Первоисточник: http://forum.katera.ru/index.php?/topic/29393-v-angliiu/

Олег Евгеньевич Стеценко (Liber)

Отчет о поездке в Англию с целью приобретения лодки для постоянного проживания в ней и возможного движения по морям и прочим водам.

2010

В Англию, за лодочным счастьем

1.

Это мое путешествие, как и все предыдущие, началось со вздохов и сомнений. Уже за 2-3 дня до отъезда я начал себя уговаривать отказаться от сомнительного вояжа и, позабыв все мечтания, лечь на диван возле телевизора и холодильника. Ведь это так легко и просто, и не требует особых усилий. Так было бы, наверное, правильно, но зуд пониже спины направил меня на очередное приключение.

Денег у меня, как всегда, не хватает и в целях экономии я купил билет в Лондон с пересадкой во Фракфурте. Сразу говорю тем, кто слаб в иностранных языках, — не поддавайтесь на такую провокацию! Меня высадили из самолета и предоставили самому себе. А промежуток между рейсами всего два часа.

Почитав надписи на всяческих табло и подключив дополнительно собственные умственные способности, я вычислил, что мне придется ехать на германской монорельсовой дороге на другой терминал. Со второй попытки я поехал в нужном направлении. Доехал как-то и пошел по длиннющим коридорам немецкой «канцелярии». Иду, а сомнения гложут, туда ли я иду. И спросить-то не у кого, кругом одни немцы, а я и в английском-то не силен и чего спрашивать не представляю. Вскоре уперся в «немецкий порядок» — меня начали трясти. Не гестапо, конечно, но проверяли дотошно, немцы аккуратный народ, если уж положено трясти-проверять, то проверяют тщательно. Но вежливо. Хотя, я не выходил на свободу в Германии и уже был обыскан с виртуальным раздеванием в московском аэропорту Домодедово, все же немцы обыскали меня еще раз. Причем не легкомысленно-поверхностно, как это бывает в любых других аропортах, а со всей немецкой тщательностью. Вот уж действительно, если нужен порядок, надо учиться у немцев.

Долго изучали металлоискателем каблуки моих ботинок (наверное, там были железные гвозди). Самого меня обыскали так тщательно, что будь я «голубым», пришлось бы отдаться соблазнителю. Потом еще подумав, отправили меня к другой машине, которая собрала запахи с моей КПКашки. Не найдя ничего предосудительного у подозрительного русского, меня с сожалением отпустили. Иду дальше по коридорам, которым конца-края нет, и время тоже идет, пора бы уже к самолету приходить. Наконец, показались ворота отлета, но какой же немец подпустит меня к воротам без обыска? Протрясли еще раз, правда уже несколько спокойнее, подозрителных должны были отсеять раньше. Потом все же выдали посадочный талон и я пошел в зал ожидания. Только успел сесть и собраться с разбежавшимися от всех пережитых страстей мыслями, как что-то сказали на непонятных мне языках и народ-пассажиры стал собираться.

Со страху мне захотелось в туалет. Я пошел, а местный служитель за мной и спрашивает: «как долго я собираюсь там пробыть?» «Одну минуту» — отвечаю. Он караулил меня за дверью! И все это только для того, чтобы проводить меня 20 метров обратно к кассе и поставить в очередь, и опять пропустить в тот же самый зал ожидания, всего лишь проверив посадочный талон. Для русского человека эта процедура малопонятна и выглядела совершенно бестолковой и не нужной. Надо родиться настоящим немцем, чтобы понять «немецкий порядок»! На закуску был еще один шедевр неметчины — автобус, который подвез нас к самолету остановился возле него и стоял около 10 минут, потом проехал еще 3 (три) метра и только тогда открыл двери. Пешком мы все равно прошли еще 15-20 метров.

Бог с ней с Германией, пусть живут как знают, лишь бы свои порядки другим не навязывали. Летим. Землю хорошо видно. Там внизу, правильно,как по линейке расчерчены немецкие поля. Река под нами (Рейн, наверное) расширяется и красиво вливается в море. Внизу множество кораблей. Эх, скорей бы и мне к ним в воду, поплавать. Только вылетели в Ла-Манш, как впереди показалась Англия. Сверху этот знаменитый пролив совсем не широк. Правда, навигация в нем не легкая. Одновременно видно более 10 кораблей, а там еще и мели песчаные проглядывают. Мели значительные, кое-где видны буруны и все это вдали от берега, довольно близко к средине пролива. Да, в этом проливе надо бдить!

А вот уже и над Англией летим. И поля вроде такие же как в Германии, а все же нет, другие. Нет уже такой строгой прямой расчерченности, межи полей кривоваты, видать давненько не меняли эти межи, а прокладывали без специальных геометрических инструментов и точно не немцы. Говорят, эти границы полей в Англии веками не меняются и существуют с совсем диких времен. Видна речка Темза с маленкими корабликами. В море впадает она уже совсем широкая, почти как Москва-река возле Оки.

А самолет странно крутит петли в воздухе, и вокруг еще несколько самолетов. Так близко пролетают, что даже неприятно становится. Оказалось, что наш самолет провернулся на 360 гр., сделал полную петлю. Видно, ждал своей очереди, пропускал кого-то. Вот и нам надо так же, — не стесняться провернуться на 360 гр., при подходе к узостям! Даже большие аэропланы это делают, так что и нам шкиперам-водоходам не зазорно. Не надо лезть в любую щель показываять свое искусство, лучше немного подождать и подумать, а уже потом спокойно и надежно входить туда, куда надо.

Наконец, мы приземлились на английскую землю. Меня еще раз строго допросили в аэропорту, зачем и почему я сюда приехал и все же впустили.(Я строго говорю: «туризм», не надо всем служащим вникать в тонкости приобретения лодок, да и примета плохая, мало ли как пойдут дела).

Начинается погружение в английскую речь! Я ведь очень хочу получше освоить английский язык. Теперь я должен всегда слышать только английские слова. Ха, пока я добирался до своей гостиницы, в течение часа, я 5 раз слышал русскую речь, вот тебе и отсутсвие носителей русского языка в Англии.

Из аэропорта Хитроу в Лондон идет метро (подземка по ихнему, хотя чаще идет над землей). Очень удобно. Я выбрал себе отель на полпути от Хитроу до центра Лондона и недалеко от станции метро. Отель не дорогой, 35 Фунтов с санузлом в номере, жаль интернета не было. Расположен этот отель в старинном английском особняке в 2-3 этажа. Этажи сосчитать не легко, я жил на 2,5 этаже, на углу под крышей, а на самом верху под крышей были еще комнаты. Комнатушка конечно малюсенькая, но персональная и все удобства здесь же, я такие люблю в поездках.

Отель рядом со станцией метро, но мне выпала редкая «удача», специально на время моего визита в британскую столицу затеяли ремонт метро как раз там где я выбрал отель. Конечно, вдоль закрытого участка линии (Пикадилли называется) пустили автобус. Дело обычное, так даже в Москве с трамваями бывает, но каково мне было, с моим «глубоким» знанием английского языка, понять это и главное объяснить, куда мне нужно ехать! Зачем мне надо выходить из метро и пересаживаться на автобус, я понял только тогда, когда всех попросили выйти из вагона и поезд отправился обратно в аэропорт. Хорошо, таких бестолковых иностранцев ехало довольно много из аэропорта, и англичанам уже надоело смеяться над нашей бестолковостью и они (почему-то исключительно чернявенькие) долго, терпеливо и доброжелательно нам все объясняли. Самое трудное для мня было понять, на какой остановке надо выйти из автобуса, ведь он идет не по линии метро, а петляет вдоль нее. Не успев выйти на остановке, которую мне советовали, я вышел на следующей и оказался как раз там, где мне было нужно. Теперь уже совсем просто. По заранее распечатанному с компьютера плану нашел нужный мне отель. Бронирование мое сработало, комнату дали, а персонал оказался уже привычно темнолицыми англичанами.

2.

Конечно, правильный деловой человек должен скорее приступить к делу и срочно уехать из Лондона, но я не могу похвастаться своей исключительной прагматичностью и самоотрешением, поэтому решил задержаться на денек. Но у меня ведь еще и сегодня целый вечер для погружения в настоящую английскую жизнь. Пошел прогуляться по пригороду Лондона, где я остановился, Чизуйк называется. И что я вижу! Где же обещанные вечнозеленые идеально подстриженные английские газоны возле каждого дома? Где я могу увидеть эту гордость Великобританиии и предмет зависти остального мира? С газонами оказалось не так хорошо, как их расхваливали. Они, конечно есть (ведь трава везде растет), но не так уж их много и не столь ухожены, как я ожидал. Зато старинных домов возрастом лет по 200-300, действительно полно. Я и проживал в одном из таких. Новых домов вообще очень мало, ведь старые очень крепкие.

Строят редко, зато часто ремонтируют старые, добавляя современные удобства. Дома каменные или кирпичные, примерно такие же стоят по всей Англии, где я был. Но, в отличие от южной Европы, не покрывают красной черепицей, а какими-то плоскими пластинами темно-серого цвета. Позднее я выяснил, это местный слоистый камень — прекрасный и долговечный кровельный материал. Да и зачем нужна красная черепица (кое-где такая попадалась), если все равно в скором времени она станет серо-зеленой, как и все остальные крыши домов. Английский сырой климат дает себя знать и все покрывает мокрыми лишаями. Основной цвет старых построек исключительно серо-темно-зеленый с желтоватыми пятнами, как на камуфляжной одежде. К тому же местный камень, применяемый для стен — темно-серый и так же как и красно-бурый кирпич, со временем покрываясь мхом и лишайником становится зеленоватым.

Дороги в основном асфальтовые, но часто встречается каменная брусчатка или просто аккуратно уложенный булыжник. Этот булыжник сверху подшлифован и скруглен от долгих лет, а может и столетий шарканья по нему ногами. Так что российский позор — булыжная мостовая, в Англии оказывается ремонтируемая ностальгия по старым добрым временам. Забегая вперед, скажу, что очень часто дома в Англии построены из самого примитивного, совершенно не обработанного камня, только в углах камни хоть как-то обработаны и имеют форму приближающуюся к прямоугольной. И такого камня здесь очень много, Англия стоит на камнях и лишь слегка покрыта обычной землей.

Иду дальше по Англии, вкушаю историческую обстановку окружающую меня. Все больше бепокоит проблема левостороннего движения. Путаюсь при каждом переходе улицы, забываюсь и смотрю в другую сторону дороги. А машин здесь много и можно легко пойти прямиком под машину. Хорошо, английские водители, как и подавляющее большинство англичан, очень вежливы и не скандалят (в отличие от московских), а останавливаются и пропускают зазевавшегося пешехода даже если он нарушил правила движения.

И совершенно не орут и не оскорбляют! Англия начинает мне нравиться уже этим. Постепенно натренировался переходить улицы — готовлюсь к переходу медленно и смотрю во все стороны, чтобы не перепутать. Дошел до центральной Чизуикской улицы. Что-то не очень она чистая оказывается. У меня впечатление, что в Москве почище, пожалуй. Ну и где же тут масса знаменитых англиских пабов, в которых пьют английское пиво настоящие английские джентльмены? Что-то никак не найду в вечерней темноте. Зато полно всевозможных иностранных ресторанчиков и прочих объектов общепита. Тут и китайские, и индийские, и польские, и въетнамские, и итальянские, и японские и не понятно какие еще, но только не английские. Такую же картину, я видел в голландском Амстердаме. Ну, что же, как говорится в знаменитом фильме: «Будем искать!». Я ведь приехал в Англию для приобщения к английской культуре, а какую-нибудь сырую рыбу типа японской, или пиццу итальянскую я могу и в любом другом месте попробовать. Пройдя пару десятков иностранных заведений, наконец, увидел что-то похожее на Старую Добрую Англию. Спешить мне было некуда и я решил поискать еще кусочек этой Старой Доброй Англии. И тоже, через 20-30 штук иностранцев нашел нечто похожее на английский паб, как я его себе представлял. Решил зайти. Надо же наконец, опробовать, что ж такое пьют настоящие английские джентльмены и чем они закусывают.

Захожу. Все, как и должно быть: деревянные потертые столы и крепкие стулья, а посередине барная стойка со множеством пивных кранов! Красота! Народу немного, человек 10 в зале на 50-70 персон. Кто-то сидит у барной стойки и горячо обсуждает с барменом специфические английские проблемы, а кто-то сидит за столиком, — там уже личные проблемы. По телевизору показывают регби (ажиотажа по этому поводу у посетителей не наблюдается). В углу стоит расцвеченный игральный автомат, но он тоже никого не привлекает. Приближаюсь к барной стойке, бармен обращается ко мне — ничего не понимаю! Кошмар! В пору ответить классическим «Ай гоу ту Хайфа». Но ведь тоже не поймут, вряд-ли в Англии знаю эту нашу классику.

Поэтому беру инициативу в свои руки. «Английского пива, пожалуйста» говорю, естественно почти по-английски. О чудо, меня поняли! Но радоваться рано, встречный вопрос: «А какого»? Вижу на одном из кранов надпись — «Гордость Лондона». «Вот этого мне, пожалуйста» и на всякий случай переспрашиваю: « А это английское пиво»? Да, оно самое. А душу гложат сомнения, а где же тут английский эль, если все это только английское пиво? Спрашивать такие сложные вещи пока не решаюсь, вдруг это специальная запретная тема и меня на всякий случай поколотят за оскорбление национальной святыни. Пока я так рассуждаю, для меня наливают пинту «Гордости Лондона». Наливают методом накачивания ручным насосом возле пивного крана. И тут я вижу — кошмар! Эта «Гордость» почти без пены! Может, бракованное пиво попалось и меня, лоха иностранного, «разводят» хитроумные англичане. Но вокруг никто не смеется и не возмущается надувательством наивного иностранца. Значит, все правильно, буду пробовать пиво без пены. (И чего хаяли советское «Жигулевское», в нем даже больше пены было). Деньги за пиво платят сразу — удобно. Взяли 2,70 фунта, дороговато, однако, хорошо, что сейчас курс к рублю снизился, и то не слишком дешево. Для полноты счастья заказал еще что-то поесть из меню. Хотя читаю я по-англиски лучше, чем говорю, но что такое я заказал, совершенно не понял. Да, и ладно, тоже ведь что-то английское, а я ведь приехал пробовать все английское. Заплатил тоже сразу, потом мне это принесли. Столик я выбрал в углу, чтобы можно было обозревать все заведение. Сажусь, предвкушаю потрясающий вкус традиционного английского напитка, выпивая который, англичане покорили пол мира! Нежно, губами прикасаюсь к бокалу и… задумываюсь. А чего я ожидал? Ясно было видно, что пиво без пены, значит, по старинному рецепту, а старое не всегда лучше нового. Технический прогресс, кроме гадостей, делает еще и пользу для человека. В общем, на мой взгляд, любители и ценители пива могут оказаться разочарованными. Я бы назвал эту самую «Гордость Лондона» разбавленным и выдохнувшимся пивом. (Хорошо, хоть фильтрованным). Ну, а те кто ориентируется в жизненных проблемах по этикеткам на товарах, могут быть спокойны, этикетка отличная и даже бокал с фирменной картинкой. Порассуждав, так о местных сюрпризах, потягивая пиво я дождался еды и совсем успокоился. Еда тоже на мой взгляд не слишком ресторанная. Присутствие на тарелке нескольких вареных «в мундирах» картошечек, настроили меня на благодушный лад, да и пиво, хоть и «не правильное», но положительный градус имеет, а значит благотворно влияет на психику, успокаивает. Под холодную картошечку «в мундире», пиво стало уже нравиться. Оно, в принципе, неплохое, только непривычное для континентального человека, воспитанного на лучших сортах чешского, словацкого, голландского и немецкого пива. Тем временем английская пинта пива подошла к донышку. Хорошая мера английская пинта чуть больше 0,5 литра (0,568 л): то, что надо. Сидится хорошо, спать идти не охота, жаль только не с кем поделиться впечатлениями от увиденного.

Дай, думаю, возьму еще пинту английского, но другого пива, вдруг это только «Гордость Лондона» такая неправильная. Взял из того же ряда краников с ручным накачиванием другого (название уже забыл). Разумеется, пенные параметры те же, но немного отличается цвет и вкусовая гамма. Дальнейшее дегустировние я продолжил в том же пабе на следующий вечер. Мне там понравилось. Для качественного исследования (я ведь в прошлом научный работник — естествоиспытатель), взял для опорного сравнения широко известное пиво «Хайникен» и ту же «Гордость Лондона». Все правильно, все совпало. «Хайникен» — это современное газированное пиво (из краника оно течет само под давлением газа), а «Гордость Лондона» — старое традиционное пиво со всеми положенными ему старыми особенностями. Позже, в другие дни, я продолжил знакомство с английским пивом. Попутно проникся уважением к традиционным сортам английского пива и пью его уже с удовольствием. Тем более, что именно это и оказалось английским элем!

На следующий день поехал смотреть Лондон, приобщаться к великой английской культуре-цивилизации, обозревать её успехи и достижения. Решил посветить этому делу весь день и заодно разузнать, каким транспортом и откуда мне дальше ехать на поиски лодочного счастья. Рядом с моим отелем проходит 94 маршрут лондонского автобуса. Посмотрев надписи на табло автобуса, я понял, что он идет именно туда, куда я хочу, в центр Лондона на «Пиккадили круг». К тому же побывать в Лондоне и не прокатиться на втором этаже автобуса, просто кощунство, где еще можно испытать такое счастье, как не в Англии. Опять же с передних сидений второго этажа очень удобно обозревать достопримечательности великого города. Для полного счастья по громкоговорителю объявляют остановки и я могу определять по карте где мы проезжаем в данный момент. Очень приятная получилась экскурсия без экскурсовода. А возможность сойти с автобуса в любом приглянувшемся месте, тешит чувство личной свободы от нудного экскурсовода с гнусавым голосом. В автобусе народа мало, свободно, и я проехал совершенно не стесненный на самом лучшем месте, до самого Пиккадили.

Выйдя из автобуса, я увидел этот самый круг, говорят, там много магазинов, но я туда не хочу. По своей легкомысленной привычке пошел куда глаза глядят. Вышел к каким-то солидным английским зданиям (тут вообще-то все английское, но никак не могу к этому привыкнуть). Там музеи и памятники местным героям различных времен. Открылся вид на парк, пошел туда посмотреть воочию, Англия ведь славится своей парковой культурой. А оттуда уже показалась башня Биг Бена. Значит, в правильном направлении двигаюсь. По пути заметил информационно-туристический пункт. Зашел посмотреть карту Лондона. Оказалось можно взять ее бесплатно (свободно по-ихнему) — очень удобно. Заодно наменял себе английских фунтов стерлингов по приличному курсу. Даже свои лишние рубли сбросил, тоже по очень приличному курсу, лучше, чем в Москве в Сбербанке.

А вот и знаменитый Биг Бен — башня с часами. Сверил свои часы — вполне удовлетворительное соответствие английских механических с моими электронными кварцевыми. Послушал как звонят, хорошо звенят, но у нас в Кремле лучше. Там же рядом лужайка с памятниками разным английским деятелям, У.Черчиль тоже стоит, отдыхает. Ну, и конечно, кто-то о чем-то протестует. Вывесили транспаранты, поставили драные палатки прямо почти под ногами у Черчилля, но самих протестующих не видно, наверное отдыхают от протеста где-нибудь в комфортабельных отелях. И никому эти протесты сильно не мешают. Хорошая штука демократия, если она действует. Протестуй себе сколько хочешь в рамках законности в положенном месте. И никого это не напрягает, зато все кто хочет, видят, что где-то у кого-то есть не решенные проблемы, и если есть время и возможности, то можно помочь и порешать их. А с другой стороны, тут же рядом, в деловом квартале Лондона Сити, люди решают свои финансовые проблемы, и неплохо решают, денег в Англии много и народ вцелом живет не бедно. И даже королева местная, находящаяся на иждевении у английских трудящихся, не сильно огорчает этих трудящихся. Может, и впрямь лучше так жить по простому по-демократически и не строить никакого коммунизма для всеобщего счастья в неопределенном будущем. Эк, меня в «обустройство» снесло.

Возвращаюсь на землю, конкретно на английскую. Иду дальше от Биг Бена, он ведь не просто так стоит, он ведь пристройка к зданию английского парламента. Здание парламента действительно впечатляет — старинное в готическом стиле и предназначено со стародавних времен специально для парламентариев (болтунов по-нашему). Но даже от болтунов, оказывается, бывает польза — ведь эта болтливая демократия в результате дает возможность местным трудящимся жить безбедно! Ох, опять в политику «заехал» - чур, меня, чур. Скорее прохожу мимо, чтобы не было у меня «политических мыслей». Хотя интересно, ведь это здание парламента действующее и можно даже, отстояв очередь зайти внутрь посмотреть на тамошних болтунов-парламентариев-депутатов. Конечно, полицейские тоже есть (мало-ли какой сумасшедший появится). Но если народ ведет себя прилично, по закону, ходит туда, куда разрешено и не пытается пролезть в запрещенные места, то его не угнетают и не арестовывают. И запрещенных мест совсем не много оказывается...

А за парламентом опять скверик, с памятником , разумеется (как же в Англии без памятника). А за сквериком, вот она, та самая Темза! Речка вроде не большая, на Москву-реку похожа, но как много внеслось по ее мутным водам в историю мировой цивилизации! Течение сильное — отлив. Кораблики всякие плавают, но здесь рядом с парламентом речные, потому как, это вам не Петербург с разводными мостами для прохода крейсеров типа «Аврора». Здесь не заморачивались такими глупостями, не нужны здесь революции. Проблемы есть, конечно, как и везде, но их решают мирно с помощью болтунов-парламентариев. Морские суда остались ниже по течению, но сразу видно высокий уровень воды при приливе, до 7 метров доходит, а этого хватит для большинства морских кораблей.

Определяюсь по карте. Решил пройти вдоль реки по набережной посмотреть, где там большие корабли ходили, может и сейчас какой-нибудь приблудил. Пришлось опять обойти все здание парламента, оно примыкает непосредственно к реке и нет возможности пройти по набережной. Опять толпа туристов, в основном из Азии (для них демократия, вообще бесовское изобреение европейцев), но любопытствуют, толпятся в очереди на разглядывание парламента изнутри. А зря, демократия она в головах, а не в залах заседаний.

Вдоль реки идти приятно — и видно далеко вокруг, и не заблудишься. А в самой реке часть довольно больших кораблей и барж занесло на грунт. И все нормально, никого эта «посадка на мель» не смущает, - скоро опять всплывут. ЧуднО это для нашего глаза.

По дороге встетил толпу англичанок (не все белые). Что-то они там отмечают или представляют, причем без мужиков — чуднО. Немного струхнул проходить через такую толпу лиц противоположного пола (вдруг, нападут и вовлекут во что-нибудь предосудительное), но обходить этот девичник лень. Смотрю какой-то мужичок просочился через женскую преграду и остался живой и невредимый. Ну, значит и мне можно рискнуть!

Я со времен наших лихих 90-х годов с осторожностью отношусь ко всякой толпе. Хорошего от толпы мало, а реальную опасность она всегда представляет, вдруг кто-то в этой толпе решит, что ты чужой — шпион и провокатор. Тогда толпа дружно, умиляясь от безнаказанности и своей, как бы, правоты, накинется на такого и раздавит любого без разбора и выяснения, кто прав, а кто и в чем виноват. Видел, к сожалению, такое. Толпа страшная стихия.

Это женское сборище оказалось мирным и я выжил.

Дойдя до Лондонского моста, я наконец увидел знаменитый разводной мост (правильнее, наверное, подъемный). Красиво, впечатляет! Там же недалеко стоит военный корабль времен 2-й мировой войны, тоже хорош. Но наша «Аврора» неплохо смотрится, а уж река-Нева вообще великолепна, жалко, что короткая. Гулять по набережной уже надоело, захотелось углубиться в Лондонское Сити — берлогу финансовых воротил, угнетателей-кропийц трудящихся всего мира. (Ну, по крайней мере, значительной части мира). Страшных зубастых и клыкастых вампиров, я почему-то не нашел (наверное, днем они отсыпались в своих гробах-банках).

По улицам ходили вполне приличные люди, аккуратно одетые — ну, совсем не страшные. Разочаровавшись, что не нашел страшных сцен с умирающими от голода и холода пролетариев, выпрашивающих кусок хлеба у зажравшихся богатеев, я решил отправиться по вокзалам.

Мне ведь, надо завтра ехать в тар-тарары, в дикую провинцию, в затерянный на краю британской земли полуостров Корнуол. Еще дома в и-нете, я разыскал откуда отправляются автобусы в ту сторону - от вокзала Виктория. Удобная штука метро в больших городах. Быстренько спустившись под землю, сел в поезд и через несколько минут уже был там, где надо. Тут главное сесть на правильную линию и вовремя сойти с поезда. Многие ругают лондонское метро, дескать, убогое, по сравнению с московским. Ну а я, как инженер, считаю, что это метро — правильное. Да, убранство станций скромное, не дворцы. Да, вагончики поменьше-пониже. Но это и правильно! Ведь в этом случае, такое метро становится дешевле, и наверное, благодаря этому, в Лондоне насыщенность города метрополитеном раза в три больше, чем в Москве. Потому и не видно огромных толп народа на станциях и жуткой толкучки у входов. Все гораздо спокойнее, уважительнее к человеку-пассажиру. Тоже, видать, плоды демократии, будь она неладна.

Вышел у Виктории наверх, трудно разобраться где-что, а спрашивать мне тоже не удобно, слаб я в языках еще. Меня еще как-то понимают, но я уже никак не могу проникнуть в смысл их подробных объяснений. В этих случаях, задаю вопрос, чтобы ответ был «да» или «нет». Эти слова английского языка, я уже осилил. Постепенно нашел кассы и посадочный терминал междугородных автобусов. Хотел сравнить цену туда же на поезде, но оказалось, что автобусы и поезда в одном направлении отправляются из разных мест. Странно. Мне этого не понять, наверное, все потому, что у них левостороннее движение.

Взял билет на 11-00 до Фалмута за 40 фунтов и вспомнил, что еще не забронировал себе там отель. Пошел искать Макдоналдс, к тому же и перекусить пора. «Бутыльброды» в этом «ресторане» точно такие же, как и в России. Зато есть горячий шоколад (какао по-нашему), я его люблю. Сижу, жую, достал нетбук (очень удобная штука для путешествий). Подключаюсь. Не тут-то было, это вам не Россия с ее не зрелой, зато свободной демократией. В нашем Макдональдсе я подключался легко, практически автоматом, а тут в басурмании — никак.

Спросил чернявенькую убиральщицу столов: «как пользоваться свободным интернетом Макдональдса?» Она, похоже еще круче меня бестолковая в этом деле, только подтвердила, что интернет действительно «free», то биш бесплатный и выдала мне брошюрку по подключению. Нет чтобы пальцем показать, так поди ж ты, читай сам. А брошюрка не маленькая, на несколько страниц,  ничего не понятно заезжему провинциалу из «дикой Раши». А рядышком сидит еще одна девушка чернявенькая. Девушка оказалась добрая и пальчиком-пальчиком по моим кнопочкам, зарегистрировалась на какую-то абракадабру и случилось маленькое чудо — поехал интернет! Девушка оказалась из самого Парижа — вот ведь как весело в Макдоналдсе бывает. Парижанка вскоре ушла, мило улыбнувшись на прощанье, а я быстренько забронировал себе номер в отеле Фалмута. В самом дешевом, разумеется, зато с интернетом. Это обошлось мне в 30 Фунтов. Жаль только, что удобства оказались не персональными. Посмотрел в Гугле на спутниковом фото, где это находится, чтобы проще было потом искать.

