютнее. Щёлкните для увеличенияК счастью, больше не раздувает, даже, кажется, начинает стихать.

К вечеру действительно стихает; уже семь — пора искать стоянку.

Впереди восточный берег острова Skargarden. Договариваемся, что мы зайдем посмотреть. Заливчик; камни, островки... зашхерились. Но на берегу жуткие заросли стланика и камни — ступить некуда. Говорим по радио, что надо искать дальше.

Щёлкните для увеличенияИ Костя (к тому времени присоединившийся к нам) находит хорошее место чуть севернее — там за береговыми зарослями открытая лужайка, среди кустов можжевельника и шиповника найдутся и места для палаток. День опять этапный. 59°52'53" N, 21°54'46" O.

См. карту перехода

Щёлкните для увеличения


16 июля

Ночью откуда-то с юга накатила страшенная гроза, а сейчас NW 2 балла. Это бейдевинд, а то и лавировка. Вышли только в 13:20. С утра было ясно, но потом небо затянули мягкие слоистые облака.

Щёлкните для увеличения Здесь мы уже привыкли к тому, что где-то в море всегда виднеются паруса яхт. Но что там показалось за цепью островов впереди по курсу — неужели настоящий парусник? Высокие серые паруса неспешно пересекли наш курс и повернули навстречу. Вскоре стало видно всё судно — гафельная шхуна. Стоят кливера, в бинокль виден шведский флаг на мачте. Костя закладывает поворот, и М 99 устремляется к шведу, вызывая встречный ажиотаж у катающихся на нём туристов.

Что красивее всего на свете? — Танцующая женщина; лошадь, скачущая галопом; корабль, идущий под всеми парусами...

Щёлкните для увеличения Кто сейчас видел воочию корабль под парусами? Ушел в прошлое один из эталонов красоты. Встреченное нами круизное судёнышко с большой натяжкой можно назвать «парусным кораблем», но все равно вид его парусов волнует душу, и ещё долго у всех нас приподнятое настроение.

К 18 часам ветер свежеет до 4 баллов. Лавируясь, подходим к о. Vidskar. Все, сегодня дальше не пойдем — до следующих островов далеко, а тут хорошее место на галечном пляже.

В нескольких километрах фарватер, ведущий к Турку; иногда по нему проходят большие суда. Палатки ставим на такой же гальке повыше. Впервые попадается кострище — выложенный из камней круг. Берег и остров выглядят совершенно дико, никаких домиков. По этому случаю детям разрешается разжечь костер — что они тут же и делают (разумеется, на новом месте!).

Щёлкните для увеличения    Щёлкните для увеличения

Гуляя по острову, доходим до каменной пирамиды на южной возвышенности. Пирамидки поменьше попадались на островах в шхерах не раз. Наверное, это старые навигационные знаки. Интересно, сколько же им лет? См. карту перехода.

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

17 июля

Щёлкните для увеличенияТуман, да такой, что видно только метров на 100. Как обидно — ветер сменился на SO, попутнячок! А приходится ждать. К двенадцати туман чуть редеет, и решаем выходить. На случай, если растеряемся, договариваемся встретиться на северной стороне острова Kokar в прямой видимости с фарватера: хорошо размеченный фарватер послужит линейным ориентиром, не проскочишь. Так как Костя твердо решил остаться больше чем на 3 недели и идти после Аландов дальше, он может не спешить и перейти в автономный режим уже сейчас, но все-таки постараемся пока идти вместе.

Старт в 12.20. И сразу расходимся. Костя вышел на 10 минут раньше и поджидал нас, выйдя чуток на ветер. Мы с Сашей, отойдя от пляжа, сразу пошли полным курсом к югу, и маячивший в тумане тенью бледной парус "Феникса" исчез (Костя ожидал, что мы пойдем за ним, и двинулся вдоль северного берега: с какой стороны огибать остров, мы заранее не договорились!). Напряженно вслушиваемся в звуки. К счастью, как только отходим от острова, видимость возрастает почти до километра. Слышим, а потом и видим проходящий в стороне явно не на полном ходу катер.

Щёлкните для увеличения Ветер 3 балла, попутный, 5-6 км/час. Мы с Сашей идём рядом; вскоре ещё проясняется, и видим Костю, идущего севернее параллельным курсом. В 14:30 проходим остров Stora Revet. Сегодня наше плавание спокойно и неторопливо. Даже, пожалуй, слишком: ветер скисает до двух баллов, одного...