Ну вот. В принципе, нагулялся я уже по Лондону, впечатлений получил массу. Пора переключаться на дело, за которым приехал. Надо купить переходник к английским электророзеткам, а то нетбук, телефон и КПК уже потихоньку разряжаются. Зашел в соседний магазин — на тебе, 3-х копеечная финтифлюшка продается за 5-90 ф, это ж почти 300 рублей! Жалко, но покупать надо, а то останусь без связи и навигации, так можно и потеряться в чужой стране. Позднее, я увидел точно такой же адаптер за 0,5 Ф — вот это правильная цена, порядка 22 рублей. (Цены в английских магазинах это отдельная песня). Кстати, в этом сетевом адаптере стоит плавкий предохранитель, как и во всех английских электровилках. Как только я включил компьютер на подзарядку, он сгорел. Хорошо, я взял с собой тестер — вычислил причину и сбацал «жучка».

Ехать в отель транспортом и сидеть там не хотелось. С центром Лондона я уже познакомился, стало быть, надо и окраины посмотреть, ведь люди живут именно там, а центр — это в основном показуха для туристов и памятники прошлым эпохам. Интересно ведь посмотреть, как здесь простые люди живут. Решил пойти пешком в сторону отеля. Иду себе, смотрю по сторонам, а чтобы не сбиться с пути в чужом городе, поглядываю в свою КПКашку с ЖПСом, - удобно. Постепенно дома стали уменьшаться и вскоре остались только персональные, на одну семью, домики. Такие дома здесь стоят длинными рядами, боковые стены общие, так экономится место и дешевле коммуникации. Но и особняком такой дом уже не назовешь. Но в Англии привыкли к скромности и открытости, поэтому, такое положение вещей никого особенно не смущает. Типичный английский дом — двухэтажный, (по ихнему одноэтажный). Первый этаж, называется «земляным», потому как часто находится именно вровень с землей, (а бывает и ниже) и нет обзательного высокого порога, с высоким крыльцом, как в русских домах. А просто с уличного тротуара через планочку в дверном проеме высотой в 1-2 см, входите непосредственно в гостиную английского жилого дома. Это сейчас в гостиную, а в давние времена в жилую комнату с очагом, - «место огня» по-английски или «камин» в переводе на русский язык. аходили без всякой двери, разве, что откинув полог из шкуры мамонта. (Не припомню, мамонты водились там тогда или уже во все времена из диких зверей здесь живут только птички в живых изгородях.)

Так и привыкли, так и повелось на Британских островах. Тоесть, в отличие от русской избы, в английском коттедже нет подполья и каменный (сейчас часто плиточный) пол, лежит прямо на земле, и никаких досок, просто холодный камень. Как в России в общественных местах. А вот когда англичане стали жить побогаче, захотели комфорта, спать в теплой кровати, тогда и стали надстраивать первый этаж (по нашему второй) и ходить туда спать, там полы уже деревянные, теплые. К тому же, нет в английском доме сеней/прихожей, сразу попадаете в жилую комнату, шаг с улицы, с проезжей части и вы уже в гостиной, пожалуйте к обеденному столу. Непривычно для нас. Не знают в Англии, что такое мороз и как от него прятаться. Потому и дома слабо утепленные и камин ихний мало греет и требует много дров. Правда в английском камине есть и местная польза. Он, конечно, не накапливает тепло, как русская печь, но зато излучает тепло/жар (инфракрасные лучи) и тем способствует быстрому высыханию одежды на людях пришедших с всегда дождливой улицы. При этом камин быстро выгоняет сырой воздух из дома и от прелой одежды.

Да и нормально протопить/прогреть комнату с каменным/земляным полом все равно практически невозможно. Таков типичный английскй дом. Но, разумеется, исключений тоже очень много, есть и совсем одноэтажные (называют их «бунгало») и из трех, и более этажей, это уже обязательно дом, а никак не сельский «коттедж». Так они и живут на Британских дождливых, но не морозных островах. Сейчас англичанам лень топить камин, тем более огромный каменный старинный, про который мы читали в книгах и видели в фильмах про стародавние времена. Теперь топят электричеством или каким-либо другим автоматическим отопителем на жидком или газовом топливе. А в старинный каменный камин, ставят маленькую железную печечку и обязательно со стеклом в дверце (так видно живой огонь) и регулятором воздуха (так экономичнее). Получается значительно удобнее и практичнее. Ведь дрова или уголь в Англии стоят не малых денег. И иногда, англичане затапливают эту печурку, когда хочется погреться и помечтать-поразмышлять у живого огня. Нет-нет да и увидишь дымок из трубы того или иного дома.

Дома англичане стараются покрасить в приятные светлые тона, чаще белые и бежевые, самых разных оттенков. Даже забавно, стоят в ряд по улице штук 30 однотипных домов, но все, хоть чуть-чуть разные, прежде всего по цвету, но бывают еще окна и двери различных видов. Ведь архитектура практичного дома не блещет разнообразием, а если дома стоят в ряд, то вообще, одного проекта, для удобства подключения коммуникаций и пр. Так что, хотя дома и почти одинаковые, но все же отличаются раскраской и мелочами вроде козырька над входной дверью. То, что дома раскрашивают - понятно, ведь в английской серой погоде, хочется «глаз положить» на что-то светлое, хотя бы на стену дома. Ведь крыши домов у них ужасного вида — темносерые с желто-зелеными пятнами лишая. Даже красная черепица, которой славится вся Европа, здесь быстро становится темной грязно-серой. Да, что черепица, ведь традиционная английская крыша — каменная! Не булыжники, конечно, кладут на крышу, а тонкие пластины природного местного камня. Я даже удивился, когда понял, что это камень, но потом увидел такой же слоистый камень на берегах и уже больше не сомневался в его естественном происхождении. Кое, где уже видна и искуственная плитка, может такая дешевле или естественная уже кончилась, или еще по какой-то причине ее используют.

В Лондоне удивило множество полуподвальных помещений в английских персональных домах. Идешь по улице, а под ногами, чуть в стороне, яма 1-1,5 метра глубиной, а там тоже окна, двери, лестница туда ведет, там тоже живут люди. (Я так понял, в этот подвальчик «любимую тещу» селят, вроде и в доме живет, и в тоже время на глаза не попадается ).

Кроме домов оштукатуренных, попадаются и кирпичные, и каменные. Причем, похоже, пошла мода на старину. То есть, чем хуже обработан камень слагающий стены, в идеале бесформенный булыжник, тем стало быть старше дом, а потому и ценнее. В таких домах, видимо, особо породистые приведения живут и развлекают хозяев и гостей длинными дождливыми зимними вечерами.

Так, рассматривая дома, кривые английские улицы, я постепенно шел на запад в сторону своего отеля. Насмотревшись английских домов и магазинов на улицах, я начал уставать. Поискал атобусную остановку, того направления, по которому приехал, не нашел. Слабо я еще освоился в Лондоне. Зато станции метро попадаются. Карту расположения станций метро имею, и когда мне совсем наскучило бродить пешком по однообразным лондонским улицам, зашел в очередную станцию метро и быстренько доехал до своей. Удобная штука метро, особенно если блуждаешь, и спросить не можешь о том куда же таки забрел.

Сидеть весь долгий вечер в своей комнатенке и просто лежать — скучно. А я еще полностью не распробовал сорта англиского пива и эля. Пошел в понравившийся мне вчера паб. Заходил уже «опытным англичанином», нашел себе удобное место, потом выбрал еду в меню, (а не как вчера ткнул пальцем в первую попавшуюся) и решил продолжить знакомство с английским элем. В чем и преуспел. Первый испуг от тамошнего пива-эля прошел и я уже вдумчиво и пристрастно вкушал и привычный «Хайникен» и новую для меня «Гордость Лондона». Специально взял сразу оба варианта и сравнивал непостредственно, отпивая по очереди. Конечно, «Хайникен» привычнее и льется внутрь сам собой, без затруднений и возражений. Эль другое дело — непривычно. Постепенно вхожу во вкус и ощущение, что меня, дурачка, «разводят», проходит. Но на всякий случай, я все же посмотрел, пьет-ли кто-то кроме меня пиво из того же крана, что и мне наливали, — пьют! Сразу стало спокойнее и дегустация продолжилась со всем вниманием и тщанием к оттенкам напитка. К концу двух пинт пива/эля, я уже уверенно пришел в выводу, что эль тоже пиво, но английское, традиционных рецептов. «Открыл Америку». Но пить этот «устаревший эль», вполне можно и даже с удовольствием. По крайней мере, если утомился «Хайникеном» или того хуже «Балтикой», можно освежиться пинтой-другой английского эля. Что я и делал впоследствии. И даже больше, чаще стал брать именно эль.

3.

Утром быстренько собрался и на метро, без проблем приехал на «Викторию». В запасе еще час, но ходить что-то смотреть нет никакого желания — тяжелые вещи не располагают к прогулкам. Зато посмотрел, как организовна посадка в междугородние автобусы в Лондоне. Почти как в самолет в аэропорту. Держали пассажиров в накопителе и разрешили подойти к автобусу только за 15 минут до отхода. А отправление, кстати, задержали на 10 минут — вот и английская хваленая пунктуальность, нет в мире совершенства. Потом целый день ехали по Англии. Дико для нашего человека смотреть, как мы едем по левой стороне дороги и почему-то не сталкиваемся со встречными машинами, и еще более ужасно смотреть как поворачивают на другие дороги. Очень «режет глаз» шоферу со стажем. Не буду здесь рулить, - инстинкты не туда заведут. До Плимута ехали быстро, по магистральным шоссе, без перекрестков и светофоров. А потом выехали из Англии и оказались в Корнуоле. И тут начались веселые дороги! Как же они петляли по холмам! Какие же они там узкие! Удивительно, как наш здоровенный автобус умудрялся проезжать там и разъезжаться со встречными. Разъезд на корнуольских дорогах, это особая песня английской вежливости и культуре. Водители пропускают друг-друга без попыток пролезть без очереди! (И как тут наши бизнесмены-проныры уживаются, поди, совершенно дикими людьми считаются с их российскими привычками.) Наконец, попетляв вдоволь и заехав, наверное, во все корнуольские деревни и хутора мы въехали в Фалмут. Это небольшой симпатичный городок с курортным уклоном. Ведь, несмотря на дождь и холод, здесь крайний юг Британии, а потому — курорт. Теперь надо найти мой отель. На мою беду он имеет трудно произносимое название Gilingwase, и я спрашивал прохожих произнося это со всеми своими слабыми знаниями английского языка. Никто так и не понял меня, или тут все тоже приезжие. Пришлось достать КПКашку и по ней уже легко вышел прямо к цели. Миленький особнячок с клумбами и газонами вокруг. Я позвонил в дверь, хозяин меня встретил и спросив: «Из России ли я», выдал ключи от комнаты. Моего ответа оказалось достаточно для удостоверения моей личности. Англия с её уважением к человеку и его честному слову все больше и больше начинает нравиться, (даже без пива/эля). Хозяин дал мне ключ от внешней двери и моей комнаты, и пожелав мне всего хорошего, удалился. Больше я его в тот вечер не видел. Да, и вообще в отеле в тот вечер я никого не видел, хотя люди там были. Вечерком я сходил налегке прогуляться по юго-западной окраине Британии. Было уже темно и потому показалось неинтересно, а местный паб меня в этот раз не соблазнил. Взял в магазине с собой бутылочного эля и сидра и с бутербродами, в расслабленности лежа на кровати, смотрел в своей комнате телевизор, вживался в английский язык.

На следующий день с утра-пораньше вышел к завтраку. Здесь уже был полноценный английский завтрак — яичница с беконом, бобы и грибы. Ну и, конечно, «тосты» с джемом и маслом, и чай, но я брал без молока, как люблю. Вот это уже еда, пища, а не какой-то глупый континентальный завтрак, после которого сразу начинаешь думать о ланче. В то же время для желающих есть всякие мюсли и прочая чепуха в ассортименте. Но это все лирика, хотя забавно «погружаться» в английский образ жизни. Главная моя цель — лодка!

Бодренько иду к ближайшей яхтенной марине и спрашиваю: «Где тут стоит такая-то лодка? Я ее в интернете нашел». У меня для этого специальная распечатка заготовлена, — показываю. «Нету тута такой», отвечают мне вежливо по-английски. «Сходите в другию марину, может там чего-то и найдете». Иду. Прохожу по узким улочкам мимо завлекательных пабов и разных магазинчиков, но туда позже, сейчас — дела! Добрался до следующей марины. И в глубине столпотворения лодок, узрел мечту свою, вожделенного Колвика Ватсона, стоящего на берегу. Разглядываю его живьем. Это не то, что на картинках в компьютере. Тут можно пощупать, примерить его к себе и себя к нему. Понравился! Хорош! Надеюсь, мы подойдем друг к другу. Иду в офис марины: «так мол, и так, хочу купить тот, что у вас стоит. Вот и фото из интернета, пожалуйста, и объявление прилагается». Оказыватся это не тот Колвик и этот не продается. Жаль, я уже готов был обнять его, тайком по корпусу гладил, пытался объясниться в любви. Но любовь штука сложная, на этот раз взаимности не получилось. А марин в Фалмуте всего две, и где же мне тогда искать мою суженую? В офисе говорят -- а ты позвони и спроси как ее найти. Уговариваю добрую женщину помочь мне, так как и телефона у меня нет, и по-английски я так плохо говорю, что никак не смогу понять что мне скажут. Англичанка пожалела меня, не англоговорящего. Дозвонилась к владельцу и потом долго мне объсняла куда надо идти. Очень хорошая женщина! Англичане вообще, дружественный народ в личном общении и отзывчивый, готовый помочь. Надо этому учиться и нам. (Я уже стараюсь!)

Хорошо, что Фалмут городок маленький. Я даже не пытался найти автобус или взять такси, как советовали англичане, прошел пешком, заодно любовался окрестностями, благо дождя сегодня не было. Опять достал свою КПКашку с картами Англии и по ней нашел нужный адрес.

Владелец лодки предложил встретиться завтра в 14-00, хотя мы связывались всего в 11 утра. Я, конечно, согласился на завтра, но подумал, а почему бы мне сегодня не сходить и посмотреть лодочку, хоть одним глазком. Заодно и дорогу разведать, чтобы завтра не плутать. Иду вдоль берега залива, гляжу по сторонам, любуюсь английской экзотикой. Домики разные стоят, не шикарные, но аккуратные, даже появляются мысли, что и мне такой домик не помешало бы иметь для полного счастья. Но по другую сторону дороги, на берегу залива и у самой кромки воды, гораздо интереснее виды. Лодок всяких, видимо-невидимо! А уж типов и конструкций и не сосчитать. Колвики Ватсоны стоят разных видов и окрасов, выбирай любой, если продается. Но продают не так уж и много. Так что с пылкой любовью с первого взгляда, надо повременить — непрочное это чувство, легкомысленное. А мне в данном случае нужна английская надежность и традиционная стабильность. Я выбираю подругу для длительных отношений, ищу родственные чувства и взаимную привязанность!

Наконец, я увидел ЕЁ! Вот, она красавица английская, женщина, то есть лодка, приятная, радующая глаз своими формами, выпуклостями и вогнутостями всякими уместными. Косметику, то есть окраску, применяет умеренно, тона, колера достойные уважения. В целом, производит впечатление мечты зрелого мужчины моих лет, расчитывающего на длительное совместное проживание с необременительными приключениями. А вот и её ухажер — нынешний владелец. Что-то он там с ней, дорогушей моей, делает, к чему-то там руки свои прикладывает -- нахал. Ну, что же, имеет право — его она, не моя пока еще. Знакомимся. Он -- Майкл Ломакс. Что-то фамилия его не сильно на английскую похожа, да и сам он больше смахивает на одессита, чем на англичанина или кельта какого-нибудь местного. Ну, да это ничего, лишь бы человек был хороший. К сожалению, Майкл не говорит по-одесски, только по-английски. Он несколько удивлен моим сегодняшним визитом, а я очень доволен, что не поленился и не пошел в пивнушку. Макл, как раз занимался косметичесим ремонтом — замазывал к завтрашнему дню дефекты. Но, раз уж я пришел, он все же разрешил мне немного посмотреть лодку. Я посмотрел и мы условились о встрече на завтра, как запланировали. Я не стал долго утомлять английского одессита своим присутствием, мне вполне хватило получаса, чтобы составить первичное мнение о предлагаемой к продаже лодке.

Распрощались. Я пошел обратно в город к моему отелю. Мне требуется некоторое время для принятия обоснованного и взвешенного решения. Прогуливаясь по тихим улочкам Фалмута, я анализировал увиденное и готовил завтрашнее решение. А увидел я лодку, которой длительное время 2-3 года, как минимум, никто не занимался. Лодка стоит пустая, никаких признаков жизни внутри нет, и это при том, что лодке около 30 лет. Оборудование очень скудное и очень древнее, правильнее сказать оборудования в лодке нет. Это вариант Колвика Ватсона с кормовой каютой. Да, это хорошо, когда на корме отдельная каюта и пайлотхаус довольно велик и можно спать там на двухметровом диване. Но в носовом отсеке уже всего одна каюта-салон-кухня, вместо двух. А кокпита в котором так хорошо посидеть-полежать под тентом, находясь в теплых морях, практически нет совсем. Это очень плохо для меня. Сравнительная характеристика этой лодки и лодки, предложенной в Шотландии, склоняет меня в сторону поездки для продолжения поисков. Так в спокойных размышлениях я прогуливался по курортному Фалмуту. В пабы не входил принципиально, дабы не ослаблять остроту мысли расслабляющими напитками. Придя к выводу, что эта лодка мне не очень подходит, но все же сможет удовлетворить, если все остальные имеющиеся в Англии окажутся совсем плохими по каким-то не известным пока причинам, я успокаиваюсь. На завтра планирую дальнейший осмотр лодки, проверку систем и выяснения продажной цены, на которую способен Майкл Ломакс. Торговаться с одесситом конечно трудно, но можно, если очень надо. Попутно вспоминаю о своих хохляцких предках, вроде, они освоили методы торгового общения с одесситами, значит, обратимся к генетической памяти, заложенной в меня.

С такими мыслями я, теперь уже успокоившийся, снова принялся разглядывать этот симпатичный городок. И уже с чувством исполненного долга захожу в магазины и питейно-едальные заведения. Накормив и напоив себя, (умеренно, чтобы завтра быть в форме), начал строить планы на дальнейшее движение по Англии и окрестностям. Сразу ехать в «к черту на куличики» в еще более холодную и дождливую Шотландию не хотелось. Хотя лодка там очень привлекательная для меня. Я даже пытался ранее купить ее без личного приезда в Англию. Но ее хозяин не захотел сложных схем и предложил приезжать и брать сразу. Зато почти рядом в Плимуте продается еще один Колвик Ватсон, подходящий, в первом приближении. Надо проверить непосредственно.

В отеле прошу хозяина помочь мне в разговоре по телефону с владельцем Плимутской лодки. Договариваемся втроем, при этом хозяин отеля в разговоре по телефону называет меня «русский джентльмен», пустячек, а приятно. Меня впервые в жизни всерьез называют «джентльменом». Буду стараться соответствовать, раз я уже, хоть иногда, произвожу на людей столь лестное впечатление. Позднее были еще разговоры и общие дела джентльменов, включая меня.

С успокоившейся душой прогулялся по окрестностям и, когда стемнело, пошел ужинать опять к себе в номер, мне там понравилось — уютный отель.

С утра бодренький, проснулся, умылся, по-джентльменски скушал «инглишь брекфест» (позавтракал, стало быть) и ясным днем, без дождя пошел на вторичный визит к лодке. Теперь уже осматривал обстоятельно и писал список замечаний. Список писал естественно по-русски, но в данном случае это даже лучше, что противоположная строна не знает истинного моего мнения о состоянии лодки. Нам ведь еще предстоит торговаться. Как и в любой лодке, что-то понравилось, что-то нет. Диванчик-койка длиной 2 метра в ходовой рубке очень хорош, так и хочется на него прилечь. Но запущенность и практическое отсутствие внутренней отделки и обстановки огорчает. Хотя теперь, после принятия решения о продолжении поисков, уже не так сильно расстраиваюсь об этом. Ведь поиски могут доходить даже до Ирландии, если моя виза туда сгодится. Владелец Колвика Ватсона, конечно, еще не успел замазать все огрехи на лодке и продолжает заниматься этим благим делом при мне (а лучше бы пораньше это сделать и потщательнее, а то часть дефектов все еще видно). Мне вообще показалось, что Майкл купил эту лодку с целью перепродажи, уж очень он не похож на пользователя-шкипера лодки и зачем-то врет, что лодка еще в этом году плавала по воде (ну, ведь видно же и корпус и выхлопную трубу и другие снасти — ничего уже давно работало). Надо реально приводить лодку в порядок, а не ждать, что придет покупатель-лох, которому можно «навешать лапши на уши», хотя изредка такое «прокатывает» с теми, кто «клюет» на «первую любовь».

Электрооборудование, Майкл, оказываеься временно отключил, но оно все работает, только не сейчас. Огорчил меня Майкл, только что меня джентльменом сочли, а теперь лохом технически-безграмотным делают. Мне уже надоело слушать бредни об отличном состоянии лодки и я показал длинный список замечаний с демонстрацией этого на лодке. Это несколько успокоило Майкла и тогда решили назначать цену. На 20% я смог «уломать» Ломакса, но все же цена «шотландского» Колвика, даже первичная, меньше, а состояние этой лодки трудно было сделать хуже. В итоге цена для меня великовата, а состояние лодки и её планировка мне не понравились. Значит надо продолжать искать! Но на всякий случай эту лодку я буду иметь в виду.

Мы с Майклом любезно, как два джентльмена, правда не английских, распрощались, договорившись, что я еще поезжу по Англии и посмотрю другие предложения. Разумеется, мы сможем снова встретиться и продолжить нашу куплю-продажу.

Не сочтите меня националистом. Я скорее наоборот, все более и более становлюсь гражданином мира или даже космополитом. Я с большим удовольствием путешествую по самым разным странам, знакомлюсь там, и всегда нахожу хороших людей, но встречаются и наоборот. И национальность здесь совершенно ни при чем. Живой пример из моей жизни. В прошлом году имел денежные отношения с самыми разными людьми. Люди, которые, вроде бы, относятся к национальностям которые «должны» были меня обмануть, оказались честными и порядочными, мы выполнили все наши устные договоренности, и даже больше. Разумеется, продолжаем относиться друг к другу со взаимным уважением и готовностью к дальнейшему сотрудничесву. А один старый прощелыга, вроде бы «честной» русской национальности, обманул меня самым подлейшим образом. Ну, и как я могу разделять людей по национальностям? Правильнее определять людей по их делам!

Конечно, смешно отрицать национальные особенности у людей, они есть и достаточно хорошо заметны. Но это не форма носа или цвет волос, эти приметы вторичны. Главное - манера поведения и система ценностей, которой он следует. А эти качества, я думаю, прививаются человеку с детства в семье, где он воспитывался и в окружающем обществе, где он проживал. А когда человек вырастает до состояния собственной разумности, то уже самостоятельно определяет свои жизненные приоритеты. Поэтому, после 30 лет у человека мыслящего стираются национальные отличия в поведении и образе жизни, а взамен им приходят его собственные приоритеты и культурные ценности. Бывает, что и в более раннем возрасте человек начинает самостоятельно мыслить, а бывает и позднее, к сожалению случается, что человек за всю свою жизнь так и не смог научиться самостоятельно мыслить. В этом случае следует уповать на его врожденную доброту или держаться от таких подальше, - это фанатики. Вот, и получается, что в облике взрослого человека важнее не его национальность, а его человеческая разумность и следование, в общении с окружающим миром, правилам, которые определяет его собственный разум или хотя бы воспитание.

Я поспешил на поезд в Плимут. Хотелось приехать пораньше в незнакомый город. С трудом разобравшись в расписании, я ждал свой поезд. Хотя, поездом в русском понимании этого слова, его назвать нельзя. Это был один единственный вагон с дизелем в подбрюшье и двумя кабинами машинистов по торцам. Можно сказать автобус для движения по рельсам. «Автобус» этот был довольно чумазый, даже как-то удивительно. Я то думал, что в Англии для местных и приезжих джентльменов все должно быть кристльно чистым. Ну, стало быть не все тут джентльмены, попадаются и просто люди со свойственными им недостатками. В ж/д автобусе выяснилось, что я не местный, и мне долго объясняли, где мне выйти и на какой поезд пересесть. Потом выяснилось, что я русский — редкое здесь явление. Это уже было любопытно и пасажиры стали внимательно разглядывать это странное существо из другого мира, почти инопланентянина и, наверное, очень враждебного. Хотел я им объяснить, что я джентльмен (меня так уже называли), но передумал, все равно они не поймут моего «джентльменского языка». Зато один парень подсел ко мне попрактиковаться в русском языке (изучает!). Быстренько выдал известное стихотворение о том, что «хорошо в деревне летом, пристает... » и так далее. Молодец, длинную поэму выдал, причем, перевод знал плохо, и был рад, когда я посильно переводил это на английский. Окружающая публика тоже порадовалась русской поэзии с прямым переводом. Дополнительно объяснял почему в русском поле «далеко тебя видать», это английские поля маленькие и разделены высокими живыми изгородями, а русское раздолье — необозримо. ( И хорошо просматривается ).

Так мы доехали до станции пересадки. Мне показали на какую платформу надо перейти, а одна девушка взяла надо мной шефство, постоянно посмеиваясь над этим смешным русским. Дождались следующего поезда, но он тоже оказался не очень поездом, теперь уже два вагона-автобуса сцепленных вместе. Да это уже не важно, главное, что сели и поехали. Правда, в вагоне один английский джентльмен (или не совсем джентльмен) облил меня и еще двух человек чаем. Наверное, все же джентльмен — извинился. Лучше бы не таскал с собой стаканы с чаем по вагонам. (Это я ворчу «про себя», потому как в душе еще не дошел до полного джентльменства). Но у них там так принято, везде продается чай в картонных стаканах с крышкой и его пьют, где, ни попадя. Расплескивают чай в транспорте, извиняются-сожалеют и продолжают плескать дальше, но все это делают вежливо, без скандалов и взаимных оскорблений, по-джентльменски. Другая страна -- другие привычки у людей, тут уж ничего не поделаешь. Ведь это я к ним приехал, буду учиться быть вежливым, даже когда не хочется. А, все же, мне нравится, что в России обливать людей транпорте чаем или еще чем-то считается неприличным и не достойным джентльмена. В Великобритании настолько развит индивидуализм, что можно облить соседа чаем и при этом оставаться вежливым человеком — джентльменом или леди. Вот и поди пойми, что такое дикость в поведении людей, а что культура?

Приехали в Плимут. Кто-то пересаживается в следующий поезд, ехать дальше, а я иду искать свой отель. Это не так просто. Ведь надо найти не огромный небоскреб, а скромный домик, каких здесь сотни в длинных рядах. После третьего объянения, поплутав немного — нашел! Уже ощущаю некоторые успехи в понимании английской устной речи, до половины понимаю объяснения прохожих! Вселился в комнатку на самом верху под крышей, ихний 2-й, наш 3-й этаж. Хорошо. Уютно. Жаль что в Старой Доброй Англии душ и туалет не в номерах, да и в умывальнике могли бы уже поставить нормальный кран-смеситель, а не делать два отдельных по углам раковины. В таком случае, не захочешь, а придется умываться в самой раковине, напустив туда воду. Им то что, привыкли в грязной воде умываться, а я не хочу, вот и приходится или совсем горячей или совсем холодной водой умываться — дикость! И отопление английское бережливое огорчает. Думал в Фалмуте случаность, может поломалось чего, так нет, здесь тоже — включают батареи только на 1-2 часа утром и так же вечером. А в промежутках надо мерзнуть как настоящий англичанин.

Утром опять «инглишь брекфест» - мне понравилось (яичница с беконом, бобы, грибы, все это горячее и чай с «тостами», маслом и джемом). А всякие «мюсли» всех систем и прочие хлопья, пусть едят американцы и подражатели. «Пориджем» я объелся позднее, уже в лодке, там с разносолами было труднее и я упрощал готовку. Попросил хозяев подсказать мне, как добраться до Милбрука, деревеньки, рядом с которой стоит интересующая меня лодка. Кстати, в этом отеле командует хозяйка, а мужчина ее, только на кухню допущен и к деньгам даже не подходит -- эмансипация. Вот он, милейший человек, и объяснял мне, как добраться, с разрешения Главнокомандующей. Мы с ним поладили, он даже иногда баловал меня на завтрак дополнительной сосисочкой и маслом, когда Хозяйка не видела. Вот, оказался «под каблуком» мужчина-муж, а в тоже время радостный такой, и, похоже, не переживает за свое такое положение. Он ведь старше ее лет на 15 и ему уже неохота делами заниматься, а на кухне попроще.

-------

Плывем потихоньку. Хотелось побыстрее, -- не получилось. Да еще и напугались у острова Уэссан. На столько напугались, что пришлось приостановить плавание и восстанавливать пошатнувшиеся психику и общее здоровье. Надежность лодки была под БОЛЬШИМ вопросом. Мне теперь интересно узнать до каких углов ее можно кренить? Моя накренялась до примерно 50 гр. Примерно потому, что на двух лодочных креномерах шкала всего до 40 гр. ( я так понял, что сильнее лодки кренить не надо). И дизель иногда не вовремя отключался. И вода из кокпита не успевала уйти до следующей волны.

Сейчас уже лучше. И с возможностями лодки лучше ознакомлен, и дизель несколько приработался, и экипаж перестало укачивать до потери сознания. Мыс Финистерре уже увереннее проходил, но трепало тоже, и крены были за 40 гр. и ехали на 1/3 стакселя больше 5 узлов. ( Для такой маленькой лодочки 5 узлов уже высокая скорость, управление на волне затрудняется. 6 узлов, бывало, ходили, но без большой волны.) После 6 ночей в море, перестала нравиться ночевка без берега. А зачем, ветра все равно нет, а на волне я сплю плохо. Лучше оказалось на якоре или в марине. И сплю лучше (спокойнее), и встаю на рассвете "как огурчик" для нормального движения дальше. Да мы теперь, ведь все равно вдоль берега едем. А когда сломался генератор, то и радар нет возможности включать, а здесь под утро часто туманы и рыбаки железные норовят протаранить (был прецендент расхождения в тумане в 3-х метрах на волне 4 метра, не люблю я так).

Но в целом, едем нормально, только медленно. Не быстроходная лодка, короткая, пенсионерская, можно конечно на дизеле (пару раз так и делали), но топливо дорогое. Оказалось лучше компромисс: есть ветер - парусим, если медленнее 2 узлов, переходим на дизель и едем 4-5 узлов. В течение дня бывает по 5-8 часов хорошего ветра, а доходим до места, если надо, на дизеле.

Вода в океане хлодновата, не купаемся, только загораем.

Ну, а подробности позже, когда завершиться плавание. Муза посещает, уже не сильно Максима боится.

4.

Плимут город довольно большой, но все же не настолько , что бы я не смог его пройти пешком. Пешком понятнее и интереснее. Лучше запоминается дорога и видно куда попал. Прошел мимо Плимутского Университета, -- большая группа зданий в центре города, почти все новые, потом, минуя центр, к морским баракам. Это у них так казармы моряков называются. Ничего напоминающего советские бараки или казармы! Очень солидные здания из серого камня. Целый комплекс похожий на крепость и резко выделяющийся из окружающихего домов своей величиной и добротностью. Хотя резьбы по камню почти нет, не нужно здесь излишнего шика, все же, вцелом это производит впечатление надежности, долговечности и строгой красоты. Весь этот район называется — каменный дом. Очень характерное название.

А я свернул на Адмиральскую улицу и вышел к воде. Вообще-то это уже море, -- Плимутский залив и устье реки Tamar. Прилив-отлив там уже вовсю работает. Мне надо на паром и переправляться через реку-залив на другой берег. Этот паром-катер ходит по расписанию, ждать еще почти час. Пошел в соседнюю пивнушку-паб. Не очень старая оказалась, всего с 1837 года здесь работает, пивом и прочими напитками людей поит. Попил пивка — хорошо ждать паром. Огляделся. Забавно, здесь явно проводили ремонт «под старину». Деревянная балка перекрытия потолка, сделана под «очень старину» -- настоящая топорная работа. Я бы поверил, что это действительно топором делали, но уж очень ровная балка-бревно, явно с пильного станка, а топором уже после искромсали для «старинного» вида и покрасили потом черной краской, вроде как, уже почти двести лет ей. Ну и еще там много всякого смешного под старину было. Жаль, что и туалет был реально очень старинный, в стиле «совковый вокзальный», вот такую старину я не очень люблю. Совсем не похоже на чистенькие и опрятные континентальные общественные туалеты. И подобные туалеты оказались во всех английских пабах, в которые я заходил. Вот и Англия -- страна джентльменов и образцового порядка. Ни за что теперь не поверю, что англичанам не понять российских туалетов — они к таким же привыкли в своих пабах! Но пиво было отличное -- Джон Смитс.

Поехали паромом-катером на другой берег реки-залива. Приливное течение сильное сносит катер, а как же, думаю, я сам тут буду заруливать, если что? Здесь еще и верфи военно-морские имеются, ходят большие военные корабли: эсминцы, фрегаты. Буксиры протянули подводную лодку. Почему-то она оказалась черного цвета, а я после Битловской песни был уверен, что все английские подводные лодки должны быть обязательно ЖЕЛТОГО ЦВЕТА. Опять неувязочка в Англии. Вот ведь как много сюрпризов может оказаться в чужой стране. Выхожу на другом берегу, смотрю где же здесь деревня Милбрук. Нет ее. Вместо деревни пара домиков-ресторанов и парк с пасущимися коровами. Как англичане гуляют по паркам с коровами -- не знаю, наверное у индийцев научились. Вот как вредно порабощать другие народы, можно и чего-нибудь вредное подхватить. Народ с парома человек 7-8 потянулся в парк, а я остался у причала в полном неведении куда мне идти. Осталась еще девица, ну, я на нее и накинулся с вопросами о близлежащих маринах, пока и она тоже не сбежала к коровам. Оказалось в Милбрук ходит автобус, но сейчас у него перерыв на 2,5 часа. Просто ждать, когда рядом заветная лодочка, может быть ждет-дожидается меня, трудно. Проще пойти пешком, тем более, что тут вроде осталось 5 км, можно прогуляться по Англии, (хотя здесь уже опять Корнуол), всего-то час ходу. Девица мне рассказала как пройти и я почти не сбился с пути, подумаешь, 2-3 км крюка дал, так зато в английском парке на холмах прошелся и мимо исторической церкви. Распросив по дороге деда-велосипедиста, я все же нашел деревню Милбрук (мельничный ручей) и нужную мне Сауфдаунмарину, и даже брокера! Ну, не 5 км прошел, ну 10, но ведь добрался таки, долетел на крыльях любви к лодкам!

Познакомились с брокером. Брокер очень приятная женщина. На столько приятная, что я даже поинтеросовался наличием у нее мужа. Увы, муж был, опять мне не повезло. Ну, тогда пойдем смотреть лодку.

Идем, а вокруг полно лодок всяких, уже радостно. А вот и она! Узнаю по фотографии. Ну, что же, с виду вроде не плохая. Посмотрел корпус, дефектов не обнаружил, поверхность гладкая, следов осмоса тоже нет. Ну, малюсенькие дефектики, конечно, есть кое-где, но это не большая проблема. К тому же где найдешь лодку без дефектов корпуса? Даже на новой всегда можно найти хоть какие-нибудь недочеты. Значит, основное для меня — корпус в порядке, ставим плюс, большой-большой. А вот перо руля мало что жутко ржавое и не профилированное, так еще и «пятка» вообще отсутствует. Это уже минус, не очень большой, но значительный. С таким дефектом в море не пойдешь и «на коленке» исправить трудно. Но можно, я на всякий случай уже прикинул, как выпилю «болгаркой» шмат железа и просверлю в нем три дырки. Это на всякий случай как временная мера. Теперь винт. Говорит, немного погнут, но это не большой дефект. Ну, уж, нет! С этим я не согласен и на сколько владею, английским, долго и нудно объяснял, что это заметно снизит скорость и самое главное, значительно повысит расход горючего. Пришлось ей согласиться. Полезли в лодку, теперь там посмотрим чем меня порадуют и огорчат. Аромат внутри такой, что лучше не принюхиваться. В России это считается гнилая лодка — плохо. Но смотреть надо, раз приехал. Да и у меня уже появилось впечатление, что все английские лодки обязательно отсыревшие внутри. А с чего бы им не быть сырыми, если дождь идет весь год, лишь с коротенькими перерывами. При такой погоде просохнуть они просто не могут, потому как здесь всегда холодно. С таким мыслями проверяю всякие закоулки и нахожу множество забытого и уже гниющего. Не очень любит хозяин свою лодочку, хотя, может это мне так кажется. Он поставил внутрь осушитель воздуха и маленький электро-каминчик. Лак внутренней деревянной отделки тоже в запущенном состоянии, но это поправимо в будущем и как говорят «на скорость не влияет». Зато много всякого бытового оборудования: мойка с электоводопроводом, газовая плита с духовкой (может, хлеб научиться печь), но почему-то она не качается и стоит поперек лодки, как же они в море на ней готовили? Опять же, цивильный туалет, жаль, что на берегу стоим, нельзя проверить. Свет горит во всех салонных лампах, тоже приятно. Пора смотреть вожделенный для меня пайлотхаус с его навигационным оборудованием. Комплект для такой лодки не плохой: магнтный компас, автопилот, две радиостанции, лаг, лот, специальный ЖПС с выводом на компьютер и даже радар. Автомагнитола с 4-я колонками. Хороший приборный щиток дизеля, тоже приятно. Имеется береговая подзарядка аккумуляторов и даже маленький холодильник. А вот одно стекло совсем растрескалось, придется менять. Для первого знакомства достаточно. Начинаем торговаться с брокером. Дело это не простое, давлю на то, что лодка не готова к эксплатации, она соответственно утверждает, что вполне готова, а на мелочи не стоит обращать внимание. Я утверждаю, что это не мелочи, а если это мелочи, пусть владелец их устранит самостоятельно. Кроме этого, я напишу еще большущую таблицу с указанием всех дефектов лодки, а так как этих дефектов очень много, то мне потребуется на это 5-6 часов. Постепенно сходимся на том, что цена меня устраивает, но надо сделать ремонт, и нужна скидка с этой цены на ремонт. Скидку я запросил 30%, (и это с учетом того, что лодка уже уценивалась дважды и цена на 30% уже снижена). Этакое мое нахальство удивляет брокера, но тем не менее принято к рассмотрению. На следующий день приезжает владелец и мы начинаем проверять оборудование в действии. Прежде всего дизель. Он хоть и не с пол-оборота, но завелся с применением эфира и прогревшись показал вполне красивые дымы. Проверяем навигационное оборудование. Лаг и лот хозяин решил не проверять, дескать все равно на берегу стоим. (Позже я выяснил, что он меня немного обдурил, эти приборы были неисправны, и мне пришлось их чинить). Зато радар работает, правда, хозяин забыл, что он должен сначала прогреться и долго крутил всякие ручки пока радар сам не заработал. Автопилот проверили в сухую, он что-то подруливал и решили, что работает. Ладно, пойдем на палубу смотреть паруса. Паруса в чехлах — хорошо, но сырые и уже зеленоватые — плохо. Развернули — целые, но хозяин на столько плохо знает как обращаться с парусным вооружением, что я его не стал сильно «мучить» и так было ясно, что паруса практически не использовали, значит они и не изношены. Зато очень приятный сюрприз для меня, грот-мачта установлена на специальном кронштейне и её легко можно опустить и поднять, даже одному человеку. Ну, бизань-мачту уже с помощью грот-мачты вообще не проблема ставить. Стаксель на закрутке, а грот наматывается на гик, тоже приятно для меня. Ну, что же, пора выяснять цену на все это. Хозяин, конечно не согласен на 30% скидку, но на 15% процентов возможно. При этом брокер заверяет, что ремонт потребует не более 10% и она мне поможет, в поисках мастеров и оборудования. Вот так, в кратце, я достиг договоренности и все остались довольны. Особенно я, ведь довольно рискованное я осуществил предприятие, - поездка в чужую страну, покупка неисправной лодки и необходимость проживания здесь некоторого времени для ремонта и приведения лодки в порядок. И все это при условии ограниченных материальных ресурсов. До сих пор удивляюсь этому своему несколько нахальному авантюризму. Но с другой стороны, если сидеть на печи, не слезая, мало чего достигнешь. Значит, надо к чему-то стремиться и действовать. Тогда что-то получается. Ну, конечно, не все проходит совсем гладко, зато преодоленные трудности радуют и вселяют оптимизм, а я, похоже, неисправимый оптимист-романтик.

Теперь самое простое: заплатить деньги и вступить во владение!

Начинаю выплачивать деньги со смутным страхом: «А вдруг, меня тут просто дурят и вытягивают деньги из бедного русского лоха (или как это по-английски). Но деваться некуда, надо рисковать. И мне надо рисковать, ведь совершенно чужим людям, даже хуже — иностранцам, выплачиваю свои кровные, тяжким трудом заработанные. И они рискуют, а вдруг этот русский мафиоз, прикидывающийся честным и порядочным, на самом деле крупный аферист и похитит прямо с берега ценную собственность благопристойного и законопослушного англичанина. А потом сразу же уплывет в дикую Россию откуда его уже никогда не достать цивилизованному европейскому правосудию и тем более порядочному английскому джентльмену. Для того, чтобы хоть как-то снизить взаимные риски и опасения, я предложил передовать деньги частями. Аванс 10% выплатил практически сразу наличными в Евро. Сразу же отношение в дикому и коварному русскому азиату улучшилось. Ведь они мне пока ничего еще не дали, кроме бумажки из компьютерного принтера, а я уже выдал настоящие европейские деньги с красивыми картинками.

Дальше стали договариваться о сроках перевода денег, методах и частях. Четыре части всех устроили, но сроки отправки из России требуют некоторого времени. Поэтому часть денег отправили на указаный счет в Англии, а часть отправили прямо на мою карточку. Сравнили убыток при пересылке, вроде через карточку даже выгоднее. Потом выяснилось, что наоборот. Вообще-то я до сих пор еще этого точно не осознал, но платежи пошли и я стал получать письменные квитанции «от руки» брокера. С каждой такой квитанцией мне становилось все более жутко, -- ведь деньги уходят, а лодка как стояла на берегу, так и продолжает стоять совершенно без меня, внутрь меня не допускают. К тому же проживание в отеле Плимута, хоть и не дорогое (я нашел за 30 фунтов в день с завтраком и интернетом), но все же начинает накручиваться изо дня в день. Попросил скиду как постоянный клиент, хозяйка покрутила носом и сбросила 3 ф, уже хорошо. Стал просить брокера найти мне жилье подешевле и поближе к марине. И она мне помогла. Жить пришлось в странном вагончике, спать на несусветной кровати и самому готовить еду и даже отапливаться/обогреваться. Зато это счастье обходилось мне уже всего в 10 ф в день, а с учетом длительного проживания и того меньше. Сначала думал управимся с проплатой за 3-4 дня. Но общее время затянулось на 11 дней.

Даже когда я перевел/выплатил уже все деньги, оказалось, что брокер должна еще перевести эти деньги бывшему владельцу (еще 2-3 дня). А до этого времени меня не пускали в лодку, я только ходил вокруг неё кругами, чем начал вызывать подозрения у народа в марине. Особенно невесело было сидеть под почти непрекращающимся английским дождем в вагончике и скучать в одиночестве. Даже интернет там не работал. Брокер дала мне диски с фильмами, чтобы я учил английский язык с помощью древнего телевизора, стоящего в вагончике. Несколько полегчало. Да я и сам продолжал учить английский по урокам записанным на компьютере, это было уже более эффективно. Самым забавным было отопление этого вагончика. Электричество -- свет там было, а обогревателем решили меня не баловать, предложили топить дровяную печку самостоятельно, не дав для этого дров. Из инструмента для подготовки дров там была столовые вилка, ложка и тонюсенький ножичек, которым даже консервную банке невозможно открыть. Еще было 4-5 сырых поленьев (на Британских островах все сырое) и у меня в вещах завалялся кусок газеты. Разжигать печку/готовить дрова без топора я еще не пробовал ни разу в жизни. Теперь жизнь обогатила меня новым знанием — разжечь печку сырыми дровами, даже не имея возможности налущить щепы, я не смог.

Смейтесь надо мной, бывалые туристы, но здесь не Россия с её лесами, изобилующими дровами и другими материалами для разведения костров, здесь кошмарная Англия, даже хуже — Корнуол. Здесь есть только вода со всех сторон, камни и немного пожухлой травы, причем все, что не вода - уже частная собственность. Ну, как тут прожить бедному россиянину? А никак! Мы не готовы к жизни в Английском королевстве. Можно жить в отеле, правда, и там отапливают только 2-3 часа в сутки, немного утром и немного вечером, –- нечего расслабляться заезжим гастролерам. А проще уматывать восвояси и больше не беспокоить отдельностоящий Альбион. Но у меня дела, я не могу так просто сбежать, не достигнув хоть какого-то результата. Поэтому, решил становиться немного англичаниным. Для начала пришлось спать безо всякого отопления, при температуре утром +3 гр. Выжил.

На следующий день ходил по марине и собирал деревянные щепки, попутно размышляя о том, какой долгий путь проделала та или иная деревяшка до печки в вагончике. Ведь в богатой Англии и её окрестностях нет лесов, тут не то, что со строительным лесом, здесь даже с дровами проблема. Деревья конечно есть, я видел их собственными глазами, несколько штук, но никому даже не придет в голову их спилить и сжечь. Их так мало, что они уже представляют местную достопримечательность и ценную собственность их владельца. Поэтому топят всяким щепками экзотических африканских пород красного дерева, ну и наверное, чем-нибудь канадским и даже российским, я ведь когда-то создавал лесопилку и отправлял доски из под Смоленска в Англию. Жалко что просушить эти щепки было негде. Мои походы по территории марины со щепками в руках вызвали жалость брокера и она прислала своего мужа ко мне с пакетом угля. Муж так опасался дикого русского, что даже не захотел зайти в мое страшное жилище, и поставив, пакет под дождем на пороге, постучал мне в дверь и гордо удалился в туманную даль Англии. На мои приглашения зайти, он только покачал из тумана рукой. С углем уже веселее, можно попробовать жить ближе к цивилизации. Правда, уголь оказался прессованый из пыли, но и это уже реальное топливо! Теперь совсем «просто» — надо его разжечь, уголь этот. От кусочка газеты он, разумеется, не загорелся, а щепки еще не просохли. Зато уже есть перспектива! На следующий день я сумел зажечь уголь и насладился теплом в доме! Англия начинает нравиться!

Впоследствии я разочаровался в этой печке, как и большинство англичан, –- много хлопот и грязи. Это хорошо, когда делать нечего и надо убить время. В обычной нашей суетной жизни, удобнее простые электроотопители, или другие автоматические нефтяные и газовые. Но все же пришлось вкусить английской каминно-печной романтики. Печки они делают со стеклом в дверце, поэтому вид живого трепещущего огня навевает романтические мысли, делает уютным даже странный вагончик и располагает к покою, умиротворению и всяческим хорошим размышлениям. К тому же я был вынужден ходить в деревенский магазин за продуктами (3 км туда и обратно). Миленькая такая прогулочка под дождем.

Зато там же в деревне, как раз по пути, стоит паб, местная пивная. А внутри тепло, греют электро и какие-то другие печки (правильный камин с дровами или углем так ни разу и не видел действующим), над печками как раз вешалка, куда вешают верхнюю мокрую одежду. Зайдешь в такую пивную, в спокойный уют небогатого английского быта, присядешь (я обычно в стороне от стойки) с пинтой пива или эля (по настроению) и вот оно уже счастье, вплотную приблизилось, можно к нему прикоснуться-прислониться. Тем более, что сиденья везде - обязательно мягкие матерчатые подушечки. А вокруг народ английской деревеньки тоже сидит пьет что-то свое английское-корнуольское, выбор большой и обсуждает важные деревенские проблемы. По будним дням мало людей, порой 1-2 человека, а по выходным до 20 человек набирается. Ну, это разумеется в маленькой деревенье, где и домов-то всего штук 200 и 3-4 пивные, да 1,5 ресторана (я так и не смог однозначно определить статус каждого).

Причем никакого разделения по половому, национальному, возрастному или какому-то иному признаку. Там и с грудными детишками заходят посидеть, и семьями, и девичники дам зрелого или наоборот совсем недозрелого возраста устраивают, но большинство, конечно же, мужчины. Да, нам мужикам нравится ходить в такие заведения! Здесь мы можем испить специальные мужские напитки и обсудить абсолютно все окружающие нас проблемы. Я, правда, так и не смог полноценно влиться в местную компанию, по причине слабого моего пониманию местного наречия, к тому же еще и приправленного пивом, элем или еще каким-то напитком. Но через некоторое время меня заметили и даже стали спорить на меня. Откуда этот странный тип сюда заехал? Однажды, победитель спора даже угощал меня пивом на радостях. В общем, все почти хорошо, но немного не все. Сижу как то раз, пью эль «Бест» и слышу обсуждают меня. Нюансов разобрать увы не могу — мой английский еще слаб для таких сложных словосочетаний. Но понимаю, что дама в своей компании, когда узнала, что я русский рассказывает анекдот про оргазм. Это я понял по многократному повторению этого международного слова и выразительному дышанию рассказчицы. А народ при этом, поглядывая на меня, все громче и громче смеется, потом, вообще, просто заржали. Я тоже пытался поржать, но чуть не до слез обидно, что совершенно не разобрал слов этого анекдота, так что ржание мое было только за компанию.

Пока сидишь в пабе, курточка просохнет над печкой и прогреется, надевать такую потом - истинное удовольствие. Опять же, на улице дождь, а в пабе тепло и доброжелательная атмосфера, –- совершенно не хочется уходить. Но я проявлял твердость духа и почти никогда не выпивал больше одной пинты пива, чтобы не терять формы на следующй день. И все же слаб человек по природе своей. Я заходил в паб по пути из магазина к марине, можно ведь и пореже ходить за продуктами, ан нет, мне легко удавалось убедить себя ходить за продуктами чаще, чем требовалось, ну, а уж пройти мимо паба не испив живительной влаги, я смог всего один раз, но то была очень важная личная причина.

* * *


Внешний вид лодки Колвик Ватсон 28 (Colvic Watson) на момент покупки.

5.

Так я и прижился в Англии. Таким образом и ожидание проплаты удалось пережить, и упадочные настроения, иногда посещающие меня на чужбине, и даже трудности капитанства при адаптации вновьприбывшего экипажа к суровым условиям корабельной жизни. Полезный все же напиток пиво, с его помощью легче жить на этой Земле и преодолевать окружающие трудности. Не буду повторять «гимн пиву», это уже было.

Но я еще не пел гимн английскому элю!

Вообще-то эль, это тоже пиво, но по устаревшему рецепту. На британских островах вообще любят всяческую старину. Здесь на островах цивилизация пошла несколько иным путем, по сравнению с континентальной Европой. И в этом британцы и иже с ними, чувствуют свою особую отличительную значимость. Так же и с элем. Первое мое впечатление о нем было, мягко говоря, не слишком хорошее. Малопенное, почти полностью без пивной горечи и слабоалкогольное. Многие в России сочтут это просто бурдой разбавленной. Континентальное пиво уже ушло далеко вперед в своем технологическом развитии. Но тут-то и кроется разгадка особой прелести эля. Мало того, что его пьют из патриотических соображений, так ведь он НАТУРАЛЬНЫЙ! Или по крайней мере значительно ближе к живой природе своими свойствами. Привычный к европейскому пиву, я сразу даже не смог понять всей прелести эля. Зато потом, заходя очередной раз в паб и задумываясь, какое английское пиво опробовать в этот раз, я заметил за собой склонность именно к элю. Ведь не смотря на обилие сортов эля (почти в каждой пивной свои сорта), все они оличаются мягкостью вкуса и отсутсвием консервантов. Правда, разок я попал на подкисший эль, но это только подтвердило мои предположения о его натуральности.

В наказание владельцу паба, я перестал брать этот сорт, хотя он его мне постоянно предлагает. Ведь первое время я спрашивал все сорта именно английского пива или эля для того чтобы составить себе представление о том что же все-таки пьют в Англии и окрестностях, вот мне и «скармливали» залежалый товар. Но я не в обиде, чтобы понять, что такое хорошо и что такое плохо, надо иметь возможность сопоставить, что я и делал — свобода она и в этом. Теперь мои вкусы устоялись и я, если не собираюсь еще что-то новое пробовать, пиво беру «Джон Смит'с » а эль «Бест».

В подтверждение полезной хорошести эля привожу еще один замечательный факт. Мой старший помошник Максим, который в Москве вообще не пьет пиво (не нравится оно ему), здесь, попробовав, начал попивать эль!

Заходя в паб, я наконец, смог с помощью английских специалистов разобраться с проблемой английских пива-эля. Все мои рассуждения об английском пиве-эле, разумеется, относятся исключительно к разливному, оно, как правило, живое. Для ознакомления брал бутылочно-баночное на этикетках которого было специально написано «Эль», но это уже совсем другой вкус и больше относится к сравнению этикеток. Попытался выяснить у англичан, чем же отличается английский эль от английского же пива. Спросил у женщины, она ответила просто: одно и то же. Женщины, кстати, здесь в пабах сидят и пьют пиво и прочие напитки наравне с мужчинами. Для верности спросил у мужчины, в вагончике которого я проживал, ожидая завершения сделки купли-продажи. Он парень молодой и что-то долго и пространно мне объяснял, до тех пор, пока я уже ничего не понял. Самый практичный ответ мне дал солидный мужчина, заходящий в паб с собакой, как принято в Англии. С ним мы познакомились в пабе деревеньки Милбрук, куда мы оба частенько заглядывали. Он сказал просто: «То что наливают ручным насосом, - это эль, а то, что льется само из крана, то — пиво». Вот как все оказалось легко и просто, что значит грамотный и практичный подход к делу!

Так, что, коллеги, заплывая в Англию, смело выбирайте напитки и не пугайтесь, если сюрприз получится.

Ну, а тем временем наши денежные дела подошли к завершению. Мы с Максимом перечислили уже всю согласованную сумму и получив подтверждение о благополучном приходе последнего платежа, я собрался въезжать в лодку и получать документы на её владение. Ха! Не все оказывается так просто! Это я перечислил деньги на счет брокера, а теперь она должна перечислить положенную сумму с учетом английских законов бывшему владельцу. Ну, и пусть себе занимаются своими внутренними английскими проблемами, я уже чист, как мне кажется. А бывший владелец так не считает! Пока он не получит деньги сполна, он никуда меня не пустит! Я даже в сердцах высказал брокеру удивление такими местными порядками. «Как же так? — говорю, — ну, понятно, дикий русский из совершенно дикой России не заслуживает доверия английского джентльмена. Это понятно, наши люди тут уже начудили, но почему же вы, двое англичан не доверяете друг-другу?!» На это мое эмоциональное восклицание, милая женщина лишь пожала плечами, вздохнула с огорчением и сказала, что так здесь принято. Значит, придется мне ждать и страдать еще три дня. Так можно и цирроз печени от избытка пива-эля получить! Никакого терпения не хватит столько времени ждать, находясь рядом с вожделенной мечтой!

Пережил еще три дня под дождем в вагончике.