Входим в острова; М99 пропал из виду. Саша заводит «Mercury» и берет нас на буксир. Полчаса идем под мотором по проливчикам шхер у восточного побережья Кёкара, выходя на северную сторону. Опять пошел ветерок; вот и фарватер, а вот впереди и бело-сине-красный парус! Костя, не забираясь в острова, под полной парусностью пришел даже чуть раньше нас. По фарватеру оживленное движение: яхты идут просто гуськом.

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

Высаживаемся на берег и, преодолев стену травы, обнаруживаем чернику. До того попадалась еще зеленая, а тут уже вполне кондиция! Простояли почти час, с 17:05 до 17:55. Яркое солнце, бакштаг 3 балла — идём дальше, к группе островов Foglo.

Подошли мы к ним через час; солнце к этому времени прикрылось дымкой. Hа этот раз мы оказались мористее, а M99 севернее, где уже погуще острова. Впереди виднеется крупный лесистый остров, можно поискать стоянку. Время 19:30, и тут снова падает туман. Пропал горизонт, заструились вокруг белые клубы — всё, молоко. Подходим к острову, но для стоянки он непригоден — наверху есть лес, но внизу камни, лбы, крутой берег. Огибаем его и идем дальше; Костя сообщает по радио, что тоже видит остров, где, похоже, можно остановиться, что он и хочет сделать. Но какой это остров? В надежде дать знать, где мы, палим из ракетницы — увы, не видно и не слышно.

Так и вышло, что экипаж «Феникса» начал автономное плавание на несколько дней раньше намеченного срока. Что было с ним дальше — читайте в дневнике Константина.

А мы, вскоре выйдя на веху ведущего вглубь островов фарватера, пошли по нему. Туман поредел; в 20:30 Саша врубил движок, и ещё через полчаса морской пейзаж сменился речным — пролив, а вокруг земля. Место для лагеря пришлось искать почти час, первое причаливание оказалось неудачным: густой лес, недалеко дом и какая-то стройка. Но в итоге местечко нашлось, и, как тут получалось всякий раз, непохожее на предыдущие и по-своему красивое. Финиш в 22 часа; GPS и карта говорят, что мы на острове Grano.

60°00'00" N, 20°30'06" O. См. карту перехода

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

18 июля

Днёвка. Пасмурно, тепло, тихо. Есть надежда, что, если Костя пойдёт по этому фарватеру, мы снова встретимся. Саша натягивает 5-метровый оранжево-красный тент — не увидеть его, идя по фарватеру, невозможно. Но скоро становится ясно, что ждать не стоит: доброго ветра так и нет, зато то морось, то туман. Видимость плохая. Разок через облака проглядывает и солнце, но ненадолго. В такую погоду лучше стоять.

Открыв при подготовке этого отчета купленную позже туристскую карту Аландов, обнаружил, что остров Grano — заповедник. Простите, люди добрые финские: сами-то мы не местные, не знали.

19 июля

Пасмурно, но облака поднялись и видимость хорошая. Старт в 11:15. С попутным ветром бодро бежим по проливу вглубь. На карте впереди обозначены дорога и мост, но ведь фарватер — значит, пройти можно. Эх, обратить бы внимание на цифирки «5,3», нанесённые на карту у моста. А оказались они нанесены и на сам мост, обозначая высоту пролёта. Пришлось, чтобы не возвращаться, вспомнить любимый Безбородовский мост и валить мачты. Мы-то гадали, что так веселились, помахав нам, сидевшие в одной встречной лодочке двое дедков! А как же яхты с высокими мачтами? Есть и они — стоят себе у причалов и по эту сторону моста, и по ту.

Взятие моста занимает час с лишним. Но вот снова ветер в парусах, и скоро пролив остается позади — впереди открытое море. Облака рассеиваются, светит солнышко. Саша предупреждает, что тут уже ходят паромы.

Щёлкните для увеличения Выйдя на простор, сразу же видим первый. Зрелище, действительно, впечатлящее: по морю идёт огромный дом. Старпом, завидев его километрах в трёх, требует срочно сменить курс куда-нибудь нафиг вбок и вообще выброситься на берег. И ладно бы паром шел один, но тут просто трамвайная линия! Viking Line, Silja Line, FinnLine, SeaWindLine, и все чешут туда же, куда и мы, и яхты — к мысу Herroskatan, у которого поворот на Мариехамн и дальше в море. В самом деле, смотреть тут надо в оба. У самого мыса — настоящий перекрёсток. Небольшой остров делит линии движения судов в разные стороны; ширина фарватера между мысом и островом, наверное, около метров 50 — во всяком случае, меньше длины паромов.