Наконец, свершилось! Брокер с радостной улыбкой идет мне навстречу, не обращая внимания на дождь. Они вообще тут живут так, как будто дождя вовсе нет. А чего на него обращать внимание, если он льет почти все время, зато не сильно, но с ветром. Идем в её офис-вагончик и оформляем документы. А документов почти что и нет вовсе! Только билл-оф-сейл с тремя подписями: брокер, бывший владелец, новый владелец с адресами и странная цифра 64/64 выплаченной суммы. Это, по-нашему 100%. В британской интерпретации меня это особенно поразило и я долго не мог понять что означают эти цифры. И эта примитивная бумажка, напечатанная на компьютерном принтере и подписанная от руки, безо всяких печатей и официальных заверений нотариуса, является основным документом подтверждающим переход значительной суммы денег взамен собственности, от одного владельца к другому. Неожиданно и боязно для меня, привыкшего к сложностям оформления традиционной совковости. Для вящего спокойствия, мне еще выдали бумажку, подтверждающую выплату мной денег брокеру, но так же отпечатанную на принтере и с подписью брокера. Со странным чувством радостного волнения от, наконец, свершившегося момента вступления в правообладание своей лодкой-кораблем, получаю ключи и иду в свою новую собственность!

Разумеется, под дождем. В Англии и окрестностях все делается под дождем.

Залезаю по лестнице в лодку (она на берегу стоит), а коленочки дрожат от вожделенного счастья, не урониться бы с лестницы на радостях. Вот, это мой собственный кокпит, небольшой, но вполне жилой. А вот, за дверью (дверь настоящая, не лодочный люк) и мой дом! Дом трехкомнатный, в двух ярусах, как и положено правильному английскому дому. Правда ярусы-этажи у меня наоборот. В английском доме первый-земляной этаж кухонно-хозяйственный, а спальня на верхнем втором (по ихнему первом) этаже. А в лодке моей к спальне в носовую каюту надо идти вниз. Ну, у меня же плавучий дом, значит должны быть маленькие отличия. В моем нынешнем доме и кухня есть, и туалет, и кладовка, и гостиная (пайлотхаус) с диваном, где джентльмены курят сигары после файф-о-клока (полдничного чая). Живи, наслаждайся жизнью! А не понравилось на одном месте, — «отдать швартовы и курс к Таити», или куда там еще в местный рай ходят. Да... наконец-то! Вот оно счастье лодочное очередное! Свершилось!

Постепенно первая эйфория проходит и начинают появляться здравые мысли. Лодка-то насквозь мокрая — Англия с Корнуолом вокруг! Ну и куда же я намеревался вселяться и жить припеваючи? Здесь же сплошь болото гнилое! Появляется мысль, что переселение из странного вагончика откладывается, там хоть как-то можно было жить, а здесь — сырой ужас! Сейчас бы пивка для нервоуспокоения, но я не пью по утрам! Кстати, сейчас ведь утро, значит еще есть время для осмысления ситуации и подготовки к вселению во вновь приобретенную собственность. Где там у меня умные мысли спрятались? Ну-ка, давай, думай башка, чего купила и как тут можно жить.

Перво-наперво надо решить где и как я смогу здесь спать. Решил заселятья в носовую спальную каюту, на правую капитанскую сторону. Сыро, конечно, но у меня есть элекропечка доставшаяся в наследство. Включаю её, сразу становится веселее и сырой ужас начинает прятаться по углам. Газовая плита успешно работает и даже есть газ! Минимальные прожиточные условия разведаны. Но нет посуды и спальных принадлежностей. Иду к моей милой брокерше и прошу на время попользоваться посудой и одеялами с простынками из вагончика. Заодно узнаю сколько мне дадут электричества для тепла и что я должен платить. Разобрался — жить можно! Но во всяком новом месте новые порядки и к ним надо привыкать-приспосабливаться. Здесь ведь не отель, здесь я сам должен делать все хозяйственные дела. Притащил в лодку еду, посуду, спальные принадлежности и начал жить на борту. Печечка потихоньку просушивает местами лодку, и на ней можно руки согреть. Сейчас ведь 26 марта и температура за бортом +3...10 градусов. Немного. Но я дико доволен, что не пришлось мне ехать за подобной лодкой в Шотландию, как планировал (и поехал бы). Там еще холоднее, сейчас там вообще снежная метель и замело все дороги. Это был бы действительно ужас. А здесь на курортном Юго-Западе Англии почти тепло и люди ходят легко одетыми, без тулупов и валенок.

Первый день жизни в «новой» лодке прошел в ознакомлении с обстановкой и организацией жилых условий. Жить — можно! Но осторожно.

6.

На следующий день, проснулся в кошмарной сырости, но счастливый от мысли, что наконец, я у себя дома. (У меня ведь нет нормального дома и нормальной семьи после развода). Затем высунув нос из под теплого одеяла наружу, начал обдумывать, как же мне начинать тут новую жизнь. Сначала решил обеспечить минимальный комфорт. Это громко сказано «комфорт», проще говоря, возможность есть, спать, отдыхать и при этом оставаться более-менее здоровым. Нелегкая задача в таких условиях! Сушить все окружающее меня, очень трудно при редко прекращающамся дожде и температуре воздуха +3...10 градусов. Но надо и это начинать. Надо добыть воду в лодке и суметь готовить еду. Просушил для начала один матрас над электронагревателем. Газ для плиты вроде имеется в достатке. Надо залить воду в водяной танк лодки. Залил. Включил. Почти сразу заработал водопровод — хорошо. Совсем уже было начал расслабляться, даже достал тапочки домашние, (я ведь у себя дома). Но заметил, что на полу/палубе начало что-то чавкать. Не сразу понял, что это. Потом дошло, когда в тапочках ноги промочил.

Здесь такая система трюма, что вода иногда просачивается на напольное покрытие, везде старенький коврик наклеен. Почему не остается в трюме не сразу понял, оказалось, туда стекает только «большая» вода. Пришлось мне влезать в сапоги и жить в своем доме проходя по чавкающему полу. Три дня разыскивал откуда капает/подтекает. Нашел, конечно, оказалось в 4-х местах. Зато теперь знаю как устроен водопровод на моей лодке. Заодно изучаю лодку. Когда дождь перестает, то снаружи что-то делаю, а когда идет дождь — внутри по «шхерам» лазаю. Много всего интересного нашел, что-то радует, что-то огорчает. Для начала выкинул все, что сгнило, много было всяких тряпок, деревяшек и прочей ерунды. Кое-что смог сохранить. Например, вынул из ведра с водой электропылесос и смог его наладить, теперь в лодке удобнее убираться и чище выглядят местные ковры. Так я и прожил весь апрель и май, приводя лодку в порядок, знакомясь с ней и даже немного переделывая для улучшения жизни, как я это понимаю. Очень помогла моя милая брокер. Замечательная женщина! Она нашла мне мастера, который сделал ремонт руля (нужна была сварка и токарные работы). Взял с меня мастер за это умеренную сумму 150 Фунтов. (При покупке и выяснении возможности скидки, мы ставили на эту работу 1000 фунтов). Вообще-то мастер местный маринный, но я ведь поначалу ничего не знал о местных порядках, куда и как сунуться.

Винт был погнут и оказался разболтанный выходной подшипник его вала. Это я смог сделать сам, но с помощью английских коллег-яхтсменов. Конечно, советовался на нашем форуме и там мне тоже помогли разобраться с этой конструкцией. В этой марине небогатая публика и от того простые и добрые нравы. Принято помогать другим людям и зачастую бесплатно. Помогали мне, помогал я, а потом приехал Максим и тоже помогал. Это очень интересно, помогать людям, заодно и знакомимся, и потом уже общаемся вовсю. При этом осваиваем английский язык, так что имеем двойную пользу. Предлагал англичанам помочь осваивать русский язык, - энтузиазма в этом деле не заметил. Хотя, некоторые англичане знают кроме английского и еще 1-2 иностранных. Чаще французский, испанский и немецкий. Так что легенда, что англичане не желают знать никакие языки, кроме своего, здесь не подтвердилась. И заодно я узнал, что в Англии, как и во многих других странах, и в России в том числе, высокий культурный уровень человека часто не гарантирует больших денег, и даже наоборот.

Еще большая работа для меня была сменить сильно потрескавшееся стекло в пайлотхаусе. Милая брокер помогла мне найти адрес мастерской в Плимуте. Туда я поехал с вынутым образцовым стеклом и договорился, чтобы мне его копию сделали в течение одного дня. Правда, был триплекс стеклянный, а теперь стоит пластик. Посмотрим, как он себя покажет. Обошлось мне это пластиковое стекло всего в 35 фунтов (При продаже, эту работу оценили в 500, и тоже пошло в скидку общей цены). Пока стекло делали, я с удовольствием погулял по Плимуту. Зашел в яхтенный магазин (кошмарно высокие цены!), посетил плимутский паб (как же без этого?). К вечеру зашел за стеклом и благополучно вернулся в свою деревню. Через два дня, дождавшись, когда хоть немного просохнет рама окна, вклеил на силиконовом герметике. Получилось очень хорошо. Пока пластик даже прозрачнее, чем триплекс. И герметик я уложил лучше — не подтекает.

Пока очищал подводную часть корпуса от старой краски-необрастайки, тщательно проверил состояние корпуса. Понравилось, замечания мелкие, необходимого срочного ремонта не тебует. Даже шпаклевать не надо. Так, пару-тройку крупных царапин подчистил и все. Потом дождался когда просохнет и покрасил, получилось совсем не плохо.

Возле помойки в марине нашел две банки лака. Вполне подходящий лак для внутренних работ ( даже непонятно. почему выбросили 1,5 литра хорошего лака). Этим лаком начал подлачивать кое-что внутри. Но много времени этому посвятить не мог, надо было проверять оборудование и налаживать его. Ввел в работу дворники на окнах пайлотхауса, якорную лебедку, замок носового светового люка и устранил его водотечность. Наладил электрическую часть, где не работало. Отдельная работа и явно очень длительная, устранение подкапывания воды изо всех мест откуда может капать и откуда не может, но все равно капает. Но это работа длительная и ее еще долго придется делать. Ведь сначала в дождь надо заметить где капает, потом найти почему капает и когда просохнет, только тогда уже замазать герметиками или клеями. Тогда получается результат и больше уже не течет. Но это долго и нудно, зато когда в лодке сухо, а вокруг совсем мокрая вода, чувство комфорта и благополучия особенно радует. Этого я добился на моей предыдущей лодке, а здесь еще далеко до полной сухости и мест потеков очень много. А бывший хозяин на мой вопрос почему так много в лодке воды, ответил просто: «Чтобы не было воды, есть откачивающая трюмная помпа». Вообще, англичане, как я понял, легко относятся к наличию воды везде и всегда. Постоянная и всепроникающая сырость приучила спокойно к этому относится. Благо дожди у них не сильные ливни, а моросящие, но почти постоянные. Вот они и живут и работают под дождем, как при ясном небе. А чего прятаться от дождя, он ведь надолго, и пережидать его бесполезно. Ходят все мокрые в куртках, зонтики, оказывается, не любят, потому как ветра сильные и зонтики мало помогают от косого дождя и часто ломаются.

Так постепенно я обживался в своем доме-лодке и ждал старшего помошника Максима, чтобы закончить проверки, прежде всего дизеля (Максим специалист по дизеям) и еще решить ряд мелких проблемок, которые лучше делать в четыре руки.

Подключился к местному интернету по WiFi. Это сразу украсило мою жизнь. Тут и связь по Скайпу с друзьями (а то уже начал забывать русскую речь), и элекронная почта, и суперсправочник, где есть почти любая интересующая информация, и конечно же наш форум, где можно пообщаться единомышленниками.

7.

Мой друг, с которым я познакомился на форуме, имеет друзей в Англии. Когда он сообщил своим друзьям-англичанам, что возле Плимута появился живой русский яхтанутый и к тому же его друг, то они решили меня проведать и увидеть собственными глазами это диковинное в здешних местах явление. Мы сначала списались по электронной почте, а потом англичане приехали сами посмотреть мою лодку и меня самого. Они здесь недалеко живут всего 30 км в глубь Корнуола.

Ник и Дженни оказались очень приятными людьми, мы попили чайку с пирожком и они решив, что я совсем не опасен и не столь дик, как принято считать русских на Западе, пригласили меня продолжить знакомство на их территории. У них в соседней деревеньке в ближайшую субботу состоится концерт мужского любительского хора, где Ник будет выступать как дирижер. Меня это несколько озадачило, я ведь не брал с собой сколько-нибудь приличной одежды, в чем же я пойду на концерт? Попробовал отказаться, заявив, что мой смокинг находится в чистке, и фрак там же и уже давно. Шутку мою проигнорировали и сказали, что я и в своих далеко не новых джинсах выгляжу вполне респектабельно и полностью соответствую представлению о русских в Англии и тем более в Корнуоле.

И вот, в субботу в 16-00 приезжает за мной Ник, и мы поехали. Я прихватил с собой кексик, чтобы не с пустыми руками ехать, но до кексика дело не дошло, наверное не той системы он был. Дороги в этой части Англии оказались очень интересными — петляли по холмам и полям как заблудившийся алкоголик. Сейчас здесь весна и начинает зеленеть трава. Очень живописно выглядят белые овечки на зелёных полях по склонам холмов. Поля не очень большие, с четкими границами — каменными стенками продублированными живой изгородью, а для большей надёжности еще и колючую проволоку по верху пускают. Я разок попробовал перелезть, весь в шипах оказался - очень колючая изгородь, даже и без проволоки.

Чем ближе к их дому, тем уже становились дороги, дошло до того, что ехали между двух стен — изгородей, и разъехаться со встречной машиной уже не могли. Когда впереди оказывался ещё кто-то, то искали расширение и кое-как разъезжались, приходилось даже сдавать назад. А стены полей высокие, до 2-х метров доходят, и петляет дорога так, что приходится на поворотах гудеть, чтобы предупредить возможных встречных, ведь за высокой стеной ничего не видно. Но местный народ это не напрягает, все с улыбками здороваются и пропускают друг-друга без проблем.

Пока ехали, распросил Ника о кошмарной тайне, которая меня занимала уже давно! А что же такое английский коттедж? Я ходил по соседней с мариной деревне Милбрук и никак не мог понять, рядом стоят дома — на одном написано: «дом», на соседнем, почти таком же: «коттедж». Непонятно!

В Англии прекрасная традиция — давать имена собственные своим домам. Поэтому, почти на каждом доме табличка с именем: например «пришвартованный дом» или «цветочный коттедж». Вообще, названий очень много и не для всех мне понятен перевод, очень уж местные жаргонные имена бывают. Ещё мне понравилось, что очень редко в сельской местности встретишь два одинаковых дома, даже если построены по одинаковому проекту (такое бывает здесь не часто), стараются отличаться — или в другой цвет покрасят, или окна другие, или крыльцо. Приятно радует глаз такое разнообразие. Разумеется, перед домом почти всегда, хоть небольшой, но имеется газончик.

И тут сюрприз, я то думал, что они всегда образцово подстрижены и является неприкосновенными. Ничего подобного! Состояние газона зависит от жильцов: если есть дети, то на газоне валяются игрушки и он несколько потоптан. Если живет одинокий мужчина, то такой газон зачастую вообще бывает заброшенным с давно не стриженной травой. Вот, в случае полной по составу престарелой семьи с достатком, можно полюбоваться аккуратно подстриженным газоном и цветами вокруг. Ну, разумеется, множество промежуточных состояний газонов. Ещё я заметил, что богатство дома здесь определяется скорее не величиной, а архитектурой и древностью. Часто можно увидеть примитивную булыжную кладку со стенами поросшими мхом, вот это и есть признак богатого дома. Ну а те что победнее, вынуждены примитивно штукатурить свои дома и красить — ясное дело никакой древней романтики, ведь ни одно уважающее себя английское привидение не захочет жить в оштукатуренных стенах.

Примерно так я описывал Нику свои впечатления об английских домах. Ну, и наконец, попросил объяснить мне разницу между английским домом и английским же коттеджем! Жаль, что я не владею достаточно свободно английским языком. Нику было очень трудно мне это объяснять. Но мы ехали по Англии-Корнуолу и по дороге встречались самые разные сельские дома. Может быть, он и сам ранее не задумывался над таким очевидным для всякого англичанина вопросом. А теперь мы стали смотреть, где что написано, и постепенно выяснили, а Ник уже твердо мне сказал: «Английский коттедж — это маленький старый (даже, можно сказать, старинный) деревенский домик!» Вот оно как оказалось! А мы то в Подмосковье и в других местностях захваченных «русскими нуворишами», смотрим на ихние только, что отстроенные многоэтажные хоромы и они их называют коттеджами! Ха! Оказывается если следовать буквально по названию, эти наши богатеи проживают в ма-а-а-леньких ста-а-а-реньких деревенских домишках!

Заодно выяснили, что такое английское бунгало — сельский «дом без этажей». У англичан забавно считают этажи: наш первый у них земляной (оно и понятно, полы в домах находятся практически на уровне земли, а иногда и несколько ниже). А бугало расположено только на уровне земли, без первого этажа. Так что Потемкинский Дворец в С.Петербурге, по-английски, практически — бунгало!

Так, за разговорами, наконец, подъехали к его дому. Нам ещё соседка его повстречалась по дороге, тоже с трудом разъехались, зато они мило побеседовали, когда машины стояли в 3-х сантиметрах друг от друга. Соседка живет одна — фермерствует. По виду довольна жизнью, но и машинка скромненькая, и дом с подворьем не шикарные. Зеленого газончика я у неё вообще не увидел. Наконец, поворачиваем. Вот оно семейное гнёздышко счастливых англичан. Пытаюсь понять какого же типа его жилище — коттедж или дом. Вроде и старый и деревенский (правильнее — хутор), но Ник гордо заявляет: «Это не коттедж, это фермерский дом, а коттеджем он был давным давно, когда не было всех пристроек»!

Ворота во двор этого фермерского дома суперсовременные, - автоматические с беспроводным пультом, да еще и электропитание от солнечной батареи. Вторые его ворота, пока еще не доросли до современности (опять деньги), поэтому Ник их вообще не закрывает.

Я бы назвал это все усадьбой. Основной жилой дом, состоящий из нескольких в разное время добавленных пристроек. Дом несколько растянулся в длину вдоль склона холма и примыкает к камням холма задними стенами. (Наверное, в начале это была просто пещера). Дальнюю часть дома занимает сын со своей импортной женой. Но они нас не почтили своим вниманием, их вообще не было видно, наверное в отъезде. Перед домом, как положено, английская лужайка. Травка там всякая, свежеподстриженная, цветочки, чаще в больших горшках и все это пересекается каменными тропинками, для удобства прохода и легкой прогулки. Скамеечка, где можно посидеть, любуясь прекрасным видом зелёных лугов-полей на склонах холмов, опять же с белыми овечками, мило пасущимися в живописной «разбросанности». К дому пристроена полностью застекленная веранда-оранжерея, конечно же на уровне земли. Можно сказать, часть земли возле стены дома, покрытая каменными плитками и огрожена стеклом. Ну а по бокам дома, в некотором отдалении стоят два сарая-амбара. Раньше там животные жили, а теперь в одном гараж, а во втором мастерская хозяина всей этой живописной прелести. Глядя на всю эту красоту, мне уже подумалось, что может не так уж и плохо жить в Англии... Заговорил об этом с Ником, он меня быстро вернул на землю, — это хорошо, когда нет дождя и светит солнце, что для Британских островов редкое явление.

Заходим в дом. Тоже очень приятно и одновремно небычно для русского человека. Ну как же так, каменные полы на уровне земли, ясное дело, что тут надо жить в валенках, да с галошами. Но в Англии не представляют всей прелести русского валенка, а потому мучаются с холодными ногами и спальни всегда находятся на первом этаже (по-нашему на втором). Теперь мне стало понятно, почему классический английский дом обязательно в разных уровнях: от сырости земляного/каменного пола. Раньше тут на камнях земляного этажа было хозяйственное помещение, но и теперь здесь кухня, а заодно и столовая. Готовят уже на плите, есть и электрическая, есть и нефтяная, которая обогревает весь дом. Конечно и камин имеется, но и тут разочарование, оказывается уже почти везде отказались от огромных каменных «пещер», как обычно описывают в книгах. Практичнее поставить в эту пещеру чугунную печку, со стеклами в дверцах. Так сделано уже практически во всех английских домах которые я видел. А в доме Ника и Дженни, оказался еще один совсем старинный камин, который вырублем в камнях склона холма являющегося задней стеной. Там тоже установлена железная печка, которую изредка топят, в суровую английскую зиму. С дровами в Англии вообще-то плохо, все леса они уже давным-давно извели, лишь кое где встречаются отдельные перелески, поэтому, топят эти романтичесие камины всякой ерундой типа гнилых веток от живой изгороди, пресованного угля или даже прессованных опилок, и эта роскошь покупается в магазине за деньги. А для растопки угля продают ещё и набор специальных щепочек. Нелегка жизнь в Англии без денег.

Отвели мне отдельную комнатку, в самой старинный части дома, который примыкает к каменному склону холма. Комнатка симпатичная, с умывальником. Во время отсутсутсвия русских она используется хозяйкой для шитья. Ночью ко мне, разумеется, заходили местные привидения (как же без этого). Спрашивали кто я, да откуда, удивлялись, что уже такая экзотическая публика стала к ним наведываться. Но не обижали, сказали, чтобы ничего не трогал и на следующий день сматывался, у них тут не постоялый двор для диких азиятов из дикой Раши. Я пообещал исполнить их рапоряжение, чего с ними спорить-то, они ведь бездушные.

Хозяева пригласили поужинать по простому, по-английски, правда с бутылочкой французского вина. При этом были удивлены, что я, как положено настоящему русскому, не выпил сразу всю бутылку из горлышка и не потребовал дополнительно литр водки! Разочаровал я их. Пришлось оправдываться, что я уже старенький русский и слаб в деле правильной выпивки. Похоже, их это несколько даже обрадовало. За это мне не дали хлеба! Ну как можно ужинать без хлеба? Это не по-русски! А им хоть бы что, слопали что-то такое тушеное овощное с мясом и даже не вспоминали где у них хлеб лежит. Вообще, как я уже понял, англичане хлеб практически не едят. Они едят тосты, тот же хлеб, но только зажаренный. (Так и не могу понять всей прелести расцарапать себе нёбо обугленной коркой). Еще делают (и продают в магазинах готовые) всевозможные сандвичи, там тоже применяется странный английский «хлеб», но все это надо обязательно подогревать-жарить, прежде чем сеъесть.

Ну, а теперь, после успешного ужина без особых происшествий, можно собираться на концерт, показывать публике живого русского! Концерт состоялся в старой англиканской церкви готического стиля. Выступал самодеятельный хор мужчин зрелого возраста и ещё один мужичок неплохо играл на скрипке всяческую цыганщину. Меня тоже включили в список шоу. Ник вскоре после начала концерта что-то долго говорил про меня ( наверное объяснял, что бы публика не сильно боялась, что я хоть и очень дикий, но уже прирученный и почти не опасен). Я не все понял в его речи, но что-то вроде этого, наверное, он говорил, потому как на меня сразу стали обращать внимание и появлись желающие пощупать руками живого русского и посмотреть куда же он прячет свой хвост. А когда я начал еще что-то отвечать по-английски и не всегда невпопад, так это уже вообще был аттракцион что-то вроде говорящей обезьяны. Скрипач специально для меня сыграл русскую народную песню «Цыганочка», а хор спел что-то из Бортнянского на «чистом русском языке».

Потом меня спрашивали, все ли слова я понял? Отдельные слова я все же понял, потому как они были написаны в программке по-английски. Но в целом мне понравилось, мужчины стрались, и у них хорошо получалось, а перед концертом они долго репетировали-спевались. Экзотический зал с хорошей акустикой располагал к умиротворению и наслаждению искуством. Хотя все это и самодеятельность, но уровень, на мой взгляд, высокий. И мужчинам явно нравится их занятие. В Англии ведь даже любители могут отлично делать свое дело. (Шерлок Холмс тоже был любителем, в полиции он не служил).

Билеты на этот концерт стоили 6 фунтов ( 270 руб). Было много престарелых местных жителей, изредка попадались помоложе.

По окончании концерта я стал весьма популярной персоной. У меня даже пытались взять интервью для газеты, но потом решили, что достаточно записать как меня зовут. Зрители и выступавшие жали мне руку, похлопывали по плечу, даже обнимались (это были самые храбрые). А какой-то дед даже представился — «капиталист». И был разочарован отсутсвием у меня какого бы то ни было оружия. Попутно было чаепитие со всяким бутербродами и кексами, и мне не удалось отвертеться, хотя есть не хотел.

Самое интересное оказалось потом. Как все нормальные люди, англичане пошли продолжать концерт в ближайшую пивную (паб). Там мужики-хористы с бокалами эля в руках и уже в сопровождении женских голосов еще долго распевали и распивали! Мне тоже выдали бокал и объяснили, что это не какой-нибудь там заурядный английский эль, а самый лучший корнуолский! А я то, наивный, думал, что нахожусь в Англии и слушаю английские музыку и песни! Ничего подобного, Корнуол, это не Англия, а отдельная страна со своим специальным флагом. Даже флаг нашли в пивной — черный с белым крестом. Я сказал, что очень похож на пиратский, от этого они еще больше обрадовались и спели по этому поводу пиратскую песню про «15 человек на сундук мертвеца». У них даже свой корнуолский язык есть, правда, его уже почти никто не помнит, но и на этом экзотическом языке тоже спели песню! Потом, как и положено в хмельной кампании, спели по-кругу, и про меня не забыли. Потом стали требовать от меня русских песен, а какой я певец в одиночку, да без поллитры. Решили отложить до следующего раза. Какие-то женщины стали от меня чего-то требовать и долго что-то объяснять по-корнуольски (потому как по-английски я хоть что-то понимаю). Потом Ник меня спас от них и забрал на ночевку в свой дом с привидениями.

Утро в Англии и даже как выяснилось в Корнуэле, было приятным, солнечным. Мы съели, как положено, овсянку (по-ихнему шотландский поридж). Решили, что на одной овсянке будет скучно и сбацали еще яичницу с беконом. Вино предлагали (какой же русский откажется выпить с утра?), опять удивились, что я сплоховал и не выглотнул бутылку из горлышка.

Попрощался я с гостеприимным домом и мы поехали назад в мою марину, возле миленькой корнуолской деревушки Миллбрук на берегу речки Tamar.

Позднее Ник прислал мне письмо, где сообщил, что о концерте написали в английских газетах, и там даже упомянули меня. Вот уж не ожидал такого внимания к моей скромной персоне. Даже забавно стало. Оказывается, меня даже проинтервьюировали, а я то думал, что мы просто поговорили, насколько позволяли мои слабые знания английского языка.

Газеты >the Cornish Times, and the Guardian. Сам я не смог достать эти номера, но Ник выслал мне текст.