За островом, следуя фарватеру, корабли выписывают зигзаг. Нам-то можно идти прямо, но горизонт затягивает очередная туча. Рука не лежит править на неё, и незаметно я забираю слишком к югу — хорошо, что Саша, вовремя сверившись с GPS, возвращает на путь истинный. С юга открытое море, справа, с севера, тянутся берега островов. Туча незаметно рассеивается в стороне, но солнце поблекло, горизонт как-то сужается... Опять туман! Курс пересекает белый язык, словно сметана выливается из опрокинутой банки. Буквально минута-другая, и ничего не видно! Становится неприятно. Хорошо хоть монстры здесь идут уже мористее (хотя тоже не так далеко), а вот катера и яхты там же, где и мы.

...Через два дня мы сами оказались на пароме и попали в такой же туман. Паром несколько сбросил ход, в туман понеслись гудки. Удалось добраться до рубки и спросить — увидят ли они на своем радаре маленькую лодку с металлической мачтой высотой 6 м? Сказали, что в такую погоду (ветер был слабый) увидят, а вот если волна побольше — нет. Краем глаза вижу черный круглый экран, весь испещренный зелёными точками и линиями. Да... Пожалуй, приведется еще пойти в эти места — надо серьезно подумать о складном отражателе.

К счастью, на этот раз туман рассеивается быстро.

16 часов. Уже недалеко должен быть поворот на север, в пролив к Мариехамну. Ветер усиливается до 4-5 баллов и заходит к W, приходится закладывать контрагалсы. 17.20. Входим в узость. "Флайт" приотстал, и Саша сообщает, что переходит на мотор — от яхтенного плавания у него остались не очень приятные воспоминания от расхождения с паромами на узком фарватере. Ну, а мы пока под парусом: после поворота имеем галфвинд-бакштаг и бежим очень бодро, свобода манёвра есть.

Щёлкните для увеличения Ещё час хода. Сзади показывается солнце и синее небо; вся облачная хмарь, как ножом отрезанная, уходит на северо-восток. А впереди из-за очередного поворота — город и лес мачт. В 18:30 мы напротив Мариехамна.

Ищем кемпинг Mokelo, где запланировано остановится. Подходим к берегу, спрашиваем... Люди приветливы, но английский тут не очень в ходу — переговоры идут с помощью рисования на бумажке. Кемпинг дальше. Но вот напротив уже центральная часть города с портом и музейным кораблем «Pommern», а никакого кемпинга нет и в помине. Видим незастроенный участок берега, какую-то пристань, тропинку — причаливаем, потеснив семейство лебедей, и идём в пешую разведку.

Кемпинг оказывается рядом, в каких-нибудь 200 метрах, но... по другую сторону острова! Обход — несколько километров. Но делать нечего. Остановиться переночевать можно было бы и прямо тут, но нам нужно «официальное» место, чтобы завтра можно было оставить лагерь и уйти на весь день в город.

Значит, надо обогнуть остров. Как нам сказали, для значительного сокращения пути можно воспользоваться узким каналом, который годится для лодок с малой осадкой. Сильный встречный ветер, все устали — решено идти в кемпинг под мотором.

Вскоре была обнаружена искомая протока, перешедшая в прорытый канал шириной не более 10 м. Глубина кажется пока достаточной, и мы идем на малых оборотах, всматриваясь в воду, чтобы обнаружить камень или мель. Мешает солнце — идём прямо на него, слепит глаза.

Уже на выходе из канала мы услышали удар, мотор откинут и заглушен, но это не камень! Мы с недоумением увидели зацепившиеся за нос «Флайта» витки какой-то проволоки, а через мгновение недоумение сменилось ужасом — над нами ЛЭП!

Три провода, по паре здоровых стеклянных изоляторов у столба. Один из нижних проводов оборван — он на лодке!!! Но экипаж в порядке, кричат, что ничего не почувствовали. Через пару секунд наша мачта проходит под оставшимися проводами. Она примерно на полтора метра ниже, чем у Саши...