With tongue firmly fixed in the cheek, and by stretching the facts just a tad, Loveny could well boast that folk will travel vast distances just to hear them sing. Actually, Oleg Stetsenko is a Russian, a citizen of Moscow, and is en route to Turkey by sea on his boat. Oleg has taken a break from the briny in the safe anchorage of Millbrook, where he somehow learned that the Loveny Choir was to sing a Concert in Lanivet Church on Saturday 10th April, and he resolved to venture into deepest Cornwall to experience the sound of a Cornish Male Voice Choir. There are some who feel he made a very good choice, and in fact, to mark the occasion, Loveny dedicated one of their very favourite songs to Oleg, the referential Slavonic prayer, «Tibyay Payom» - it’s Composer, Bortnianski, was actually born in the Ukraine, but at that time it was a vassal State to Russia. Also in the audience was the Rev. Andrew Woods, his wife Dawn, and their two children Laura and Jonathon. The Woods family is based in Hampshire, but on holiday in Bodmin, and they too decided to take the opportunity to come and hear the Loveny ’Sound.’ Andrew and Dawn expressed delight at Loveny’s performance, but perhaps the youngsters might have preferred their computer games, although Jonathan at least seemed to enjoy the wonderful supper laid on by the ladies of the Church! But no matter how far folk had come, they had come in numbers to fill the Church, and Loveny too, reacted by also filling the Church with the noble sound of a male choir in fine voice. From the hushed harmonies of petitioning prayers, to the sustained singing of the pulsating chords of the mighty songs in the male voice repertoire, Loveny surely gave One-and-All a great reward for coming, and many will relish the Concert for some time to come. Special Guests of the Choir, no strangers to Lanivet, were John and Rosemary Heard. What a performance! The phrase, «a farmer and his wife» conjures up a mental picture, but it would be a million miles from John and Rosemary - and John still gets his wellies mucky at times - for they both give a truly professional performance. It can hardly be said that one is the ’star’ and the other the accompanist - both simply complement each other in a sublime show that we can just sit back, marvel at, and enjoy. «Four in a Bar,» a quartet of Loveny choristers, sang delightfully, and featured arrangements by our own Bass singer, Mike Jones (Bodmin) As always, Choir and Quartet were able to rely with absolute confidence on the rock firm, but sympathetic, accompaniment of Sarah Scott on the piano. In the unavoidable absence of our own MD Dorothy Andrews, the Choir were very pleased to have been able to call on the services of their one-time MD, and Life Vice President, Nick Hart. Unfamiliar with each other perhaps, but nevertheless Choir and Conductor seemed to work well together - Nick did say that that when he began conducting, he had been advised that «a good conductor must learn to follow his Choir!» And what did Oleg think of the Loveny Sound? He is an engineer, where ‘good enough’ is not good enough, things have to be exact, so his opinion would be meaningful. «A wonderful Concert,» he said, «the Choir was like a vocal orchestra!» The Loveny ‘Orchestra’ can next be heard tuning up at Tywardreath Church on Saturday 8th May

Перевод двух фрагментов, где упоминается мое имя. Не слишком литературно, перевел, - извините. Попробуйте гуглом, кого заинтересовало что пишут о нас за английским «бугром».

Олег Стеценко русский, житель г. Москвы, находится на пути в Турцию по морю на своей лодке. Олег сделал перерыв, оставив свою лодку на якоре в безопасности в Millbrook, где он как-то узнал, что Ловени хор будет петь концерт в церкви Ланивет в субботу 10 апреля, и он решил поехать в глубину Корнуолла, чтобы услышать Корниш Мужской хор. Некоторые считают, он сделал очень хороший выбор, и в самом деле, Ловени хор исполнил одну из самых любимых песен Олега, молитву " Tibyay Payom" «Тебя поем» - композитора Бортнянского, который родился в Украине, но в то время она была вассалом государства России.

Что думает Олег о Ловени хор? Он инженер, где "достаточно хорошо" не годится, все должно быть точным, так что его мнение имеет смысл. "Прекрасный концерт", он сказал: "Хор был как вокальный оркестр!"

Вот так живут простые английские крестьяне на пенсии. Там их почему-то фермерами называют, но это не важно. На лето они уезжают на свою скромную 40 футовую яхту и катаются в греческих водах. Но в апреле они помогали другим английским крестьянам пересекать Бискай. На той яхте это не так просто, а дружеская поддержка всегда и всем нужна, и в Англии тоже.


А вот и сами английские крестьяне — пенсионеры и я возле них в своем "парадном фраке".

8.

Тем временем мне надо было подумать о регистрации. Я помнил об этом важном деле еще в процессе покупки и уже тогда задавал вопросы брокеру. Но пока покупка не была завершена, мы отложили это дело «на потом». Теперь настал «потом». Долго я размышлял и вычислял, кому отдать мои скромные денежки за предоставление бумажки о моей, как бы законности. Все варианты плохи! Вот, в Англии предыдущий владелец этой лодки вообще не был зарегистрирован, он имел право выбора — хочу регистрирую, а хочу нет. Лодка невелика и находясь в английских водах, не нуждалсь в обязательной регистрации. Мне, как я понял, без регистрации никак нельзя, потому что хожу по разным морям и странам, где на незарегистрированную лодку могут посмотреть слишком косо. После всех сомнений и исследований вопросов регистрации, пришел к решению о регистрации в Делавере. Это наиболее известный в яхтенном мире дешёвый флаг и сам процесс регистрации довольно прост и дешев. На том и порешил, хотя мне как-то странно и непривычно плавать под американским флагом. Я ведь долго работал с советским флотом, для которого этот флаг был символом агрессивного врага, и мы постоянно готовились отражать их коварные удары. Ударов каких-то сильных, разумееся, не было, но привычка опасаться такого флага осталась у меня, похоже, где-то внутри и надолго (в районе печенки ).

Но мы теперь живем в новом мире и Америка вроде бы больше не очень-то враг, значит, надо привыкать к новой действительности. Я ведь теперь почти свободный человек, даже, вот, в Англию заехал за лодками. А во времена неприязни к американскому флагу я был раб системы и мне «промывали мозги» как и всему нашему народу. (Не подумайте, что я против российского флота и армии. Без них никак — чтобы возможные враги не посягали. Но размеры и денежные отчисления должны быть в разумных пределах!) На том и порешил, смогу ходить под любым флагом, будем считать это простой формальностью, ну а для души и удовлетворения патриотизма, под левой краспицей всегда есть место для флага России. Все, кто захочет, сможет увидеть кто живет в домике-лодке.

Маленькие проблемы по подготовке бумаг к регистрации в Делавере, мне помогла решить моя любимая брокер. Я её уговорил связаться по телефону с конторой в Делавере и напрямую договориться, как мне оформить лодку купленную в Англии без здешней регистрации. Написали письмо для конторы, подписали вживую на бумаге, потом отсканировали и отослали по электронной почте в Америку. Это было единственное отличие от требований Делаверского регистра. Все остальное — это ответы на вопросы их анкеты. Далее совсем просто, контора прислала мне по эл. почте договор и все «бумаги», и предложила оплатить это счастье карточкой. Я заплатил 100$ за сам процесс регистрации и 3 х 30 =90$ за трехлетнее право ходить под звездно-полосатым флагом. Вот вроде бы и все. Ан нет! Коварные империалисты отомстили мне за успешную работу на благо советского флота. В момент отправки денег злобный вирус из Америки (может и еще откуда-то, но я ведь контактировал с американским Делавером) проник в мой скромный компьютер-нетбук и стал требовать денег за все что угодно, прежде всего за регистрацию Виндоуса. Я уже почти было согласился отдать ему свои 50$, но он потребовал секретные коды моей платежной карты. Такого нахальства я стерпеть уже не мог и не стал платить им вообще ничего, а занялся поисками борьбы с этим американским злом. Боролся долго. Так как я не крутой IT специалист, то слушал советы друзей, до которых смог пробиться через барьеры злого вируса. После 10 дней борьбы, когда я уже смирился с проигрышем в этой битве, Доктор Веб (наш Российский боец с международным злом) победил таки коварного гада-вируса и теперь компьютер снова работает. Ура!

Ну, а с делаверской регистрацией тоже все прошло благополучно. Через две-три недели пришло письмо на мою электронную почту с предъявленными регистрационными документами. Я подтвердил получение (хотя название моей улицы дикие американцы написали очень по-своему, решил, что это мелочь). И еще через 8 дней в марину пришло письмо с бумажными документами. По этому случаю, я стер старое название лодки и приготовился написать новое, что и сделал, когда привезли из Москвы буквы.

Вот в такой Сауфдаунмарине я прожил почти 3 месяца. Понравилось! Забавно видеть лодки на высокой воде и потом на низкой. Это обычно для Англии.



Еще о марине. Никак не мог понять почему этот мелководный морской залив называют lake.
В преводе это всегда означало — озеро.
А вот вид на Плимут со стороны нашего "озера".

9.

Так постепенно лодка становилась моей во всех смыслах. Я привыкал жить в ней и радоваться этой жизни. Одновременно я исполнял свою давнюю мечту повидать Великобританию. Я ведь, еще будучи школьником, учил английский язык по учебнику, в котором было много всего написано об этой стране, а меня уже тогда больше интересовала сама страна, чем зубрежка всяких герундиев и неправильных глаголов. Потом множество книг и фильмов о жизни англичан, те же Шерлок Холмс и Пуаро. И наконец, теперь я сам могу разглядеть настоящую английскую жизнь. Жизнь простых людей, их привычки и пристрастия. Очень интересно. И конечно, очень важное для меня живое проникновение английского языка в мою техническую, мало приспособленную к гуманитарным наукам, голову.

Я прожил в Великобритании почти три месяца. За это время приноровился довольно бегло болтать по-английски, хотелось бы так же бегло понимать что мне говорят англичане, но не смог я этого достичь. Может быть, если я все свое время тратил на изучение языка и запоминание английский слов, то был бы лучший результат. Но я занимался прежде всего лодкой и все мои мысли были направлены на её подготовку к плаванию в морях и океанах. Это было довольно сложно при моих ограниченных финансовых ресурсах. Но как убедился, не я один «копейки считаю». Сами англичане так же далеко не все богаты, как считается во всем мире, и тоже считают свои пенсы. Я бы сказал, что англичане очень экономны практически во всем.

Мне очень понравился их уклад жизни. Аккуратная размеренная жизнь, очень вежливое, именно джентльменское отношение к окружающим людям. Конечно, в городе жизнь и нравы жестче, ко мне даже тамошние бомжи (или как там их называют) приставали, бывало и «пошлют куда подальше». Но подавляющее большинство людей очень улыбчивы и приветливы. Особенно мне понравилась английская, а точнее корнуольская деревня Милбрук, возле которой я и проживал в марине. Большинство домов не шикарны, но аккуратны и по-местому практичны. Типичный дом, как и везде в Великобритании, двухэтажный, а по-ихнему с земляным этажем и приподнятым с подъемом по лестнице первым — спальным. Очень приятна местная традиция давать своим домам имена, трудно, порой, найти номер дома, зато его имя почти всегда на виду у всех. (Каково там работается почтальонам?). Возле домов газончики, где-то с кустами, цветами, а где и попроще, ведь у кого дети малые, нужна просто площадка для игр. Стригут эти газоны, оказывается довольно редко, зимой вообще не стригут и до мая месяца газоны выглядят печально — просто пожухлая трава, хотя и не покрытая снегом, как у нас в России. В то же время вокруг довольно чисто. Но не потому, что ходят толпы дворников, а просто люди аккуратно себя ведут. Ни разу не видел, чтобы окурки кидали себе под ноги, как это принято в диких странах! Еще замечательный факт — при обилии собак (все строго с хозяевами, диких не видел ни разу) залежей собачьих фекалий не наблюдается! Изредка случается, можно и вступить-вляпаться, не без этого, но подавляющее большинство хозяев собирают собственной рукой в пластиковый пакет за своими собаками!!! И даже молодые ребята, которые владеют собакой, это делают! Я себе плохо представляю, когда в России молодежь и народ в целом дорастет до такого уважения к окружающей среде и прежде всего к людям. Ведь убирают за своими собаками прежде всего из уважения к окружающим людям.

В марине у нас проживало множество кошек. Кошки, как известно, гуляют сами по себе, и в Англии тоже. Я ни разу не видел там кошек на поводке, хотя попадались довольно редкостные породы (мне об этом рассказывали). Вот среди кошек могли затесаться одичавшие экземпляры. Большинство кошек гуляют с ошейниками и бубенчиками-колокольчиками на них, но не все — значит эти уже ничьи, то есть дикие.

А в деревенском пруду плавают утки, гуси и лебеди (и морские чайки разных видов тоже, разумеется). Вот эти пернатые как раз уже совсем почти дикие, но не совсем. Когда лебеди стали выводить птенцов, то их гнезда добрые люди загораживали какими-то импровизированными загородками. Особенно меня удивило такое лебединое гнездо за загородкой в Плимуте, возле парома, рядом с пивной. Очень шумное место, но лебеди там вьют гнездо уже давно (видны были остатки прошлогоднего гнезда) и никто их не обижает, даже наклюкавшиеся в соседней пивной английские алкаши. Но и сами лебеди тоже бдят. Один (наверное все же мамаша) сидит в гнезде, лебедят высиживат, а заботливый папаша храбро шипит на всех слишком любопытных, которые заглядывают на их территорию. Зато потом в деревенском пруду-морском заливе плавал выводок из пятерых лебедят — «гадких утят». Хотя совсем они не гадкие, очень даже симпатичные серые пушистые утята, только покрупнее. И мамаша за ними следит, обучает правилам жизни в пруду родной для них Англии.

Попутно я раскрыл для себя загадку о слишком бурной любви англичан и их соседей к птичкам вообще. Именно к птичкам, а не к животным вцелом. У них в Великобритании природных диких животных и нет вовсе! Ну, бегают по полям кролики, которых они никак не могут извести, и всё! Нет больше четвероногого животного мира на Британских островах, ему просто-напросто негде жить! Ведь лесов там уже давно не осталось, так, кое-где малюсенькие перелески встречаются. Ну и где тут жить, прятаться и размножаться диким зверям? Совершенно негде! И Робин-Гуду теперь негде будет спрятаться, прошли здесь времена лесных разбойников, в том числе и благородных. Зато вся эта земля уже давным-давно поделена каменными стенами. Вся (или почти вся) английская земля уже чье-то поле. Издревле крестьянин убирал камни со своего поля (а камней здесь полно) на межу-границу с соседним полем. Чтобы эти груды камней не занимали ценную землю, их складывали в длинные стопочки-стены. И так сотни лет. А потом эти стены обрастали травой, кустами и другими составляющими английской живой изгороди. Эти стены бывают высотой в 2-3 метра, но чаще 0,5-1 м. Вот в этих стенах-живых изгородях, состоящих из самых разных кустов, травы и колючек, проживает великое множество и разнообразие птичек. Идешь мимо такой стены-изгороди, а из нее всяческое шебетание раздается и птахи разноцветные порхают — благодать. Вот эту благодать и лелеют, и изучают английские орнитологи, за неимением более крупных животных — предметов для изучения. И Чарлз Дарвин, хоть и на Галапагосских островах, но прежде всего на изменениях в видах тамошних птичек-вьюрков сделал свои гениальные выводы — открытия о законах развития жизни на нашей планете!

Несмотря на известное богатство страны, англичане, как правило, очень скромны в претензиях на роскошь. У них издревле повсеместно пропагандируется и применяется культ труда и экономного образа жизни. Английские церкви, не важно какой конфессии, хоть англиканская, хоть методистская, хоть какая другая местного происхождения, все очень пуританские, без роскоши золота и других драгоценностей. Даже не совсем понятно, как они обошли ветхозаветные библейские правила украшения святых мест и предметов церковной утвари золотом и т.д. Я даже спросил у знакомой англичанки как это они сумели? Она, как и большинство англичан, не слишком религиозна и её мало волнуют проблемы всех церквей, но английская скромность и экономность в жизни ей тем не менее присуща и она полностью оправдывает такой образ жизни. А церкви, она считает, естественно, должны быть скромными, чтобы не отвлекать земными богатствами от собственно Бога и всего божественного. На том мы и пришли к согласию.

Тем не менее, при всей скромности и экономности в образе жизни, здесь практически не увидишь жалкого убожества. Все люди живут в относительном достатке! Достаток разный, но я не видел нищеты! В нашей марине люди проживали в автомобильных прицепах (больших и малых), в собственных лодках, в баржах. У них у всех были довольно хорошие условия жизни. Часть живут так полноценными семьями с детьми. Кто-то живет сам по себе, и мужчины такие есть и женщины. И они были вполне довольны своим образом жизни. Ничего похожего на одичавших опустившихся бомжей-полулюдей, как в России и многих других странах, я ни разу не видел!

В Англии довольно чисто, но на мой взгляд. Тут, в отличие от немцев, большая заслуга самой природы, а не только людей. Я видел и грязь, и мусор, и свалки, и помойки. Нет, конечно, служба уборки-помойки у них работает вполне хорошо, но гораздо больше делает сама природа-погода. А откуда взяться грязи? Строительства очень мало, все уже давно поделено и постороено и теперь, в основном, только аккуратно ремонтируют и обновляют. Но и там, где что-то строят, на выезде не моют шины грузовикам, как сейчас уже привыкли делать в Москве. Зато практически нет российской глины, которая как раз и создает массу грязи. В Англии землю ценят и не растаскивают ее по дорогам, а обилие везде камней и мелкого щебня обеспечивают чистое дорожное покрытие, даже там, где нет асфальта. Тоесть любая проселочная дорожка покрыта гравием естественным путем. И гравий этот чистый от постоянного промывания бесконечными английскими дождями. Потому и пыли дорожной я вовсе не встречал. Также возле домов, камней и гравия в избытке, а на земляном грунте, которого маловато, что-то принято выращивать. Так и получается, что природа помогает Британским островам быть чистыми.

Что мне особенно понравилось в Англии, так это уважение к человеку. Начинается это уважение с самого детства. Здесь я с удивлением обнаружил, что даже подростки лет с 7-10 уже уважаемые и ответственные люди! Разумеется, у них свои детские игры и развлечения, и свои детско-юношенские отношения. В тоже время всеми подразумевается, что они полноценные люди и ним относятся как ко взрослым, равным себе, с естественным взаимоуважением. Я заметил такое поведение на своем опыте. Вполне естественно для ребенка-подростка помочь советом взрослому (то есть мне) человеку или, наоборот, что-то спросить, как у равного. В России дети все же считаются будущими взрослыми и уже потом они станут полноценными людьми с присущими взрослым правами и обязанностями и культурными правилами и ценностями. А здесь дети уже уважаемые люди, а взрослые тем более заслуживают уважения во всем. А уважаемый человек, тот который считает это уважение естественным, не будет относиться неуважительно и гадко ко всему окружающему его миру. В этом, мне кажется, и кроется залог справедливой и успешной жизни страны в целом. Кто-то скажет, что в Англии полно всяческих гадостей и мерзостей, а английская внешняя политика систематически является образцом циничного и подлого отношения к кому бы то ни было, и будет прав! В этом-то и кроется загадка Англии, умудряющейся одновременно быть уважительной к людям (прежде всего к своим подданным) и тут же рядом цинично наживаться на других людях и странах.

Знакомясь с Англией и нравами ее жителей, я пришел в выводу, что у нас в словарях неправильный перевод английского слова gentleman. Ну что это за перевод — «нежный» или «вежливый», не правильно это. В Англии джентльменом и леди называют людей прежде всего ЗАСЛУЖИВАЮЩИХ УВАЖЕНИЯ! А то, что они к тому же и вежливы и уважительно относятся к окружающему миру людей, это уже само собой разумеется. Но в России нет такого слова-аналога, поэтому и перевод не верный. Может быть и множество наших российских бед происходят от того, что редко у нас применяется понятие — «человек, заслуживающий уважения».

Здесь же я, наконец, понял, что подразумевается английскими политиками под «соблюдением прав человека». Именно джентльменское отношение к каждому человеку! А значит уважительное! А у нас нет понятия джентльменства и уважать в человеке — Человека у нас как-то не принято и даже не совсем понятно как это делать! К сожалению для меня, я тоже не знаю как привить людям взаимное уважение друг к другу. И в других странах я тоже нигде не видел такого уважительного отношения к Человеку, как в Англии. Здесь подразумевается, что человек уже сам по себе достоин уважения. А я никак не могу представить, что уважаю ВСЕХ. Но тем не менее, очень рад, что хоть на старости лет смог увидеть и почувствовать ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ отношения между людьми. В этом Англия, как мне думается, — уникальное достижение человеческой цивилизации! Не будем уточнять, какими путями пришли к этому, а то в дебри политики погрузимся. Теперь меня всегда будет мучать мысль — а как же другим странам достичь такого? Может, всех поливать постоянно дождем, чтобы люди стали скромнее и добрее? И хлебом не кормить.

Не знаю как было раньше, но сейчас на британских островах процветает местечковый национализм. Я и раньше знал, что Шотландия, Уэлс, Северная Ирландия являются составляющими частями Соединенного Королевства (раньше это просто называлось Британской империей), но оказалось, что даже маленькое графство Корнуол, тоже имеет свой флаг, свой язык и свои традиции. И сейчас здесь этим гордятся, подчеркивают, что это не Англия, хотя в тоже время говорят по-английски и полностью вросли во все английское. Тем не менее, вывешивают свои черные с белым крестом флаги (почти пиратские ) и гордятся своим элем и своей едой.

Мне все это было несколько странно и забавно, но это местный образ жизни и я совершенно не собираюсь вмешиваться или тем более давать какие-то советы по местному обустройству. В тоже время я живой человек и с удовольствием общался со всеми в марине и в деревне, кто этого хотел. Конечно, в рамках моего уровня английского языка. С удивлением узнал, что практически все англичане чем-то недовольны и обязательно недовольны своим правительством (хотя, чему удивляться, это свойственно людям). Один мой ангнлийский приятель заявил, что он не доволен английской монархией и в душе республиканец, я тоже сознался, что считаю республиканскую форму правления наилучшей из ныне известных. В тоже время и недостатков у этой системы полно — в частности и Гитлер, и Муссолини пришли к власти формально демократическим путем и формально оставались избранными правителями. Даже Сталин и тот формально был избран. И что же считать республику идеальной формой правления?

Монархия все же лучше защищает от прихода к власти диктаторов, хотя может и сама по праву наследования престола посадить правителем любого деспота или человека не способного к труднейшему процессу управления страной. Тогда мой приятель стал рассказывать об ужасах двухпартийной системы демократии (у нас эта система считается почти идеальной и достойной всяческого подражания ) и уже выделенном классе профессиональных политиков Англии. В ответ я рассказал, что в России даже две полноценные партии никак не могут сформироваться, а получается всегда одна правящяя и несколько микропартий ничего не решающих, которые не в состоянии стать реальной оппозицией и альтернативой правящей. И депутаты верховной власти в России — практически сброд никак не умеющий управлять страной, а интересующийся только тем как обогатиться за счет страны в период нахождения у властной кормушки. Не знаю, что он понял из моих сентенций, но решил, что английская система правления все же не самая плохая в мире. В этом я с ним согласен, все постигается в сравнении.

Так же мы разговаривали и о личных доходах. Узнав, что я инженер, ко мне относились очень уважительно, как к материально хорошо обеспеченному человеку с отличной профессией. А уж когда я рассказывал, что конструировал электронику для военного флота своей страны, то вообще удивлялись почему я купил себе такую маленькую лодку. Пришлось объяснять, что российский инженер, это далеко не тоже самое что английский инженер с точки зрения заработков. Увы. Я после таких разговоров посмотрел на сайт предложения работы в Плимуте и с огорчением обнаружил, что за работы которые я выполнял на Родине, в Англии, я бы получал от 40 000 фунтов и более в год. Погрустил немного, ну что же делать теперь, жизнь не переделаешь, да и кто сказал, что мне не повезло в жизни с работой? Мне не повезло лишь с оплатой. А еще мне не повезло с открытием своего бизнеса, если бы заработал мой заводик, который я продвигал для пользы России и моей личной, тогда бы я смог получать побольше английского наемного инженера. Так что не надо грустить по пустякам, в конце концов, есть еще и другие страны, где люди не слишком много зарабатывают. А я и сыт, и одет, и на пиво хватает, да еще по разным стран езжу и нахально лодки себе покупаю. На том и успокоился. Да и вообще, в мои годы я уже дошел до того, что больше грущу о том, что маловато дал родной стране, а то что она не слишком много мне дала, это как-то отошло на второй план.

Для меня так до конца и осталось непонятным, как здесь живут некоторые люди. В марине, где я поселился, оказывается проживает масса людей. Кто-то живет в лодках, кто-то в фургонах-домиках, а одна семья живет в здоровенной старой ржавой барже. И никто не жалуется на это, народ доволен своей жизнью, где-то работает, кто-то получает пособие по безработице, но при этом вынуждены переучиваться на другую профессию, раз не может найти работу по специальности. Особенно довольны жизнью, как я понял, английские фермеры. Это в России после коммунистического правления крестьяне наиболее обездоленные люди, а в Англии, наоборот. Английский фермер это частный предприниматель, как правило, владелец земли, которую обрабатывает сам с хорошей выгодой, или уже на столько обленился, что сдает ее в аренду и просто получает за это деньги. Английские фермеры владеют яхтами, пусть не самыми дорогими, но вполне достойными, а российского крестьянина-яхтовладельца я что-то не припомню.

Постепенно познакомился с английской едой. Казалось бы, что тут такого, пошел в магазин и купил все что надо. Но в Англии все другое и дорожное движение по левой стороне, и электровыключатели включаемые вниз, и множество другого, и конечно еда. Мне думается, что Англия с её островными порядками даже больше отличается от Европы чем Россия! Европу здесь называют: «Континент», подчеркивая свою независимость и самобытность. Вот при таких порядках и пришлось привыкать к местным продуктам. Во-первых, здесь нет гречки, а я любил в Москве кашу гречневую сварить. Нет кефира, нет творога, нет сметаны. А эти продукты я частенько кушал в России. В остальном было проще, можно было пробовать что-то новое, необычное, а потом уже думать понравилось или нет.

Понравился английский бекон, нарезанный тонюсенькими слоями и чем-то пропитанный, он здесь не жирный, а в основном мясной. Проблема была в том чтобы его не пережарить, ведь я не слишком умелый кулинар и пытался прожарить мясо как надо. А оно становилось очень быстро хрустящим и уже не похожим на мясо. После третьей упаковки, освоил и эту премудрость. Английские сыры другие, у нас я таких не встречал, но после 2-3 х проб нашел то что надо. Картошка хорошая и другие привычные овощи, а непривычные, типа брюквы кормовой, я так и не решился отведать. Самое главное оказалось отсутствие нормального хлеба! Они вообще хлеб, как таковой, не едят! Едят «тосты», вместо хлеба, или вовсе без хлеба. С виду эти «тосты», когда их продают в магазине очень похожи на настоящий хлеб, но это другое. Впоследствие, я уже решил однозначно, или не есть английский хлеб вовсе, или поджаривать его на «тосты», тогда кое-как можно кушать без явного огорчения. Из-за этого английского хлеба пришлось изменить мое привычное питание. Ведь, когда неохота серьезно готовить, всегда можно перехватить пару бутербродов с какой-нибудь колбасой или сыром, тут же кружку чая и вроде поел, можно чем-то дальше заниматься. А здесь так не получалось, потому, что главного составляющего такой еды хлеба, практически нет. Вот и пришлось из ленивой-быстрой еды кушать поридж или супчик из пакета, а жаль.

Народое гулянье в деревенке Милбрук 3 мая сего года. Гулянье сопровождалось выносом парусника силами курсантов и курсанток, под руководством офицера. Бабушки и дедешки в это время лихо отплясывали.


"Mark of frendship", как раз тот самый паб, мимо которого я никак не мог пройти, ни испив пинту эля.
Автобус, на котором я ездил в Плимут.


10.

Так я продолжал жить в своей лодке и готовить её к дальнему плаванию, поджидая моего старшего помошника Максима. К лодке и её прежним хозяевам у меня сложились противоречивые отношения. С одной стороны, в лодке вроде все или почти все есть для жизни на воде и плавания по морям. Но прежние хозяева явно не любили ходить под парусами. Это видно по запущенности всего парусного хозяйства. Все снасти существуют, но заведены неудобно, формально. Например, закрутка стакселя есть, а проводки фала закрутки в кокпит нет! То есть, для работы с закруткой надо идти на нос — глупость какая-то. Поставил блочки, довел до кокпита, новый сюрприз: фал коротковат. Пришлось и фал заменять на более длинный. Так же и другие снасти. Якорь большой, хороший с цепью 50 м и дополнительным канатом еще 50 м. Вроде хорошо, но канат, оказалось, невозможно присоединить к якорной цепи. Сделал, конечно, и это, но понял, что лодкой пользовались прежде всего на стоянке в марине и совершали короткие выходы под мотором. Паруса может и ставили изредка, но реально не ходили, потому как не подогнаны снасти и круто к ветру и без того этот не лучший ходок-парусник явно не ходил. Да и в волну не ходили: холодильник оказался не закрепленным, когда попали в хорошую качку, норовил выпасть со своего места.