Провод сбросили в воду, мотор завели, дошли до кемпинга по уже попутной большой волне. Скатываясь с волны, мы догоняли «Флайт», казалось, что буксирный конец вот-вот намотается на винт. И до сих пор гадаем, что нас спасло. Первой мыслью было, что линия вообще отключена. Но с какой стати? (Вскоре мимо кемпинга по дороге в сторону обрыва, а потом назад проехал жёлтый фургончик, похожий на аварийку).

Скорее всего, спасли нас меры предосторожности, принятые на такой случай финскими электриками (наверное, мачта М294 была на этом проводе не первой). Немыслимое дело — порвать неслабый провод ЛЭП! Легко, чуть потеряв ход. Значит, было предусмотрено специальное слабое звено. И не только механическое. Повидимому, стоит автомат, сравнивающий токи в проводах и мгновенно отключающий линию при самой малой утечке (есть бытовые розетки с такими устройствами). На следующий день завалили лодку — никаких следов на мачте и стоячем такелаже не обнаружилось. А помнится, на мачте «Янтаря» В.Закладного при сходных обстоятельствах осталась прогоревшая отметина на память о встрече с линией от дизельной электростанции в селе Лямца.

Коллеги-парусники, около берегов чаще смотрите вверх, на небо! Хрен с ними, с камнями...

Около кемпинга большой песчаный пляж, защищённый от наката мелководьем. На его краю у камышей и разместились наши катамараны. Примерно через час после нашего прибытия подошли двое парней в зелёной форме, но при белых рубашках.Представились: финская береговая охрана. Улыбчивые и приветливые. Проверили паспорта, посмотрели катамараны, а услыхав о нашем клубе, сказали: «Передайте вашим товарищам: не надо сюда плавать на таких лодках — у нас тут и яхты терпят аварии». Действительно, глядя на катамаран на берегу, не скажешь, что это надёжное и мореходное судно, на котором в шхерах можно ходить, пожалуй, более уверенно, чем на яхте.

См. карту перехода.

Щёлкните для увеличения
В кемпинге. Все тревоги позади.
Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

20-21 июля

Щёлкните для увеличения 20-го мы гуляли по Мариехамну, который в эти дни готовился принимать какой-то рок-фестиваль. Самая интересная для нас достопримечательность — «Поммерн», приписанный к Мариехамну парусник, в начале 20 века много походивший по свету, в том числе и вокруг Горна, а теперь превращенный в музей.

Саша с Людой заглянули в порт и выяснили, что расписание паромов даёт возможность смотаться с утра на весь день в Стокгольм и к ночи вернуться, причем билеты туда-обратно обойдутся в 30 баксов на человека. Как я ни тяжел на подъем, от такой авантюры отказаться трудно. Оставив в кемпинге на Аландах наши палатки и катамаранчики, в 7 утра 21-го мы все вместе погрузились на один из паромов «Viking Line» и провели день в режиме традиционного загрантуризма. Паромы четко ходят по расписанию, и сама по себе поездка происходит столь же просто и обыденно, как на речном трамвайчике или даже на электричке. Только комфорт... побольше. Пограничной бюрократии на финско-шведской границе нет; мимо окошечка «Passport Control» мы проходили, но паспорта никто даже не доставал.

Если интересно — поглядите фотографии Мариехамна и Стокгольма.

22 июляЩёлкните для увеличения

Пора в обратный путь. Погода наконец установилась; ясно, 3 балла с S — SW. Выходим в 13:15, через три часа мы у «поворотного» мыса Herrensgatan, в 18 — у Foglo. Второй раз под мост, конечно, не пойдём; севернее есть пролив, где вместо моста ходит паром.

Щёлкните для увеличения В семь проходим поселок Degerby; ветер стихает, а в проливе, его нет вовсе. В 19:25 Александр запускает мотор, под которым мы и идём между островами. Уже недалеко от выхода в море останавливаемся. 20:30, 59°50'46" N, 20°25'06" O.

Поставив палатку и наскоро поужинав, заваливаемся спать. А у Саши еще хватает энтузиазма заняться рыбалкой!

Щёлкните для увеличения23 июля

Ясно, ветер южный, балла 3, иногда порывчики. Наш путь — точно на восток, причем сегодня почти все время по открытой воде. Выходим только в 14 часов (надо ж было одолеть богатую уху и жарево).