Зато имеются кепочки и полотенце с прежним название корабля. Установлены держатели для стаканов возле места рулевого. Всякие другие украшательства-картинки понавешены по стенам. А лодка в то же время протекает во множестве мест как сверху так и снизу, недостаточно хорошая теплоизоляция приводит к значительному образованию кондесата, половина электроприборов не работает, часть вообще не подключена к сети. Значит, нерадивые хозяева были! Вот и привожу лодку к состоянию, пригодному для хождения по морям. Трудное это дело и долгое при такой запущенности, но раз уж взялся, придется все сделать. Явно потребуется масса времени. Иногда радуюсь, что лодка невелика — значит объем работ будет поменьше и цена всего необходимого покупного тоже не слишком велика.

Время идет, работы делаются, английский язык попутно изучается, эль-пиво пьется, а уж пора и в море идти, мне ведь еще надо до Турции доехать (по крайней мере планирую). А Максим все никак не едет — дела не пускают. В результате он приехал ко мне только 20 мая! Ну, и то, хорошо. А то заждался я. Ведь поначалу собирался выходить в море 15 мая, — не получилось. Ну, это пока неольшая потеря.

У Максима масса положительных достоинств. И видимо, для того, чтобы у него не чесалась спина от растущих ангельских крыльев, Создатель снабдил его, для компенсации, изрядным количеством недостатков. Хотя, кто знает, что такое недостатки и достоинства, все меняется от того, кто и с какой стороны на это смотрит. Это я пишу для того,чтобы было понятно, что с долгожданным приездом Максима, жизнь на лодке резко переменилась. Настолько, что я вдруг обнаружил себя лишним! Максим на столько самостоятельный и самодостаточный, что мне возле него вроде и быть не надо. А как же мое капитанство и собственничество? Мне казалось, что я здесь главный. Нелегко осваивать совместную жизнь, но надо. Попытался это объяснить Максиму — не понимает и не старается понять. Дескать, он все делает правильно, а остальное его не касается.

Дошло до объявления ультиматума с моей стороны: или я продолжаю оставаться капитаном на этой лодке, или остаюсь в лодке один. Максим очень удивился и огорчился такому ультиматуму и все никак не мог понять, в чем собственно проблема. Он живет сам по себе, как привык у себя дома, и никого не трогает, и я тоже могу жить самостоятельно, ну разве что быть у него подручным в его важных и нужных делах. Пришлось еще раз объяснять, что во флоте, даже маломерном, уже давно принято, что именно капитан несет ответственность за все происходящее на борту, и поэтому, именно он планирует работы и руководит ими. Вроде немного помогло такое напоминание о флотских правилах.

Проблема экипажа — это очень сложная задача. Хочется жить дружно и не иметь никаких даже самых малых конфликтов, но у всех есть свои характеры, и далеко не ангельские. А ангелам в море и делать нечего, тут больше черти подходят. И приходится нам с нашими характерами-проблемами как-то умудрятся совместно уживаться в лодках и ходить в моря. Конечно, можно и одному быть в море, и многие так делают, но по-моему, это не очень правильно. Ведь человек живет среди друзей и он просто обязан находить способы уживаться с ними, иначе это не друзья. А того, кто не имеет друзей и человеком грех называть. Это уже одиночка-отщепенец, изгой общества.

Я никого не пытаюсь сейчас оскорбить. Право одиночного плавания уважаю и сам этим грешу, много хорошего в одиночном плавании. По крайней мере, капитан-одиночка может сам решать степень своих рисков, не переживая, что рискуешь чьей-то жизнью кроме своей. Это плюс одиночных плавний, а почти все остальное — минус! Конечно, одному свободнее, не надо подстраиваться под других и их подстраивать под себя. Ну, так что же, таким макаром можно вообще избавиться от людей и жить одному на необитаемом острове, книг не читать, по человечески не говорить и добывать себе пищу своими когтями и зубами. Короче, стать диким зверем. Нет уж, с людьми, в обществе, может и бывает иногда трудновато, но вцелом мы животные общественные и совершенствование человека идет по пути жизни в обществе уважаемых и уважающих людей. (В Англии очень близко приблизились к такому). А ведь как приятно пригласить друзей к себе на лодку и поделиться с ними радостями мореплавания. Для этого надо суметь сделать лишь одно — научиться совместно бесконфликтно проживать, а уж если конфликт произошел, то суметь его быстро загладить и устранить его причины. На том стою и стараюсь именно так жить в морях и по берегам!

С Максимом мы несколько раз ездили в Плимут и по окрестностям. По делам, но заодно совмещали эти дела знакомством с английской жизнью и действительностью. Заехали в магазин списанного морского военного имущества, называется «Рыцари». Там очень много интересного и полезного оказалось. Даже небольшая ракета (метра 2,5-3 длиной) у входа стоит. Приценились –- сказали, что последняя осталась, и уже куплена. В этом магазине очень много всего не пользованного, но есть б/у. Цены снижены, по сравнению с обычной торговлей, но не гроши, так что тоже приходится считать деньги. Купили там не пользованные: ткань на обивку диванов (кое-где на поролоне совсем не оказалось), штормовку Максиму, кружки и трубу к помпе. Хотелось взять почти все, там столько всего интересного и полезного. Например, шлем английского полицейского и шляпка полицеской или форма моряков флота её величества, а так же масса всякого слесарного инструмента, которого так не хватает на моей нынешней лодке. Есть даже мебель из салонов и кают английских военных кораблей — бери и радуйся. Вот только нет у меня столько денег и места для складирования.

Сходили в обычные яхтенные магазины и ужаснулись тамошним ценам. Много чего там есть, но почти все гораздо дороже, чем можно взять в Москве в яхтенных магазинах. Англичане редко покупают в этих магазинах, они стараются взять на распродаже, в интернете или специальных базарах, а в эти магазины ходят такие как мы лохи заезжие или те, кто уж очень задумался куда засунуть лишние появившиеся деньги. Максим приглядел ветрогенератор недорогой. Я очень обрадовался этой мысли и в результате мы его взяли (не в яхтенном магазине), а потом установили прямо на верхушку (топ) бизань-мачты. Получилось хорошо. Почему такое необычное место, а потому, что у меня корма занята гиком бизани и вообще лодка маленькая и мало места для размещения дополнительного оборудования. Хотели еще поставить солнечные батареи, но так и не смогли понять как их можно взять по низкой цене, а по высокой решили и попозже успеем. Каждая покупка-установка требует времени на адаптацию-размещение, а нам уже давно пора в море. Вместо первоначально планировавшейся даты отчаливания 10 мая, смогли отдать швартовы только 5 июня! Нелегкое это дело отправиться в море, да и Максим очень легкомысленно относится ко времени вообще и планированию отхода, как будто мы всегда можем сесть на следующий трамвай и доехать до нужной оставновки.

Тем не менее, мы все же проверили дизель. Максим, как специалист, сразу же отломал водяной патрубок, сказал, что его пора менять. А купить такой старинный патрубок в английском магазине оказалось невозможным, хотя мы честно прошли все рекомендованные 4 магазина. Тогда мы просто вклеили трубу на прежнее место «холодной сваркой», а что делать, надо ехать в море, пора уже. С огромным трудом и помощью друзей-англичан-яхтсменов нашли масляный фильтр, сменили. Ну, конечно, топливные фильтры сменили и проверили все что можно проверить на таком старом дизеле. Максим очень огорчен, что этот дизель не в состоянии завестись без впрыска эфира в воздухозаборник. (Жаль, что он легкомысленно отнесся к калильным свечам.) Я тоже огорчен, но наивно думал, что раз продаются такие флаконы (легкий старт), значит это дело обычное и все так делают в сырой и холодной Англии.

После проверки дизеля и его ремонта, спустились на воду. Ура! Начальник марины, опытный крановщик подождал на стропке минут 10, пока я не проверил лодку на предмет затопления. Сразу не утонула — вот и хорошо! И как сказал мой английский друг Джон, если лодка не тонет и стоит в правильном положении — это уже хорошо! Я с ним полностью согласен. Максим не хочет учитывать время высокой воды сейчас, давай говорит, позавтракаем, а то забыли пока спускали. Позавтракали, хорошо, что не долго, я торопился. Если еще 15-20 минут проволынили, то не въехали бы в отведенное мне место. Как въехали, так почти сразу и заземлились в грязюку, но это уже не опасно. Потом немного подровняли лодку, в следующий прилив, чтобы красивее и удобнее стояла. Тут уже началась новая жизнь — водная. С приливами и отливами. Засыпаешь при мягком покачивании на ровном киле, а просыпаешся от того, что лодка встала криво-косо и тебя скатывает с койки. Но это не страшно, далеко не упаду.

За два дня до окончательного отхода нашли денек проверить лодку в море. Вышли по высокой воде. Я все время тороплю Максима, объясняя, что отлив не будет ждать его опозданий — следующая «электричка» придет только в ночь или на другой день. В море хорошо, но Максима укачало с непривычки, а он считает, что это его собственные болезни вдруг возобновились. Повернули обратно в Плимут и вдруг (хотя, на 16 канале что-то вещали, но мы не смогли понять о чем) при подходе к брекватеру Плимута со стороны берега, из этого самого туманного Альбиона, принесло густой туман, да такой, что уже никаких знаков не видно. А я то думал, что туманы с моря приходят, оказывается нет, здесь может быть все, что угодно, даже левостороннее движение по улицам. Держусь за впереди идущей яхтой в надежде, что местные знают куда ехать. Разумеется, уже на моторе едем, так быстрее и проще маневрировать, заодно надо проверить расход горючего. Включили радар — хорошо!

Особенно хорошо было, когда моя впереди идущая яхта-указатель поехала не в ту сторону, куда мне надо. С радаром в тумане жить можно, видны все буи, берега и главное корабли. Ведь по С-МАРу на нетбуке мы тоже контролировали свой путь и с ЖПСом хорошо все видно, кроме кораблей. А корабли в Плимуте ходят не маленькие, даже авианосец местный захаживает, и мы в той же воде петляем по сложному входному фарватеру. Авианосец на меня в тот раз не напал, но фрегат прошел довольно близко, а в совсем узком месте, на крутом повороте, меня зажал здоровенный буксир. Но не насмерть зажал, дал возможность выскользнуть. А как вышли ко входу в наш мелководный заливчик, так выяснилось, что рановато пришли, испугавшись тумана. Я собирался подойти позже, учитывая прилив. Ну, что же встали на буек свободный, якорь лень было распаковывать. Проболтались 2 часа, до поднятия воды и поехали к родному причалу. Максиму тем временем стало лучше, здесь волны нет.

Подъезжаем опять рановато, к тому же уровень приливов сейчас не большой, можем не протиснуться к своему причалу. И точно, не доехав 50 метров сели на мель. Я ожидал такого и шел без вращения винта, чтобы не помять его опять, как предыдущий владелец. Ну теперь уже не долго ждать, через 15 минут лодка уже всплыла, мы подождали еще 15 минут для верности, и спокойно въехали в свое место у причала. А через час опять начался отлив и мы залегли в свой ложемент на мягком дне, который намяли уже за несколько дней.

На следующий день съездили за заказанным ветрогенератором. Получили благополучно, но долго не могли найти подходящий электрокабель, потом посчитав научно достаточным, взяли какой был. С установочным кронштейном было труднее. Помог наш знакомый английский слесарь-универсал. Сварил нам спецкронштейн за 50 Фунтов. Подгоняли и лазили на мачту сами, он сразу отказался от такого «счастья». В результате получилось хорошо, хоть и не по инструкции, имеющейся в описании. Ему тоже понравилось такое необычное место и метод установки. Даже взял мой e-mail, будем списываться по результатам работы его кронштейна. Он ведь теперь стал работать на заграничного клиента, на экспорт, престиж требует соответствовать.

Можно было отправляться, но кто же уходит в море в пятницу? Только сумасшедшие. Я решил уходить в субботу. Заодно рассказал местным яхтсменам, что русские моряки и по понедельникам тоже в море не уходят.

Суббота. Полный прилив был в 11. Потому было достаточно времени пройти по всем моим английским друзьям, попрощаться, поблагодарить. Главнокомандующий мариной Сэр Нэйсон простил нам некоторые долги за стоянку на воде (я оплачивал сушу, это вроде дешевле) и даже стоянку в июне, я ведь оплатил только май месяц. Жалко расставаться с друзьями, я ведь прожил здесь больше двух месяцев. Но надо, ведь нельзя жить всю жизнь на одном месте, надо двигаться, хоть немного. На прощанье английский дед Билл подарил мне отличный яхтенный альманах марин и рыбачьих гаваней до самого Гибралтара и заодно определитель приливов. Забавная штука этот определитель, почти игрушка картонная, но можно увидеть когда и где будет высокая или низкая вода. Очень помогли такие подарки. Мне было неудобно брать, дед не богат, но он настоял, говорит, в этом году ему не понадобятся, а в следующем надо будет брать новые. Вроде ничего я не сделал особенного в Англии, но проводить нас пришли 8 человек, очень приятно человеческое теплое отношение. Банкета не было, выпивали мы еще вчера вечером, а теперь надо в море идти, пока высокая вода. Сказали добрые слова и напутствия, помахали нам рукой. А мы вполне аккуратно вышли с нашего места без «ломки дров». Мы пошли в море...

На этом, уважаемые коллеги, заканчивается мой рассказ о покупке лодки в Англии.

Начинаю уговаривать мою Музу написать о походе из Англии в теплые моря. Она женщина привередливая,"дуется", обиды вспоминает и мое легкомысленное отношение к её особе.

Из Англии в теплые моря

Муза моя простила мои прегрешения и начала диктовать впечатления от плавания этим летом из Англии на приобретенном мотосейлере. Дама она привередливая, так, что если не понравится, все претензии к ней, я только кнопки нажимаю.

1.

Свершилось! Я, наконец, выхожу в море! И не просто прокатиться со скорым возвращением, едва высунув нос из тихой гавани, а в дальний поход, в настоящие бурные моря и огромный океан! Очень люблю всяческие путешествия, а уж по морям и в данном случае по океану, пусть хотя бы и с краешка, для начала, тем более! Да, на своей лодочке, которую хочу считать своим домом, — это и есть счастье!

При этом, как всегда, что-то щемит в груди и вдобавок почему-то в животе. (У меня всегда так бывает перед всяким ответственным свершением). Конечно, немного жутко. Я ведь иду самостоятельно, все решения принимаю под свою личную ответственность. Идем мы вдвоем, старпом — мой друг Максим, и я как капитан, должен обеспечить сохранность экипажа! Ну и себя, и свою лодку тоже не следует забывать. Конечно, все, что мог сделать для обеспечения безопасности, я сделал, но море — это всегда загадочная и непостижимая стихия, полной гарантии безопасности здесь быть не может. Надеяться, что кто-то обязательно нас спасет, даже если мы будем легкомысленно делать всяческие глупости, я тоже не хочу. Продолжаю считать, что главный гарант безопасности — капитан. Потому и щемит в груди, и булькает в животе, что принял на себя такую ответственность.

С такими мыслями за рулем своего маленького кораблика выхожу из Плимутской бухты. В море хорошо! Погода сейчас хорошая, тихая. Жалко, что ветер не дует туда, куда хотелось бы, да и вообще почти не дует. Зато отливное течение помогает и несет нас на запад. Дожидаться ветров, которые могли бы нас быстренько пронести через печально бурный Бискайский залив, я не стал. И так уже опаздываем с выходом. Нет встречного шторма, и на том спасибо. Прогноз обещает юго-западный ветер, я на таком не «выгребу» в крутой бейдевинд из Плимута в обход французского острова Уэссан. Принимаю решение пройтись вдоль английского берега к западу до следующего английского города Фалмута. Пройдем порядка 30 миль и при этом выиграем угол, градусов 15-20 к ожидаемому ветру. Там есть хорошая бухта, где можно спокойно заночевать, а Максим хочет еще погулять по городу, он не имел счастья насладиться Англией, как я, и хочет продолжить это приятное знакомство. К тому же в Фалмуте есть морской музей. А мне интересно проверить еще раз лодку, не отходя далеко от берега.

Так мы и поехали. Волна невелика, и мы плавно покачиваясь, потихоньку движемся под парусами вдоль берега. Любуемся английскими берегами, которые я до сих пор видел со стороны земли из окна рейсового автобуса. С воды очень красиво, не хуже, чем с высокого берега смотреть в безбрежное море. Довольно быстро становится понятно, что без помощи мотора мы не успеем до вечера добраться до гавани Фалмута. Рассчитал когда надо включать двигатель, чтобы успеть засветло. К сожалению, это время уже подошло. Включили наш «навигационный комплекс» — нетбук с малюсеньким GPS-приемником в виде «флэшки», вставляемой прямо в USB порт. В нетбуке установлена почти «халявная» С-МАР. Начинаем осваивать эту «суперсистему» на практике. Сверяю ее показания с береговыми ориентирами и с прокладкой по бумажной карте и «большим» GPS-ом. Совпадение отличное, очень удобно и все прекрасно видно «живьем», в том числе наше реальное продвижение на экране нетбука. Это хоть и не является официальным картплоттером, но работает не хуже. А то, что нетбук не защищен от воды, так я и не ставлю его в кокпите. В мотосейлере мы находимся в ходовой рубке, где сухо, и там же рядом с рулевым, притянутый примитивной резинкой, установлен нетбук, прекрасно исполняющий роль дорогостоящего картплоттера. Это экономный вариант для небогатых мореплавателей. На входе в гавань Фалмута наш нетбук/С-МАР еще раз подтверждает свои отличные навигационные качества, — позиции ориентиров подтверждаются до единиц метров!

Зашли на рейд с яхтенными швартовыми буйками. С большим трудом, с непривычки, поймали буй. У Колвика Ватсона высоченный нос, раза в два выше, чем у обычной яхты и управляемость рулем похуже, из-за этого подцепили буек только с третьего раза. Сказалась и несработанность команды, ну это дело наживное. Теперь можно расслабиться, - надежная швартовка располагает к отдыху и приятным мыслям. Стемнело, на берег в темноте ехать на тузике не охота. Да и первый день/ночь похода, можно отпраздновать на воде.

Вокруг уже другой английский город, множество огней и на берегу, и на воде. Можно заняться мирным созерцанием окружающей Англии — Корнуолла. Насмотревшись по сторонам, сготовили простенький, уже походный, ужин и с чувством спокойной защищенности улеглись спать.

Ночь прошла тихо. Утром обнаружился отличный и по направлению и по силе ветер. Хочется отправиться уже в самую ширь Ла-Манша и я даже предлагаю это старпому. Но Максим настроился на береговые прогулки по Англии с посещением морского музея. Мне тоже нравится этот миленький курортный городок, в глубине души и я тоже не хочу спешить покинуть Англию/Корнуолл. Поэтому решаем ехать на берег. Спустили надувнушку на воду, с непривычки даже эта простейшая операция вызывает затруднения, но справились. Мотор ставить не охота, здесь совсем близко, достаточно весел. Приехали к пирсу, заплатили 17 Фунтов за один день/ночь стоянки на буйке. Многовато! Но это Англия, здесь люди богато живут и уровень цен, на такую роскошь как яхтинг, довольно высокий. Пошли гулять. Для начала в Морской музей. Музей понравился, много настоящих лодок. Особенно нас порадовала старинная паровая лодка длиной метров 15, она отлично восстановлена и совсем недавно реально ходила на паровой тяге — видно, что паровой котел был в деле. Еще удивила легкая дюралевая байдарка-тримаран. Величиной с наши нынешние туристические байдарки. А на таких несолидных судах под парусами и веслами во время второй мировой войны английские диверсанты пересекали Ла-Манш и отправлялись в тыл к немцам. Действительно, англичане великолепные моряки, мне на такой хлипкой посудинке, не то, что в бой, даже в море выйти было бы жутко!

Прогулялись по узким живописным старинным улочкам — приятно. Надо бы перекусить заодно, и уж хоть с опозданием, но отчаливать. Нашли, наконец, паб, где не только поят пивом/элем, но и кормят. Эль хороший, и я согрешил полупинтой (нехорошо выпивать перед выходом в море), но когда непьющий Максим предложил на последок попрощаться с Англией местным элем, тут и я не смог отказаться от такого удовольствия. Жаль только настоящая английская еда, которую нам дали, оказалась просто набором вареных овощей. Да уж что-что, а едой, англичане себя и гостей не слишком балуют.

Пошли к себе в лодку. По-хорошему, следовало бы заночевать в гавани и утром отчаливать, но жалко денег, да и ветер пока дует правильный, а на завтра прогноз похуже. На подходе небольшой циклон с Запада. Не так, чтобы уж сильно штормовой — маленький, такие в Англии почти каждый день, но ветер будет дуть не для нас. Решили отправляться, хотя уже 4 часа.



Прощай, Сауфдаун марина. Покидаем Плимут.

А это уже мирный Фалмут.

На другом берегу бухты совсем идиллия. Жаль, что приходится покидать это миленькое местечко.

2.

Снова удовольствие — идем в море! Жизнь — хороша! Воды и еды на борту достаточно, а я предупреждаю старпома, что при такой погоде и открытом океане по правому борту, может получиться незапланированно длительный вояж, если что-то пойдет неправильно. Максим бодро и храбро заявляет, что готов к любым приключениям и типа, ему «море по колено»! А я начинаю думать, что может быть мне действительно не нужно так уж сильно опасаться. Может быть я перестраховщик, и зря излишне пугаюсь того, что еще не случилось.

Бодро, под парусами узла в 4 идем на юго-запад и уже проходим известный мыс Лизард, после которого считается, что корабли покинули английские воды и выходят в Атлантический океан. Как раз на траверзе этого мыса расходимся с английским сторожевым кораблем. Когда корабль остается за кормой, с облегчением вздыхаю, никак не могу отделаться от старой советской привычки пугаться всякой власти. Зря я так хорошо подумал о властях. Похоже, разглядев на родном для них Колвике, кормовой американский флаг, власти проявили бдительность. Понятное дело, — разве может быть что-то хорошее в английских водах под американским флагом? Сторожевик остановился, спустил на воду РИБ и к нам пожаловали гости. Хотя мы никого не приглашали, все же было очень приятно, что никаких команд от офицеров власти мы не услышали! Вместо грубого окрика, неожиданно, старший офицер спросил моего разрешения причалить к моей лодке и после этого попросил разрешения подняться ко мне на борт!

Да, это явно не полицейское государство, где каждый гражданин всегда подозреваемый и обязательно в чем-то уже виноват. Я, конечно, пригласил всех желающих, и трое человек, в том числе дама, хотя сразу этого не было заметно, поднялись к нам. Служба у них нелегкая, все они были упакованы в глухо закрытые резиновые костюмы и спасжилеты, - понятное дело, они пока до нас добирались, всего-то пару кабельтовых, были уже все мокрые, - волна хлещет. А мы в это же время были в легкой совершенно сухой одежде, — тут я на практике начал ценить закрытую ходовую рубку моей маленькой лодочки. Я пригласил визитеров пройти внутрь, а предводитель англичан попросил моего разрешения провести осмотр лодки. Проверили мои документы. Все бумаги (Билл-оф-сэлл, регистрация Делавер и крю-лист и пр.) в порядке.

Тогда задали главный вопрос: имеем ли мы на борту наркотики и оружие? Я, конечно, заявил, что ничего такого не имею, и в шутку спросил: а что, раз мы уходим из Англии, то отсюда следует вывозить наркотики? Офицер улыбнулся и не обиделся на шутку, а только попросил моего разрешения проверить, нет ли следов наркотиков на предметах, которые мы с Максимом трогаем руками. И тут мы тоже были чисты. На этом власти решили закончить досмотр, а я пожелал им успехов в их трудной, но важной и нужной работе. Мы вежливо, с взаимными улыбками распрощались. И мне подумалось, что когда-нибудь и в России мы будем взаимоуважительно и вежливо общаться с представителями властей и искренне желать друг другу всего хорошего. Но я вряд-ли смогу дождаться такого счастья, долго еще, думаю, этого не будет. После завершения проверки, и отъезда РИба меня стала смущать мысль: что бы случилось, если б я запретил им проводить проверку? Калибр корабельной пушки не велик, но…


Английский "линкор" напавший на нас возле мыса Лизард.

А это абордажная партия,промышляющая в поисках удачи в водах Ла-Манша.

Тем временем Линоса рассекала воды уже западнее мыса Лизард. Впереди неизвестные воды в туманной дымке, а за кормой осталась Британия, берег которой тоже постепенно укрывался непременным английским туманом. Начинается настоящий поход открытого моря. Вахты, мы с Максимом делим просто: он рулит с вечера до средины ночи, а я продолжаю рулить уже до утра. Нам такой график нравится. Поэтому я прилег вздремнуть. Дрема не шла. Слишком много всяких событий сегодня случилось, да и качает уже довольно сильно — с океана пришла зыбь метра три высотой. К тому же мы в районе интенсивного судоходства, а значит, следует ожидать толпы всяческих кораблей, с которыми надо правильно расходиться, учитывая нашу малую скорость. Но кораблей, на удивление, оказалось совсем немного, (это явно не Босфор и даже не Керчь, пошире здесь все-таки) проблем не было, хотя мы шли на пересечение их курсов. Вот уже темнеть начинает, теперь расходиться будет еще интереснее, по огням, какой уж теперь сон у капитана. Я находился постоянно в рулевой рубке и потому взял руль, чтобы старпом мог отдохнуть подольше, раз уж капитан все равно должен рулить в подобных сложных ситуациях. Максим занялся делами в каюте, и это была наша ошибка.

На океанской зыби лодку уже прилично раскачивало. Меня не сильно достает морская болезнь, а старпома начало укачивать. Самое печальное, что Максим был уверен, что он уже закаленный и «хорошо просоленный морской волк», ведь он довольно давно связан с водой и даже служил на пограничных катерах. Он считал, что тошнота, это его личные проблемы с желудком и не принял экстренных мер по борьбе с морской болезнью. В результате он очень сильно разболелся. А тем временем лодка потихоньку шла поперек Ла-Манша. Ночью ветер совсем стих, а течение стало тянуть нас уже к востоку. Так мы не сможем обойти остров Уэссан, чтобы попасть в Бискайский залив. Решил идти мотором. Курс выправился, и мы снова поехали на юг-юго-запад. Но скорость была не велика, ведь приходилось преодолевать встречное течение.

Очень пожалел, что не вышли из Фалмута утром. В этом случае мы бы с благоприятными ветром и течением уже прошли половину пути до Франции. Тут не много, всего 120 миль, но при нашей скорости 3-5 узла, это как ни считай, больше суток хода и мы обязательно попадаем и в приливные и в отливные течения. Но тогда мы были бы значительно западнее, чем находимся сейчас и имели больше шансов выйти одним галсом в Бискайский залив. Но что уж теперь переживать, что сделано то сделано.

Трудно совмещать желание посмотреть окружающий мир, в данном случае английский, и соблюдать правильный распорядок движения лодки. Конечно, мы не рейсовый пароход, а легкомысленные туристы — любители морских прогулок и береговых экскурсий. Но, в тоже время, мы хотели быстренько доехать до Турции. Это около 3500 миль, а Максим хотел и на Канары заглянуть, это еще 1000 миль крючок. Если считать, что парусные яхты «легко» делают 100 миль в сутки, то через какие-то 35-45 дней мы «должны» уже оказаться на месте. Но не всегда парусные лодки делают эти 100 миль в день. То ветер неправильный, то его вообще нет, а бывает и встречный шторм прижмет-затормозит. Да и круглосуточно ехать что-то не очень хочется, это получается уже не туристическая прогулка в собственное удовольствие, а тяжелая работа. Вот и приходится как-то совмещать удовольствия с необходимостью. От этого и средние маршрутные скорости получаются значительно ниже.