К семи вечера подходим к земле — острову Kalo. С юга не очень удобные и населенные берега, потом высокие скалы... но за ними, перед очередной приватной бухтой с домиком, находится местечко и для нас.

20 часов, 60°04'35" N, 21°22'41" O.

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

Тихий ясный вечер, тихо и ночью. Из-за дальних островов на севере, где фарватер, гудят паромы — может, там опять упал туман?

24 июля

Щёлкните для увеличенияНа воде — зеркало. Значит, сегодня будет моторный день. Выходим в 10:30. В 13:15 мы на острове Aspo, покупаем хлеб здешнего печения и при нас принесенных из коптильни окуней и камбалу. Вся лавка — угол в сарае у причала, на другой стене развешаны сети и поплавки. Белые булочки какие-то пресные, а вот черная ржаная буханка просто тает во рту, куда до неё московским коврижкам. Рядом вполне городская будка с мороженым, которому также отдаётся должное. А вот бензина тут нет.

Щёлкните для увеличенияВскоре, заметив небольшой пляжик, останавливаемся на острове Bergholm, недалеко от высокой наблюдательной вышки. Час купанья. И снова фырчит движок, молотя километр за километром — около 8 км/час. Штиль весь день, если и пойдет иногда рябь — так с SO, точно в нос... Море зеленое, весь планктон поднялся к поверхности — цветет вовсю.

Следующий заход на Borsto, но и тут на стоянке бензина нет. Говорят, что заправка есть на Rosal'е. Ну ничего, запас еще есть (с собой были взяты две 10-л канистры). Останавливаемся на ночлег в 19:30. Остров Storon, 59°'39" N, 22°04'43" O.

25 июля

Щёлкните для увеличенияСтартуем в 10:45. Ветерок есть, но слабый и встречный. Упражняемся в лавировке до 11:30, пока нас не догоняет на моторе Саша. Увы, и сегодня день не парусный. Штиль и полное безделье на буксируемой посудине способствуют дремоте и ленивым размышлениям, выливающимся в афоризм: — Самое приятное в моторе, это когда Саша его глушит; а самое неприятное — если он потом не заведётся. К чести «Mercury» — неприятности ему оказались несвойственны.

Щёлкните для увеличенияПо пути заходим на спрятавшуюся в скалах стоянку на Vano. Под мотором мы идём, считай, как яхты: от стоянки к стоянке. Своя приятность есть и в этом — можно то перекусить, то купить открытку; а на Vano Маше достается обновка: красивый и теплый «крестьянский» белый свитер из шерсти овечек, что пасутся тут же на острове.

Вот и Rosala. Заправляемся, и снова в путь. Жара изматывает; в 16.45 останавливаемся искупаться на крайнем островке перед большим открытым пространством. Впереди переход до Ханко. В 18.30, где-то на полпути появляется ветерок: 2-3 балла, но, увы, точно в морду, так что продолжаем идти под мотором. 20:53 — проходим башню на мысу. 22:45 — причалили на старом месте у Breidablik'а. Возвращаясь на старую стоянку, чувствуешь себя как дома.

Щёлкните для увеличения Щёлкните для увеличения

26 июля

Выходим в 12:15. Дует слабый встречный ветерок. «Флайт» снова пойдёт под мотором, а мы решаем последний переход пройти под парусом. Сначала лавировка с преимуществом правого галса, потом ветер немного отходит, и удаётся идти одним галсом всё время. Прошли выступ материкового берега, и только повернули налево в шхеры — ветер, вместо того чтобы лучше наполнить паруса, скис окончательно. Макаровы к этому времени ушли вперед и остановились подождать нас и покупаться, а нам пришлось километра три то подгребать, то ловить слабые дуновения ветра. Наконец снова чуть потянуло... и тут я свернул не в тот пролив, так что Саше пришлось нас оттуда вытаскивать. Хорошо, недалеко. Если бы не подробная карта и GPS, бродили бы в поисках нашей стоянки до вечера. Так что завершилось плавание всё-таки под мотором.

Щёлкните для увеличения

27 июля

Мы уехали, а команда «Флайта» отложила отъезд и в этот день рванула в Хельсинки — добрать недополученных на море ощущений от водной стихии в аквапарке.

Из впечатлений обратной дороги: на этот раз тягомотная 4-часовая задержка на границе. Пятница здесь не лучшее время. Потом, от Выборга, гонка под проливным дождём до Питера вслед за фурой, когда ни черта не было видно, кроме её габаритных огней. Если бы не эта фура, не успели бы к разводу мостов. Успели, и даже посмотрели, пристроившись у Эрмитажа. Веселье, музыка, толпа народу — видимо, главная тусовка в ночном Питере.

Глубокой ночью, когда уже пустынно на дороге, ехать хорошо. Рассвет, несколько часов отдыха, посудно-фарфоровые ряды за Новгородом, заезд в Валдай, заныканный тверским гаишником стольник — прозевал засаду.

Наконец, заглушен мотор. Мы вернулись, мы дома! Черт возьми, мы это сделали!

Выводы

Общая картина

Ходить в парусные походы по финским водам можно, ходить там интересно и приятно. Если ехать в Финляндию на автомобиле, дополнительные сложности организации похода и материальные затраты не так уж велики. Возможности Финляндии для парусного туризма просто неограниченны: от некатегорийных отдыхательных плаваний (кроме шхерных морских районов, есть еще и огромная озерная система) до... на сколько хватит духа и времени. Единственное, чем мы остались недовольны — это тем, что у нас было только 3 недели. Косте Фёдорову и его славному экипажу на «Фениксе» удалось в полной мере осуществить свою задумку — сходить в Швецию. Скоро будет готов их отчет об этом замечательном плавании.

Преимущества региона по сравнению с близкой по природным условиям Карелией — во первых, это море. Балтика. Во-вторых, мы попадаем в страну и даже страны, где просто интересно побывать как туристу, соприкоснуться с другой жизнью и культурой. В третьих, здесь практически нет воровства и преступности: не ждешь неприятностей на берегу. Народ зажиточный, спокойный и доброжелательный.

Наконец, здесь полностью решаема проблема связи: в дополнение к рациям SB диапазона (их использование не требует лицензии), а то и вместо них надо просто иметь мобильники. Сотовая связь полностью покрывает территориальные воды. Можно позвонить в Москву (или, что намного дешевле — обмениваться SMS-сообщениями), при необходимости связаться с другой лодкой на любом расстоянии, вызвать морскую спасслужбу.

А с хорошим телефоном, наверное, и смотреть прогноз погоды в Интернете, и выкладывать свежие впечатления в конференциях.

Естественно, условия плавания на открытых переходах могут быть тяжелыми, а погода — неустойчивой. Нам сильно досаждали туманы. Сравнивая с Белым морем, Ладогой и Онегой, отметим, что тёплая вода делает обстановку менее суровой. А вот навигация в финских шхерах посложнее из-за огромного количества островов. Без GPS туго.

В море здесь почти всегда видны паруса. Много яхт и катеров, как правило, идущих точно по определённым фарватерам. На морских трассах имеется оживленное движение крупных судов. С одной стороны, это даёт шансы на получение помощи в экстренной ситуации, с другой — может быть опасным при плохой видимости.

Место для стоянки надо искать заранее. Скалистые мелкие острова непригодны для стоянки; хорошие места на островах побольше обычно заняты частными усадьбами. Песчаные пляжи очень редки; как правило, мы стояли или на булыжно-галечном берегу, или на пологих плитах (в воде они чертовски скользкие, будьте осторожны).

Суда

Напомним, что в походе участвовало два самодельных 13-метровика «Феникс» M99 К.Федорова и «Флайт» M294 А.Макарова (обе лодки построены К.Федоровым), а также «Сполох» M150 Г.Шмерлинга (Ветер с некоторыми переделками, о которых будет рассказано отдельно). В целом все три судна показали себя хорошо, серьёзных поломок в походе не было. О проблеме с самодельным швертом на M150 было рассказано выше.

При ходе с полной походной нагрузкой на волне в свежий ветер ходовые качества зарифленного 13-метровика с рубкой и 4 чел. оказались примерно те же, что у Ветра с развитыми обвесами и 2 чел. на борту под гротом (8,5 кв.м). Угол лавировки по компасу — около 120 градусов, стало быть, с дрейфом 130-140: в чистую лавировку далеко не уйдёшь, но с преимуществом одного галса идти можно. Из-за плохо стоящего паруса M294 лавировал хуже, а на полных курсах, наоборот, шел несколько быстрее, так как с одним рифом у него оставалось побольше парусины. С одним стакселем M294 не шел из-за его малого размера (всего 2 кв.м.). А вот для Ветра такой же штатный стаксель вполне хорош, причем он очень полезен в свежий ветер на полных курсах — под одним гротом лодку сильно приводит. Под полной парусностью M99 шел, конечно, намного быстрее.