Европейские яхтсмены-путешественники предпочитают продвигаться спокойно, без напряга. Часто останавливаются на отдых в маринах и на бесплатных стоянках. Скорость продвижения при этом очень не велика, зато они получают большое удовольствие, и им редко случается огорчиться, что не смогли заехать в какое-то интересное место. Вот и я так хочу плавать на своей лодочке.

Такие мысли меня посещали во время спокойного ночного плавания поперек Ла-Манша в его самой широкой части, примыкающей к безбрежному Атлантическому океану. Огни далеких кораблей ничуть не мешали плавному ходу лодки и безмятежным мечтаниям и размышлениям капитана, уютно устроившегося в теплой и сухой ходовой рубке.

3.

К утру мы прошли уже около половины пути до острова Уэссан. Но начал проявляться обещанный циклон. Ветер подул сильнее и, к сожалению, как раз в лоб. Волна из Атлантики усилилась, и нас уже прилично качало. От этого Максим совсем расклеился и уже не мог подменить меня на руле. Ему стало совсем плохо, он ничего не ел и не пил, а то, что скушал на берегу, уже выдал рыбам. Я держался лучше, хотя тоже немного мутило. Хуже было то, что скорость вместо 5 узлов составляла теперь всего 2 узла. Колвик — мотосейлер и должен идти против ветра и волны, он и шел, но встречное течение тормозило его дополнительно. Прошли уже сутки со времени выхода из Фалмута. Постепенно приближаемся к острову Уэссан. Обогнуть бы его, за ним уже близко Брест — там просторный залив, хорошее укрытие. Но море не пускает. Волна тем временем растет все выше и выше. Я радуюсь, что мой маленький кораблик лихо скачет по волнам. Брызги от форштевня уже накрывают нас целиком. Но «дворники» на окнах рубки убирают воду, едем как в легковом автомобиле! (Только «кочки», пожалуй, высоковаты. ) Жаль Максим лежит полностью отключенный, ему сейчас не до фотографирования, а тут такие живописные кадры пропадают. Сам я такую круговерть для эффектных кадров в будущем выискивать не собираюсь, все это очень эффектно выглядит, но и опасения по поводу безопасности всего происходящего тоже присутствуют. Внутри моего кораблика тепло и уютно, а снаружи беснуются волны, прокатываясь по палубе, льет дождь, туман застилает все вокруг. Немного огорчают пролетающие по каютам разные предметы, которые оказались плохо закрепленными; понятно, что еще не все легло на свои правильные места. Может быть, бывают шторма посильнее, но мне и этого уже вполне хватает. Это ли не удовольствие от мореплавания! Знать бы, что этот кораблик гарантированно выдержит такую встряску, было бы полное удовольствие. Но в глубине души все же шевелятся сомнения, — насколько велика мореходность моего Колвика Ватсона? Ведь у него, наверное, есть предел безопасного плавания?

Максиму не до эффектных зрелищ, он даже не встает с койки.

Мне уже захотелось перекусить, но не могу, мы не ожидали, что действующий экипаж сократиться вдвое и некому станет заняться хоть какой-нибудь готовкой еды. Начинают появляться сомнения в правильности этого выхода в море. Перестали встречаться корабли, хотя в этом месте их должно быть много, выходящих из Бискайского залива. На карте здесь показаны полосы разграничения, чтобы не было толкучки, а никого уже давно не видно. Может быть маленький циклон не такой уж и маленький? Может быть, все нормальные капитаны уже давно поставили свои корабли в тихие гавани и спокойно пьют всякие полезные и приятные напитки, поэтому и не видно кораблей в море? А волны тем временем становятся все больше и больше, уже значительно превышают 4 метра. Воду уже не просто забрызгивает на палубу, она заливает лодку потоками, настолько мощными, что не успевает через шпигаты стечь обратно в море до следующей захлестывающей порции.

Волны стали уж очень крутыми, и хотя лодка, «вставая на дыбы», эффектно рассекает их высоким форштевнем, бортовая качка при этом стала такая, что я периодически вываливаюсь из сиденья рулевого — пришлось пристегнуться. (А я еще думал, сидя в гавани Портсмута, что предыдущие владельцы — «слабаки», сделали рулевому пристяжной ремень, хотел снять его. Теперь уже не хочу, оказывается, он реально нужен.) Смотрю на креномер и замечаю, что его шкалу в 40 градусов уже явно зашкаливает! Спустился на секунду в каюту, там еще один креномер. Второй креномер тоже в 40 градусов и тоже зашкаливает! Была у меня мысль, что рубочный креномер ошибается и все не так уж страшно, но нет, лодка реально раскачивается на 50 градусов. Оба показывают запредельные крены! А тут еще судовой колокол, привешенный в рубке начал сам позванивать от такой бешеной скачки! Этот звон напомнил мне колокол Ллойда, который звонит по погибшим кораблям. Неприятные мысли. А насколько можно кренить Колвик Ватсон? Мне говорили, что у него отличная мореходность, а что это такое, применительно к данному случаю? Приходит мысль, что может быть, я узнаю, каков максимально допустимы крен Колвика Ватсона 28, но тогда я не смогу об этом никому рассказать! Ведь спастись вряд ли удастся!

Ну и зачем я лезу к черту в пасть? Может быть лучше не упираться своим тупым лбом в стену? Какой риск допустим, а какой нет? Если подумать рационально, то, отступив, я сохраню и судно и экипаж. Тогда будут еще радости в жизни, морские походы, и все прочее. Начинаю обдумывать пути отступления. Волна идет от юго-запада из Бискайского залива. Если не буду лезть напрямик в Бискай, а уйду левее к юго-востоку, то спрячусь за вожделенный остров Уэссан и прилегающие к нему островки, они должны гасить эту опасную для нас волну. Определился по С-МАР с курсом и, найдя, группу волн поменьше, повернул. Как-то Колвик пойдет кормой к волне? Не окажется ли новый курс губительным для судна и экипажа? Как же спасаться тогда? Отлично пошла! Хороша вельботная корма! Лодка пошла мягче, ее стало меньше заливать и снова совершенно никаких ударов!

Ну, теперь только правильный курс держать! А это оказалось неожиданно трудно в моем замученном состоянии. Вокруг туман, дождь, никаких ориентиров, не за что глазом зацепиться. Только волны, перемешанные близостью мыса, островов, скалистых рифов и от того беспорядочные, идущие с разных сторон, перекрещивающиеся и бросающие в нас гребни с разных сторон! И тут я дал слабину. Оказалось, за 35 часов, непрерывно проведенных на руле без еды и питья, да на качке, да с непривычки к этой лодке, я не смог удерживать курс! Дважды я оказывался идущим совершенно в неправильном направлении! Простая задача - поддержание по магнитному компасу нужного курса вращением рулевого колеса, оказалась для моего психофизического состояния слишком трудной! Провернувшись два раза на 360 градусов, я по настоящему испугался. Как же выходить из этого опасного места, если моя башка настолько устала, что совсем слабо стала соображать и управлять телом? Деваться некуда, собрал остатки разума, сосредоточился, и с большим трудом, все же смог встать на нужный курс. Очень неприятная ситуация! В том числе и поэтому я не люблю одиночных плаваний, — переутомление не дает нормально мыслить и капитан совершает ошибки, хорошо, если эти ошибки не слишком фатальны.

Тем временем мы приближаемся к французскому берегу, и волны действительно стали уменьшаться и становиться более правильными. Стало немного полегче. Максим начал двигаться и вышел в рубку. Я дал ему на минутку руль, а сам сходил попить водички и сгрызть несколько печенюшек, хоть немного подкормить свой исстрадавшийся разум. На большее в данной обстановке нельзя было рассчитывать. Еще раз проверил наше положение, рассмотрел опасности (мы ведь пошли ближе к берегу, а там полно всяких скалистых рифов). Ну, что же, сравнительно недалеко марина L`Aber-Wrac`h . Пойдем туда отсиживаться-отлеживаться, зализывать душевные и телесные раны.

Двигаясь потихоньку, к утру должны подойти к ее входному фарватеру. Вход там не простой, длинный 3-х мильный проход среди скал. Пытаться заходить туда ночью совершенно не хочу, даже в нормальном состоянии, а сейчас я еще и не совсем вменяемым оказался. А тем временем нас настигла еще одна неприятность. Вдруг заглох дизель! Этого еще не хватало! Я, конечно, как и должно, в таких случаях, сразу же развернул стаксель наполовину, для поддержания управляемости судна, и сохраняю движение выбранным курсом, благо ветер теперь попутный. Стали смотреть, что случилось с дизелем. С трудом старпом (он же специалист-дизелист), тоже в данный момент не полностью вменяемый, решил, что просто стало мало горючего в баках, и на большой килевой качке, воздух попал в топливную магистраль. Он что-то попробовал сделать — не получилось, двигатель так и не завелся. Я решаю, что надо, во-первых прийти в себя, а уже потом думать, что предпринять в дальнейшем. Положение судна в настоящий момент стабильное, прямые опасности нам уже не грозят.

4.

Ночь. Двигаемся на восток вдоль французского берега. Максим берется порулить, дать мне хоть немного поспать. Показываю ему на карте наше положение и прошу не уходить восточнее входа в намеченную марину. Три часа сна вернули мне способность мыслить здраво. Жаль только, что за это время мы все же ушли слишком далеко на восток. Но уже утро, уже новый день, уже светит солнышко и виден французский берег! Жизнь налаживается! Пробуем в лавировку вернуться ко входу в марину L`Aber-Wrac`h . Заложили галсы в море и обратно, даже смогли сделать поворот оверштаг, (на мотосейлере с длинным килем и малым пером руля это совсем не просто) но течение несло нас на восток, а Колвик Ватсон не очень крутой лавировщик. Что же делать? Раз моя голова уже начала сносно мыслить, пора анализировать ситуацию, в которой оказались, и принимать решение о дальнейших действиях. Судно и экипаж целы и почти невредимы — это хорошо! Но двигатель не работает, и самочувствие экипажа оставляет желать лучшего — это плохо. Старпом, профессиональный дизелист, уверенным тоном заявляет, что этот дизель не жилец, работать не будет и его надо скорее менять на новый.

Вот этого я как раз больше всего опасался, приобретая старую лодку. Легко сказать «менять на новый», а где взять деньги для этого? Я планировал дойти до Турции, где можно сравнительно недорого капитально отремонтировать старый двигатель, там умеют восстанавливать всяческое старье, и налажена система поиска и замены частей старых двигателей. Но идти по сложным для навигации водам, среди скал и течений без двигателя излишне рискованно. Значит, надо где-то здесь вставать на длительную стоянку и искать деньги для замены двигателя или его удовлетворительного ремонта. Печально, что мое большое путешествие заканчивается так быстро. Но надо быть реалистом, можно помечтать о хорошем, но не следует забывать и о плохом. Сейчас необходимо найти гавань, куда я смогу зайти без мотора при том ветре, который дует и ожидается в ближайшем будущем. Тоже задачка не из простых при обилии скалистых рифов вдоль всего французского побережья.

И все же, я рад, что нахожусь на мотоСЕЙЛЕРЕ! Не смотря на отказ двигателя, я не являюсь игрушкой волн и течений, я двигаюсь и управляюсь с помощью парусов! Пусть это происходит не так легко и хорошо, как хотелось бы, и не любой курс мне доступен, но моя лодка остается самодвижущейся и это главное! Рассматриваю все свои карты и альманах-пайлотбук, никаких хороших гаваней вблизи не могу найти. Понравилась рыбацкая бухта (Primel) с коротким и широким входом при ожидаемом входном курсе галфвинд. Это вселяет надежду на успех при заходе. Жаль только, что до этой гавани еще порядка 30 миль к востоку, а наша скорость сейчас всего лишь 1,5 — 2 узла. Значит, придется идти еще ночь, а может быть и дольше, - плавания под парусами всегда неопределенны во времени. Попутно приискал места на отмелях побережья, где можно будет временно встать на якорь, дожидаться благоприятных ветров и течений, если не смогу идти в нужном направлении.

Когда Максим осознал такую перспективу, он загрустил и призадумался. Потом нашел на карте вблизи нашего настоящего места маленький симпатичный заливчик (Mogueriec) и предложил зайти в него на ночлег. Я не против, но в этом заливчике не встанешь на длительную стоянку для ремонта, там вообще пусто. Да и рифы на входе тоже присутствуют, хотя и в небольшом количестве. Нет смысла заходить туда, - это лишний риск покуролесить среди скал, да и успеем ли мы тогда дойти до нужной гавани за следующий световой день? Максим опять погрузился в раздумья. И выдает очень интересное предложение: «а вдруг заведется двигатель, надо еще раз попробовать». Это было бы самым приятным для меня, на фоне печальных планов окончания похода, которые мне приходится сейчас разрабатывать.

Пусковой аккумулятор еще не иссяк и есть смысл попытаться еще раз покрутить дизель, все же сейчас не бурное море и главный дизелист уже получше себя чувствует. Максим погружается в моторный отсек, долго все проверяет, прокачивает и, наконец, пробный пуск. Ура, свершилось ЧУДО! Пару раз чихнув, дизель заработал! Вот уж, действительно радость! Надежда на лучшую жизнь возвращается на борт корабля! Двигатель устойчиво работает, и мы можем двигаться! Тогда вполне можно зайти на ночлег в заливчик, найденный Максимом. Теперь скорость уже 4-5 узлов и до уютной гавани всего час ходу! Идем туда! Легко обходим все рифы, благо они хорошо показаны на карте С-МАР, а совместно с GPS-ом очень точно показывающим наше место, никаких навигационных проблем нет.

Для надежности, конечно, подстраховываюсь эхолотом и нахожу место, где положим якорь. Место определяю с учетом начавшегося отлива и будущего прилива, благо С-МАР прекрасно показывает время и амплитуду уровня воды в прилив/отлив. Наконец, постановка на ночевку закончилась. Можно отдохнуть и осмотреться. Я "соображаю" себе какой-то ужин (впервые за двое суток), а Максим отказывается от еды, считая, что для выздоровления ему сейчас всякая еда противопоказана. Это очень плохо, так он долго не выздоровеет, это меня как капитана тревожит, - экипаж должен быть здоров в плавании.

А вокруг настоящая Франция! Рассматриваем в бинокль береговые окрестности. Здесь довольно пустынно, видны развалины старинных домов, какие-то пустоши, попадаются деревья, изредка видны куда-то идущие люди, явно не Париж, но тоже интересно. Высаживаться на берег совершенно нет желания — устали, нам бы сейчас отдохнуть от моря. Когда стемнело, мы не долго бодрствовали, предыдущие двое суток нежелательных приключений быстро уложили нас в койки. Ночью несколько раз вставали осмотреться, но все было нормально, место якорной стоянки было выбрано правильно, никаких проблем не возникло.


Таким мы увидели французский берег после штормовой ночи у острова Уэссан. Рыбачок уже французский.

Между этими маячками находится вход в марину. Камешков возле французского берега полным-полно.

5.

Люблю утро! В солнечный денек жизнь всегда выглядит радостнее и перспективнее, проблемы вчерашнего вечера заметно мельчают и рассасываются, порой совершенно полностью. Вот и сейчас, раз дизель снова работает, то можно попытаться продолжить задуманный большой вояж! В зависимости от работы лодочного двигателя жизненные планы в данном случае сильно изменяются. Решено, если дизель заработает, едем на запад, а если нет, то на восток в гавань на ремонт/замену двигателя. Он завелся! Идем на запад!

Без проблем выходим на дизеле из гостеприимного заливчика и ставим паруса. Попутный ветер и течение несет нас к страшному Бискайскому заливу и еще более страшному острову Уэссан. Вообще-то не так уж они страшны, в тихую погоду очень даже симпатичные, но вчерашний штормец, пережитый в море, еще продолжает навевать всяческие страхи. Нет, сидя на берегу или в тихой марине у надежного причала, я очень храбр, особенно если пиво-эль хорошие, а когда появляется явная перспектива погрузиться надолго в воду и прервать все планы этой жизни, тогда пивной храбрости у меня становится поменьше. Оно и правильно, я не спешу на тот свет, а к чему приводят ошибки шкиперов, мы, к сожалению, знаем.

Но идти надо и мы идем, естественно, не забывая о безопасности! Скорость под парусами и течением в данном случае невелика, 3-4 узла, но это нормальная скорость для такой короткой лодки, как Колвик Ватсон 28. Дизель не включаем, экономим топливо, его осталось не так уж много. Опять планирую зайти в марину L`Aber-Wrac`h, мимо которой мы уже один раз проскочили. Хороший денек, спокойный попутный ветер, небольшая волна, так бы и плавал целый век при такой погоде!

Начинаем осваивать жизнь в лодке, плывущей по морю. (В штормовом Ла-Манше это освоение пошло как-то не правильно.) То есть без работающего холодильника, с экономией пресной воды, постоянной качкой (туалет теперь тоже качается). Максим, к сожалению еще не совсем восстановился, но значительно получшел. Я уже почти здоров, пытаюсь вести прокладку по бумажной карте и заполнять судовой журнал. Максим тоже считает, что это надо делать, но сам, на правах старпома, полностью игнорирует эти ответственные задачи. А я начинаю сознавать, что тоже недолго буду работать с бумажной картой при наличие отлично работающей компьютерной С-МАР с GPS-ом.

Приближаемся к запланированной стоянке L`Aber-Wrac`h. Но время еще раннее, хорошо проехали по ветру и течению. А заход в этот L`Aber-Wrac`h целых три мили, да еще к тому же против ветра и течения, неохота бултыхаться в этом проходе среди камней. Зато, если пройти еще несколько миль на запад, на "торце" Франции есть небольшая рыбацкая гавань (L’aber lldut) с топливной заправкой. Время до захода солнца еще достаточно, и проведя штурманские расчеты, решаю идти туда. Еще плюс в том, что при этом мы входим в проход между островом Уэссан и континентом, и уже вплотную подходим ко входу в Бискайский залив. Мне этот проход очень интересен, нам сейчас совсем не обязательно обходить весь архипелаг Уэссан (лишних 30 миль), а как сказали мои английские друзья, этот внутренний проход вполне проходим в высокую воду. Идем в L’aber lldut, эта гавань, кстати, уже считается западным берегом Франции, уходим с севера!

Идем хорошо, с попутным ветерком. Несколько смущают большущие водовороты в воде. Это так бурлит отливное течение на подводных камнях. Но глубины держу достаточные — 30-50 метров по карте и сверяю их по показаниям эхолота. По сравнению с английским берегом, где мы проходили, здесь очень много всевозможных скал, подводных и надводных камней. А я–то, выходя из Англии/Корнуола, считал, что там много камней-рифов вдоль берега. Во Франции гораздо больше! Но едем, хоть и с волнением в сердце, от близких смертельных опасностей.

На такие скалы, если «надеть» лодку, то всем явно не поздоровится, видно как волна в них хлещет. А на морских картах дно в этих местах сплошь усеяно обломками погибших кораблей. Да, Ла-Манш не место для легкомысленных увеселительных прогулок, слишком много здесь всяческих навигационных «излишеств». А мы тем временем уверенно проходим намеченным маршрутом, огибая всё, что я наметил. С запасом огибаю, не люблю оставаться без возможности резервного варианта движения, а для перехода на такой запасной вариант, требуется некоторый отрезок времени и запас свободной воды. Подходим к бухте, запускаем дизель, снимаем паруса и потихонечку моторим между камней (жуть, как близко, 20-30 метров зазор). Входим внутрь, заливчик небольшой, там много рыбацких и еще больше прогулочно-рыбацких лодок. Покрутившись немного и не найдя ничего лучше встаем почти у входа, в «горле» этого заливчика на пару буйков, связанных канатом. Там, таким образом уже стоят три парусные яхты, ну и мы решили рядом с коллегами прицепиться. Тем более уже вечер, начинает темнеть и времени на дальнейшие поиски в глубине залива не остается, лучше причалить засветло. С некоторыми трудностями, ещё не отработано взаимодействие в нашем «молодом» экипаже, встали. Хорошо!

Теперь в этом, как я думаю надежном месте, надо полностью восстановить здоровье экипажа. Надо отлежаться-отоспаться и Максиму и мне. Заявляю старпому, что пока он не начнет нормально питаться, в море не пойдем! Он ворчит, что уже почти здоров, но я проявляю твердость, — мне не нужно дополнительных волнений еще и о здоровье. Здесь в деревне есть и магазины, и связь с цивилизацией, пусть лечится в этом месте, где можно найти реальную помощь, а не в море при почти полном отсутствии медицины.

В соседних яхтах никого нет, а на берегу жизнь идет, ходят люди, о чем-то разговаривают между собой. И опять непонятно о чем говорят! Только-только научился понимать английскую речь (хоть и не в совершенстве), а тут опять явно не русский язык и полное мое непонимание. Звучит французская речь, на мой взгляд, приятно. Жаль, что сейчас английский язык является международным и, прежде всего, морским. Я бы с бОльшим удовольствием учил французский. Понятно, что мне, конечно, никто не запрещает выучить еще один или более языков, но голова у меня маловата, английский, и то с трудом в ней помещается, куда уж еще. Но, раз говорят по-французски, значит, мы действительно добрались до Франции! А то как-то сомневаюсь я, мало ли, что там, в картах навигационных нарисуют, а тут живое хорошо слышимое доказательство — французская речь!

Однако непонятно, почему в солнечной Франции, где растет виноград и жмут оливковое масло, погода сейчас совершенно английская! Точно такой же моросящий английский дождь, туман и холодный ветер. А ведь мы уже даже из Ла-Манша вышли, правда не очень далеко. Но мы сидим в пайлотхаусе, нам тепло, сухо и уютно, прекрасный обзор во все стороны, а надежная швартовка позволяет расслабиться. Как я и надеялся, днем на стоянке в сырую и ветреную погоду, оказалось, очень приятно находиться в рубке, можно заниматься своими делами и при этом наблюдать окружающий мир. Это и любопытно и полезно для контроля за окружающей обстановкой.

Волны в бухту не заходят, нас качает только волной от проходящих катеров, но они не часто нас беспокоят. Мы спокойно готовим еду и кушаем без погони за ложками и тарелками по всему столу. А потом баиньки, нам надо восстанавливать силы, я не хочу долго здесь задерживаться.


Подхождим к L'Aber lldut. А так было внутри этой бухты.


6.

Утром можно идти в море. Но почему-то неохота. Нахожу причины: ветер хоть и попутный, но свистит в снастях слишком сильно. Великоват такой для прохода опасной узкости. А еще дождь с туманом, от этого плохо видны скалы-рифы. Да и Максим еще не полностью победил морскую болезнь, зачем его дополнительно качать. Довольно легко удалось уговорить и капитана, и старпома на продолжение ленивой релаксации. Остаемся, еще на денек, надо хорошенько отдохнуть, собраться с силами потерянными в штормовом Ла-Манше.

Приводим лодку в порядок. Раскладываем вещи по-морскому, те, что лежали неправильно, на волне сами выскочили. Удивляемся Франции на близком в 10-15 метрах берегу. Но не высаживаемся. Наоборот, на случай нападения французских пограничников (у меня ведь нет шенгенской визы), готовим «легенду», близкую к действительности: дизель сдох, старпом болен, просим помощи. Я заполняю судовой журнал и бумажную карту, для предъявления веских доказательств необходимости захода во французские воды. Крепко во мне засел «совок», до сих пор опасаюсь всех представителей власти, даже когда полностью «чист» и то боязно, а сейчас имею некоторые визовые проблемы. Но властям мы не интересны — стоим тихо, ничего не нарушаем, никого не обижаем. Зато приехал француз на РИБе и снял с нас 20 Евро за стоянку на двое суток. Объясняться было трудно, но я уболтал его своим английским настолько, что он даже стал извиняться, что плохо знает этот заморский язык.

Местный народ занимается заготовкой морской капусты. Не путать с деньгами! Они рвут водоросли и отправляют их куда-то. Рвут, разумеется, не руками. Еще ранним утром, меня разбудили какие-то странные баркасы, проходящие мимо нас в море, не очень похожие на рыбацкие, с гидравлическими манипуляторами на борту. Ближе к обеду, эти баркасы длиной 10-20 метров потянулись с моря в бухту. Сзади в кузове за рубкой (почти что грузовик), в них были кучи этой капусты-ламинарии. На берегу уже ждали здоровенные сухопутные грузовики, куда экскаваторным захватом, (прямо как навоз в колхозе ) перегрузили всю эту капусту. Грузовики тут же уехали, наверное, на перерабатывающую фабрику. Интересно, что на этих баркасах-грузовиках было всего по одному человеку на все виды работ. И рулить судном, и вставать на якорь, и швартоваться к пирсу, и рвать капусту манипулятором, и все остальное приходилось делать одному и тому же человеку! Вот это и есть высокая производительность труда, от того и заработки во Франции побольше, чем, например,в той же России. В то же время, все баркасы делали только один заезд в море и во второй половине дня уже были свободны, ведь французы не любят утруждать себя тяжким трудом, а работают, только лишь необходимое время, зато как эффективно!

В этот день отдыха и размышлений мне начали приходить в голову разные мысли о моей жизни. В частности о моем нынешнем путешествии. Цель этого путешествия очень проста и понятна — переехать вместе с плавучим домом в теплые моря! Звучит заманчиво, и почему бы не попробовать? Я уже прожил в Турции почти год, и в целом мне там понравилось. В моем возрасте пора уже думать, где и как проживать российскому пенсионеру. Почему пенсионеру захотелось жить в лодке, а не на даче? Да я еще в детстве мечтал жить в лодке и считал счастливейшими людьми бедных китайцев, которые живут в лодках, за неимением дома на земле. В более зрелом возрасте насмотрелся уже на европейцев, проживающих во всевозможных древних баржах, старинных буксирах и иных речных жилищах. Вот и решил сам тоже попробовать, тем более, что к дачному земледелию особой тяги никогда не испытывал, а к перемене места временного проживания постоянно тянет и по сей день. Отсюда и задачи предстоящего плавания — найти место, где мне захотелось бы некоторе время пожить! Мне в Англии очень понравилось, особенно отношения между людьми, можно бы и здесь пожить российскому пенсионеру. Но проблемы визы, постоянно мокрой и холодной погоды, а также кошмарного хлеба, от которого у меня изжога, предполагают лишь сравнительно кратковременные визиты на Британские острова. Правда, после пребывания в Англии, возникла у меня нахальная мысль о том, что может быть где-то в Австралии, Новой Зеландии, или других бывших колониях Британской империи, следует поискать подобные отношения к людям на фоне хорошей погоды и удовлетворительного питания. Надо бы проверить! Но это позже. А сейчас цель №1 — переехать в уже проверенную Турцию, привести там приобретенную лодочку в полный порядок. К тому же и мои финансовые дела пока еще не урегулированы. В Турции так же находится моя прежняя, горячо любимая лодочка «Либера», которая вынесла меня к счастью, в свободный мир морей! Её, к сожалению, необходимо продать — нужны деньги для завершения оплаты за мой нынешний плавучий домик типа «Колвик Ватсон 28» по имени «Линоса». Да и не в состоянии я проживать сразу в двух лодках.