Несколько слов о баллонах. Штатные баллоны Ветра из ПВХ ткани имеют две секции. Симметричная веретенообразная форма носов понравилась: в волну входят гладко, торможения нет, и притом баллоны достаточно полны, ощущения неприятного зарывания не было.

На M99 стояли остроносые и приполненные в кормовой части гоночные баллоны из дублированной БЦК. Острота носов обеспечивается натяжением внутренних перегородок. Баллоны обеспечивают отличные ходовые качества, но в связи с малой плавучестью их носовой части во избежание зарывания на передней сетке катамарана нельзя было размещать груз. К сожалению, весь баллон выполнен одной камерой, а применение однокамерных баллонов в походе оправдать нельзя. Константин был убеждён в их надежности: протыкание баллона в море практически невозможно, вот тогда-то и так-то налетал и на то, и на это... И тем не менее. По возвращении в Москву на регате Московского моря в результате столкновения с другим катамараном на старте гонки баллон М99 был распорот, и катамаран удалось удержать только благодаря отсутствию волны, груза... и близости берега. Две камеры как минимум, или продетый через шпангоуты аварийный баллон над основным — должно быть таким же правилом, как ремни безопасности в машине или спасжилет.

Что-то может случиться всегда, да и столкновение тоже! Например, в этом походе, неудачно подойдя сзади под мотором на небольшой болтанке, «Флайт» погнул нам трубчатую укосину руля.

Баллоны «Флайта» также однокамерные, но имеют внутреннюю камеру и оболочку из прочных ПВХ материалов. Конечно, это надежнее, но все равно одна камера — не дело. Баллоны в носовой части более полные, благодаря чему зарывания не было. Однако, форма с приподнятым концом показалась хуже простого симметричного веретена, так как более плоская нижняя часть носов брызгает и плюхает ощутимо сильнее.

На «Фениксе» применено полезное новшество: в дополнение к рубке при стоянке на берегу или у пирса над всем катамараном устанавливается большая палатка. Это дает возможность при необходимости жить на катамаране «в режиме яхты», останавливаясь хоть в городе.

Хорошо помогали при вытаскивании катамаранов надувные катки, имевшиеся на M150.

Позволить себе потратить день на поездку в Стокгольм и потом вовремя завершить поход мы смогли только благодаря двигателю, под которым было пройдено около 140 км. Скорость при буксировке второй лодки на половинном газу 4-сильного «Mercury» на гладкой воде — 8 км/час. «Флайт» часто использовал мотор и тогда, когда это обеспечивало более простое и надежное продвижение: для прохода узостей, при отходе от берега в навальный ветер, в помощь парусу, если случалось отстать.

Наблюдение. Отчасти из-за неудовлетворительной подгонки паруса к рангоуту, отчасти чтобы не убегать от M150 — но, так или иначе, за весь поход на М294 ни разу не были отданы рифы. Зря торчал вверх тот самый метр с гаком мачты, который зацепил за провод ЛЭП и мог стать роковым. Владельцам больших катамаранов, рассчитывающим в слабые встречные ветра идти под мотором, для походов можно посоветовать завести вариант вооружения поменьше и пониже, чем для гонок!

Организация

Автономность каждой лодки в снаряжении привычна в парусных походах уже давно. По нашему мнению, в плаваниях семейными экипажами удобнее автономность во всём хозяйстве, включая затраты и кормёжку. Общими остаются маршрут, вечерние чаи и прочие мероприятия (уже не в силу дежурства, а по настроению). И, конечно, готовность к взаимовыручке.

Таким образом, можно говорить о «яхтенной» тенденции: от традиционной туристской группы с единым руководством и хозяйством к совместному плаванию отдельных экипажей. Есть здесь и отрицательная сторона: с ростом независимости экипажей вероятно понижение устойчивости группы. Во всяком случае, в нормальных условиях похода, когда всё в порядке. Устойчивость «демократической» группы обеспечивают общность целей и схоженность экипажей, а также наличие радиосвязи на переходах. Но, повидимому, 3 лодки — максимальное число, при котором такая группа способна сохранить стабильность.

В начало отчета