Задача поставлена, осталось совсем чуть-чуть — выполнить. Подумаешь, всего-то проплыть какие-то 4-5 тысяч миль. Заманчиво было бы пройти сквозь Голландию-Францию по каналам и рекам, и выйти сразу в Средиземное море возле Марселя, я люблю плавания по внутренним водам, в этом есть своя прелесть и шарм. Я ведь и тип приобретаемой лодки выбирал с учетом хождения во внутренних водах. Но мой старший помощник Максим очень хотел прокатиться по морю-океану и непременно заглянуть попутно на Канарские острова. (Ничего себе попутно, крюк в 1000 миль! ) К тому же мне не удалось взять Шенгенскую визу (уж так получилось), поэтому даже в канал из Бискайского залива вдоль Пиренеев в Средиземное море, я пойти не мог. Кроме этого, мне и самому было интересно пройтись по океану вдоль Франции, Испании и Португалии. Когда я еще смогу сюда заплыть — неизвестно. Я ведь предпочитаю теплые моря, чтобы купаться можно было почаще, а тут довольно прохладно. Очень хотелось войти в Гибралтар со стороны океана, для меня это тоже в некотором смысле «вершина». Хотелось так же проверить морем-океаном эту лодку, с обещанной супермореходностью, у меня на нее большие надежды, вплоть до плаваний за океаны. А в каналы и реки Европы, я обязательно схожу позднее — там очень интересно.

7.

На следующий день с утра поехали искать топливную заправку, обозначенную в этой бухте. Нашли, после непродолжительного общения на французском языке. Даже не понимая слов друг-друга, доброжелательные люди стараются помочь. Она оказалась рядом с местом разгрузки баркасов-капустовозов, насмотрелись на это действо совсем с близкого расстояния. Французы работают очень производительно, бездельников, лишь наблюдающих/руководящих, нет, только реально работающие люди.

Заправляться оказалось довольно неудобно и дорого. Заправочный шланг подавал с пирса 5-ти метровой высоты (отлив) Максим, а я принимал его внизу на лодке. Попутно купили моторного масла и тоже излишне дорого. Пока заправлялись и глазели по сторонам, вода поднялась, надо идти в проход-пролив, чтобы успеть вовремя выйти к Бресту.

Узкость-пролив прошли нормально, воды достаточно, волны невысокие и мы идем довольно далеко от камней. Были места, где следили за показаниями эхолота особенно внимательно. Мы прошли с достаточным запасом, но при низкой воде, да при высокой волне, не знаю, рискнул бы я там ходить. По пути мы разошлись с 4-мя другими маломерными судами, так что пролив этот (так и не смог узнать названия) вполне посещаемый и в случае необходимости можно им воспользоваться.

Справа в дымке слегка прорисовывается так и "непокоренный" мною остров Уэссан и другие малые острова архипелага. Я успокаиваю себя тем, что совсем не стремлюсь быть самым крутым мореманом, и что даже Слокам не потащился в обход мыса Горн, а благоразумно прошел Мегеллановым проливом и то поимел при этом массу трудностей. Пусть этот проход возле острова Уэссан будет моим «персональным «Магеллановым проливом».

С облегчением вышли на чистую воду из этого пролива. Все же на просторе приятнее плавать, чем среди камней-рифов. Заложили длиннющий галс до самого Камарета (Camaret-Sur-Mer). Там удобная марина, где можно отстояться перед переходом через бурный Бискайский залив, дождаться погоды. В сам город-порт Брест решили не заходить, все же военная база, а у нас не все гладко с визами, да и лишний крюк туда не охота делать. По дороге спокойно разошлись с большим кораблем, следовавшим из Бреста, и с приятными чувствами, наполняющими душу после преодоления трудного маршрута, подошли на парусах к марине.

Долго не могли понять, где нам можно встать. Никто нас, как это принято в Турции, и не думал встречать. Зато имеется широкий выбор возможностей и никто не навязывает своих услуг: можно на якоре встать бесплатно, можно на буек пристроиться, можно в марину зайти к причалу. Причем марины вроде даже две, одна сразу за молом, а вторая в глубине бухты. Решили встать сразу за молом. (И правильно сделали, внутренняя марина-стоянка при отливе почти вся осохла и лодки оказались на грунте, а мы удобно стояли на достаточной глубине.)

Время уже позднее, часов 8 вечера. На лодках у причалов видны люди, они с удивлением глазеют на наш экзотический американский флаг, жизнь идет. Надо будет как-нибудь при случае привесить на корму нормальный европейский российский флаг, чтобы не пугать окружающую публику. Где стоянка для визитеров не понятно, смотрим, где свободно. Вот показалось достаточно места у причала, направляемся туда. СТОП! Это причал жандармерии! Не будем занимать не свое место, оставим его свободным, не надо самим напрашиваться на нежелательный визит властей предержащих. А вот за углом на следующем причале есть еще свободное местечко, заворачиваем туда, попутно напугав внезапным разворотом уже стоящих у причала яхтсменов. Нормально причалили. Хорошо временами иметь небольшую лодку, места там было маловато, — короткий «карандаш», но нам вполне хватило. Позже, перед самым закатом солнца, с моря пришла еще одна яхта, она тоже пошла сначала на жандармский понтон и тоже заметив эту опасность, резко развернулась и ушла на другое место. Может быть, неприязнь к властям не только «совковый» инстинкт? А вообще, народа здесь в марине было, можно сказать мало, хотя уже середина июня.

Никто к нам не пришел. Мы сами подключили электричество, и пошли во Францию, и заодно в офис марины. Конечно, офис уже закрыт, и правильно, чего сажать дежурных на ночь и платить за круглосуточное дежурство в 3-4 раза больше. (И в этом тоже сказывается забота о высокой производительности труда, умеют французы свои деньги считать!). Днем в нормальное время придет человек работать в офис и в удобное для всех время, соберет деньги и поможет вновь прибывшим. А что туалет и душ на ночь закрывают, так ведь в яхтах сейчас все удобства уже предусмотрены, на якорях и буйках ведь как-то обходятся. Ну, а если яхта старая и не полностью оборудована всем необходимым, так там экипаж должен быть соответствующей закалки, привыкший бороться с любыми трудностями. Как мы, например! А если трудности уже утомили стойкий экипаж, то можно пойти в город и там залить трудности ободряющими и расслабляющими напитками и соответственно закусить! Что люди с моря пришли, и от того не слишком мытые, так зато хорошо просолены, а запах моря и здорового организма лучший из всех ароматов в любом портовом городе! Так мы и пошли в городок расслабляться и ободряться.

С других лодок вновь прибывшие тоже пошли в город без лишних переживаний. Жаль, только Максим опять бросил пить расслабляющее-успокаивающие напитки после укачивания в Ла-Манше, и к ресторанным закускам теперь относится с подозрением, а мне одному скучно расслабляться. Так в тот раз я и не испил даже символическую приветственную рюмку французского вина. Просто прогулялись, а, уже вернувшись в лодку, наварили английского пориджа, это проверенное средство от всех болезней (но почему-то не слишком вкусное). Походили по городу, посмотрели по сторонам. Людей мало, не сезон еще. Городок небольшой, и уже явно не английский. Отличия во всем — и в архитектуре домов и в поведении людей. Меня особенно порадовало, что машины, наконец, едут по правильной ПРАВОЙ стороне дороги. Даже вездесущие ресторанчики устроены по-другому, в отличие от английских, здесь они открыты к улице, построены «лицом» к посетителям. Нет английской обязательной оборонительности, где всякий дом исторически строился как семейная крепость для защиты от всех окружающих. И хотя материалы для постройки домов те же, что и на Британских островах, дома выглядят по-другому, просторнее, как-то веселее и менее заросшие мхами и лишайниками. В то же время, в этих местах повоевали в свое время, можно увидеть военные форты, хоть и не большие по размерам.

Максим ворчал, что я не предупредил его о трудностях с туалетами во французских маринах. А я сам первый раз захожу во Франции в марину, да и в ресторан можно было бы зайти. В результате старпом так разозлился, что потребовал уходить из этой «неправильной» марины с рассветом и не платить вовсе за такой ограниченный сервис. Я не возражал, мне нравится рано уходить в море. К тому же мы и так из-за слабой подготовленности экипажа и лодки, едем медленнее, чем хотелось. С тем вернулись в лодку и там заснули спокойным сном моряков в тихой гавани.


Подходим к Камаре.


Капитан.

Старпом.
Даже местная архитектура подчеркивает наши "достоинства" как по ширине, так и по высоте.

Эта башня не просто так, а военное укрепление.

Внутренняя бухта Камаре.

Миленький французский домик. Так и хочется поселиться в таком.

Тут же рядом можно позаботиться о своей душе.


8.

Утром я проснулся рано, по-стариковски. Разбудил Максима, и мы отчалили, а когда вышли в море и поставили паруса, старпом пошел досматривать молодежные сны.

Я решил дальше двигаться постепенно, без лишних рисков для самочувствия экипажа и состояния лодки. То есть, научиться благополучно, без перенапряжения и неоправданного риска проходить для начала 20-30 миль в день. А как освоимся, тогда можно будет и подлиннее переходы совершать. Но, опять же, без излишних рисков и нежелательных приключений! Бурный заплыв через Ла-Манш произвел на меня отрезвляющее впечатление и заставил больше думать и меньше полагаться на авось. Очень я загрустил от перспективы остановки столь долгожданного плавания уже на третий день после отплытия. Максим, кстати, тоже там впечатлился, он хочет совершить большой вояж по морю-океану, а не трехдневный уик-энд. Я обычно стараюсь всячески избегать опасных приключений в процессе мореплавания. Не нравится мне «глядеть в глаза морской смерти», а она нет-нет, да взглянет на меня. Пристально так, с усмешкой: «ну, что моряк, еще не достаточно испугался?» Мне и без этих излишеств вполне хватает адреналина на морских просторах. Чем меньше страхов я получаю в процессе плавания, тем более приятным такое плавание является для меня. Я просто люблю «разглаживать воду килем своей лодки», а если проплываю мимо интересных берегов или еще каких-то зрелищ, так это вообще полное счастье для меня. Правда, иногда почему-то очень хочется чего-нибудь эдакое пересечь и выйти из большой воды к далекой загадочной земле. Например, найти «Таинственный остров», пусть даже и без сокровищ (от них всегда столько проблем… ). У меня так много планов на будущие плавания, а воды на Земле еще больше, что боюсь отведенного мне Всевышним срока, не хватит доплыть до всех интересных вод и берегов. Так зачем же сокращать и без того не слишком длинную жизнь?

Сейчас планирую пройти совсем немного, от Camaret до Audierne, порядка 30 миль. Но и в этом совсем небольшом переходе пришлось несколько поволноваться, все же плавания по незнакомым водам всегда сулит неожиданные сюрпризы. (Особенно, если не слишком внимательно вчитываться в лоции.) Но в этом есть своя прелесть: каждый раз, попадая в незнакомые воды, ощущаю себя немножечко первооткрывателем. Конечно, так труднее и опаснее, но намного увлекательнее!

Плывем в открытом море, покачиваясь на пологих волнах, — идиллия! Пора отметиться на бумажной карте. Карта Ла-Манша уже кончается. Где там у нас лежит следующий лист? Сюрприз! Бумажных карт на дальнейшее движение, вплоть до Средиземного моря у нас оказывается, нет! Опять несогласованность в подготовке похода. У Максима был доступ к прекрасному цветному плоттеру на листы формата А-1. Он уже делал распечатки по электронным картам, добытым в инете, и прекрасно получалось. Я и понадеялся. Главное, что не дорого, а у меня сейчас перманентное недофинансирование. Что же делать? Можно, конечно в ближайшем яхтенном магазине закупиться картами и при этом перестать кормить экипаж (надо же на чем-то сэкономить ). Но пока надо как-то подстраховаться до подхода к яхтенному магазину. Проверяем резервные варианты, на случай отключения хорошо сейчас работающей С-МАР. Имеем бумажный пайлотбук и табличку-номограмму с приливами-отливами. Это уже хорошо, по пайлотбуку вполне можно ориентироваться. К тому же есть второй компьютер с заготовленными электронными картами. Кроме этого на борту 3 действующих GPSа. То есть, имеем тройное дублирование, - не так уж и плохо! В результате позднее, мы решили не мучить экипаж голодом в целях незапланированной экономии, а продолжать движение по прекрасно работающему С-МАР с двойной подстраховкой другими средствами навигации.

А в море тем временем показался очередной мыс, который надо обойти. Сначала все шло очень хорошо. С благоприятным западным ветром, по небольшой волне, с удовлетворительной скоростью 3-5 узлов, мы подходим к мысу Raz De Sein. До этого без проблем просочились через группу небольших каменных рифов, повстречавшихся на пути. Далее был просторный залив миль 10 шириной. Здесь мы расслабились, на просторе уже не требуется строгого управления — никаких препятствий, никаких больших кораблей, лишь несколько яхт рассыпанных по заливу, украшают парусами простор окружающих вод. Максим проснулся, его настроение улучшилось. Он тоже любит походить по морю. К тому же на открытой воде «заработал» бортовой туалет! Да, и погода, по мере удаления от Англии, улучшается, становится все более французской, солнечной!

Спокойно втягиваемся в пролив Raz De Sein. Сейчас минут за 15 пройдем его и повернем в следующий залив к намеченной стоянке-ночевке. Говорят, «Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Пролив вроде обыкновенный, мыс тоже, я такие уже много раз проходил. Проход, правда, не широкий и камней могло бы быть поменьше, да еще от островов, которые мористее, кораблик-паром бегает на континент, но издалека все это выглядит вполне мирно. Сейчас рулит Максим, а в узкостях, и других сложных случаях, положено капитану брать бразды правления. Сажусь за руль, а сам уже прикинул по карте С-МАР, как буду проходить и где менять галсы. Приближаемся, и на тебе! Все мои теоретические расчеты летят прахом. Лодка вообще не хочет идти, и стала плохо управляться. Сначала думали, я ошибаюсь с управлением, потом решили, что ветер «гуляет». Для упрощения задачи и сокращения времени обхода мыса, запустили мотор. И тут все стало ясно, что проявилось весьма заметное встречное течение, да с бурлящими водоворотами, которые крутили лодку. Даже с мотором было трудно держать курс. Начали пробовать отходить вправо-влево, искать, где спокойнее. Куда там! Нигде нет спокойной протоки, чем ближе к маяку у мыса, тем сильнее течение и бурление воды, а уходить далеко в океан тоже не охота, нам сейчас туда не надо. Тут еще волны странные появились, неизвестно откуда приходящие, толкающие, сбивающие и без них спонтанно виляющую лодку. Но, кроме нас — балбесов, лезущих «в воду не зная броду», туда же в пролив идет еще пара яхт под французским флагами. Раз местные ходят, значит все правильно и нам тоже можно. Одна яхта пошла, как и мы на моторе, а другая на парусах, причем с одним человеком на борту. Мы видели, как на ней один человек сначала снял спинакер, когда ветер у мыса начал крутить, а потом под стакселем и гротом прошел бурный проход, да побыстрее нас. Похоже, опытный шкипер-парусник и яхта тоже быстрая. А мы вместо 15-20 минут как рассчитывали, упирались мотором против течения целых 2 часа! Скорость по GPS-у вместо 5 узлов снизилась до 1! Но прошли благополучно. Когда за мысом постепенно скорость лодки опять выросла до положенных 5 узлов (течение закончилось), мы заглушили дизель и снова под парусами продолжили спокойное плавание к Audierne.

После этого случая я стал внимательнее изучать планируемый маршрут и стараться согласовывать его со временем приливно-отливных течений на всем протяжении, а не только в бухтах входа/выхода. И это правильно для наших тихоходных лодочек. Встречное течение 2-4 узла, для большого корабля с механическим двигателем и маршрутной скоростью 10-20 узлов почти не заметно. А для наших маломерок с маршрутными скоростями 3-5 узлов, такое же течение является определяющим, и надо следить, чтобы оно было помогающим, а не наоборот.

После нашего «покорения страшной» стремнины Raz De Sein, море опять стало тихим и ласковым, как будто и не было водоворотов и беспорядочных волн, бросающих нас на клыкастые рифы. Снова спокойное парусное плавание вдоль живописных берегов Франции.

В самом городе Audierne, решили зайти в речку. Речка узенькая и входить в нее можно только по высокой воде. Заходим. Походили, покрутились в городе и не нашли места, где можно нормально встать на ночь. Все места, мало-мальски пригодные для стоянки, уже заняты местными лодками, уж очень тесная там речка. Пришлось вернуться обратно в море на рейд и как все нормальные транзитные яхты встать на буек. Некоторые, особенно одиночники, не заморачивались отловом постоянно ускользающего буйка, а вставали по простому на свой собственный якорь. К ночи на яхтенном рейде собралось около 20 путешествующих яхт. Визитов к соседям не совершали, просто помахали друг - другу рукой. Все мы транзитные крейсеристы дружно, хором наблюдали, как встают на буйки прибывающие. Это иногда очень забавное, а порой и поучительное зрелище для уже стоящих. Иногда помогали оттолкнуть неудачно навалившуюся лодку, но без матюгов, все делалось очень дружелюбно. Иногда подсмеивались над неумехами, которые не могли сразу поймать буек. Над нами, наверное, тоже посмеялись, у нас опять плохо прошел отлов буйка, но мы этого не слышали, были увлечены личной перебранкой. Планирую специально заняться всем экипажем отработкой постановки на буек/якорь. У нас проблемы взаимопонимания! Старпом на носу пытается причаливать по-своему (у него значительный опыт работы швартовым матросом на больших железных кораблях), а я на корме за штурвалом пытаюсь швартоваться по-яхтенному, как уже давно привык. Оказывается, это разные способы! Пытаюсь объяснить старпому, что на единственном судне, следует выполнять все действия под руководством капитана-шкипера, даже если старпом и не согласен с действиями капитана. А старпом объясняет капитану его ошибки, и что по «правильному» надо все делать наоборот! Это не бунт, это обсуждение. После завершения швартовки, почему бы друзьям и не поговорить о морской практике. Но у старпома аргументация слабовата, а значит, будем придерживаться обычной морской практики — «капитан всегда прав»! (Даже в тех случаях, когда он не прав ). Позднее, мы в тренировочных целях опробовали тактику швартовки старпома, но она почему-то «не пошла», наверное, лодка у меня другой системы.


Остров сокровищ тает в дымке за кормой.

Коварный Raz De Sein. Но яхты здесь проходят и туда, и обратно.
Забавные бурунки справа и слева от маяка. Почему-то не хочется ехать проверять над чем там волны пенятся.

И уже через пару часов подходим по тишайшему морю к Audierne. Чудеса мореплавания!

Так и хочется задержаться или даже поселиться в таком красивом приморском городке.


9.

Хорошо выспались. Позавтракали, уже снявшись с буйка и отправившись в плавание. Я ввожу свою обычную практику движения с ночевками на стоянках. Лучше пораньше выйти и пораньше прийти к месту запланированной стоянки, а хозяйственные хлопоты, типа личной гигиены, приготовления еды и ее поглощения, можно делать и на ходу по очереди. Зато ежедневно это экономит 1-2 часа ходового времени, а это уже 5-10 миль приближающих нас к цели. При длительных походах, это весьма значительно.

Ветер попутный и мы идем со скоростью порядка 4-х узлов. Некоторое огорчение, мотосейлер не быстрый парусник, и обычные круизерские яхты нас постепенно обгоняют. Я знал, что покупал и сознательно шел на это (куда спешить пенсионерам?) а Максим парень молодой, к тому же любитель быстроходных катамаранов и ему смотреть в корму уходящих вперед яхт очень мучительно. К слову, все яхты очень разные ходоки и парусники гоночного типа быстро уходят вперед, в брызгах рассекаемой волны. Выглядит это красиво, а каково так эффектно в постоянной сырости плыть неделями и месяцами… не знаю, на себе проверял, надоедает быстро, уже через день такого хода мне хочется отдыха, и я с нетерпением жду окончания «эффектного зрелища». Мы, круизеры, ходим потихоньку, неделями, а то и месяцами, зато спокойнее и увереннее чувствуем себя в сложных условиях, а у некоторых имеется еще дополнительное удовольствие, находиться в закрытой рубке. Мне все больше нравится рулить из своей закрытой рубки. Сейчас дождя нет и вроде не так уж и нужна эта рубка. Но дует прохладный северо-западный ветер, да и волна, нет-нет, да хлестнет водой на палубу. Поэтому на обычных парусниках в кокпите все сидят строго в непромоканцах, а я в это же время одет в легкой, мягкой, легко «дышащей» хлопчатой одежде. И мне это очень нравится, вот это и есть яхтенный комфорт для меня! Когда днем солнце начинает припекать, то эта же рубка закрывает от солнца, а входная дверь и люк на потолке (подволоке), позволяют иметь в рубке нужную температуру и продуваемость. Надо бы установить еще электрический вентилятор для жары, при попутных ветрах рубку продувает совсем слабо. Но до жаркого климата надо еще доплыть, — сделаю это позже, а пока мне очень комфортно рулить из пайлотхауса, англичане знают толк в лодках!

Сегодня идем в Benodet. Но если море станет слишком бурным, то можно и раньше зарулить в укрытия. Здесь берега очень изрезанные и для туристов-крейсеристов почти рай. Красивое побережье, где уже не только голые обветренные скалы, а множество миленьких деревушек среди полей и перелесков. Суровость берегов Ла-Манша постепенно остается на севере. Только вода прохладная, желания купаться пока нет.

Максим уже выздоровел настолько, что опять хочет в дальний морской переход не только днем, но и ночью. Это хорошо, но сразу отправляться в открытое море миль на 300-400, я считаю нам еще рановато. (Из Фалмута мы очень лихо выходили, а потом бодрости и крепости у нас у всех значительно поубавилось. ) К тому же я хочу зайти в Ла-Рошель для ремонта-диагностики дизеля, работу которого старпом признал неудовлетворительной. Поэтому отходить далеко от французского берега пока не хочу. В тоже время в этих водах очень много прибрежных рифов. Днем плавание среди скал особых затруднения не вызывает, все очень хорошо видно. Английские туманы почти не мешают возле западных берегов Франции, а предупреждающие знаки видны издалека. Ночью лучше ходить мористее, там только большие корабли представляют опасность для нас. Сейчас мы идем между береговыми рифами и большими кораблями, никому не мешаем и нам удобно. Но начали попадаться рыбаки прибрежного лова. Они ставят сети как раз на нашем пути; пока обходим их благополучно.

Приживаемся в «Линосе». Вещи находят свои места и уже не вываливаются на крутой волне. Рулевые осваиваются с управлением Колвиком Ватсоном 28, на открытой воде уже хорошо справляемся. Теперь надо освоить швартовку — это задача потруднее, надо взаимодействовать, а Максим привык к самостоятельным индивидуальным решениям по всем вопросам. Нам даже не надо выяснять кто прав или не прав, просто надо научиться работать совместно. Это трудное дело мы нормально освоили уже где-то на подходах к Лиссабону!

Плавание сегодня проходит очень приятно и спокойно. Это оказался первый переход, когда я не напрягаюсь, находясь в море. Надо и такие моменты тоже ощутить, чтобы душа успокоилась и захотела новых впечатлений. Наконец, мы едем без ненужных приключений, и это хорошо. Излишества, даже забавные, тоже утомляют, когда их слишком много. Мне сейчас надо понять, что лодка и экипаж готовы к более сложным задачам мореплавания. А проверять это надо в простых условиях, вот и проверяем.

Заходим в Benodet в высокую воду. Я не забываю вычислять такие моменты заранее, а Максим уже понял, что приливы-отливы нас ждать не будут, - не впишемся вовремя, - будем иметь проблемы и поход от этого опять замедлится. Река не широкая, но просторнее, чем в Audierne. Городок симпатичный, здесь несколько марин, расположенных в русле реки. Лодок в маринах полно, но все же забито не так плотно как на предыдущей реке. Идти дальше в глубину Франции нет желания, мы хотим завтра же уходить снова в море. Поэтому встаем в первой же марине. Встали не очень удачно, немного загородили проход, но зато пришвартовались у причала, а не к борту другой яхты, не люблю стеснять других людей. К тому же почти все яхты французские, а мы на этом языке «ни бе ни ме», трудно объяснить чего нам надо и понять куда нас «послали». Опять радуюсь малой длине своей лодки, мне значительно проще найти свободное место для такой коротышки. Однако, радость моя оказалась преждевременной.

Начался отлив, и швартовы натянуло. Надо посмотреть, как лодка будет вести себя, остаюсь рядом. Течение постоянно усиливалось, и вода уже бурлила вокруг лодки. Тем не менее, стоянка вполне надежная и опасений за лодку нет. Хуже другое, при снижении уровня воды на 4-5 метров, конфигурация расположения плавучих причалов сильно изменилась, и получилось так, что мой «кораблище» значительно перекрыл проход, через который малые лодки заходили под берег. Вот, те на! Что же делать? Я бы переставился в другое место, но течение сейчас такое сильное, что отвяжись я от причала, меня сразу же навалит на соседние лодки, нельзя так делать. Насколько возможно передвинул лодку подальше от прохода, перезадав швартовые концы. А тут как раз под окончание высокой воды начали заходить французы-рыбаки на маленьких лодочках (3-4 метра длиной). Помогаю им пройти в проход, частично перегороженный мной, извиняясь, улыбаюсь, показывая, что нет свободных мест швартовки. Меня не сильно журят и тоже с улыбкой проходят к своему причалу. Только один раз запоздалый лодочник, когда я спустился к себе в каюту и не мог его видеть, не вписался на сильном течении и долбанул «меня по носу». Я, конечно, сразу выскочил, помог ему зайти в проход. НО! При этом толчке, моя лодочка массой в 6 тонн, даже не пошелохнулась! Лишь чуть-чуть необрастающую краску потерло, и то только потому, что она ведь полужидкая, слабо держится. В таких случаях, я чувствую себя обладателем БОЛЬШОГО корабля! Приятное ощущение для капитана! А запоздавший француз, был немного навеселе, поэтому и задержался, увлекшись рыбалкой, или чем-то другим. Даже мне было понятно, что язык у него несколько «заплетается», — хороший человек, радостно живет!

От встречи с ним отчетливее чувствую свою алкогольную недостаточность! Я ведь уже неделю в винной Франции, а еще не вкусил местного божественного нектара! А все потому, что мы не рассчитали своих сил при проходе Ла-Манша, и Максим теперь восстанавливает свое здоровье, и потому полностью отказался от любого спиртного. Вот, к чему могут привести ошибки капитана в навигации! Скорблю, но пить вино и прочие полезные напитки в одиночку при находящемся рядом старпоме не могу. Страдаю и жду выздоровления Максима.

Отодвигаем мои страдания в сторону. Положение лодки стабилизировалось, отливное течение затихает, теперь можно идти во Францию! А то уже неделю плаваем по французским владениям, а потоптать ее землю ногами так толком и не успели. Ищем офис марины, нашли. Он, как принято у французов, уже закрыт, а всего-то часов 8 вечера. Ну, и где же заплатить за сервис и как найти этот самый сервис? Выспросили на английской яхте код доступа в душ/туалет. На поверку оказалось, что можно было зайти в соседний общедоступный туалет совсем бесплатно, но в бесплатном заведении сервис на уровне совкового вокзального, а мы потихоньку привыкаем к европейской цивилизации и отвыкать уже неохота. С душем оказался облом номер два, надо было заплатить еще 2 евро монеткой, чтобы пошла вода. Монетки мы, естественно, забыли наменять заранее. Евро у нас были купюрами по 500, и это тоже проблема, их не везде принимают! Тогда пошли просто гулять по городу, по Франции, в мечтах найти открытый в это позднее время супермаркет или просто продуктовый магазин. Не нашли. В ресторан Максим не хочет заходить, опасается нарушить свой «кислотно-щелочной» баланс желудка. И правильно делает, не каждый человек может съесть без тренировки местных лягушек. Успеем еще накушаться улиток да ракушек, когда полностью выздоровеем.

После заката солнца вернулись в лодку и решили на завтра уходить пораньше, как и в прошлый раз, по-английски не прощаясь (без оплаты).


Французская экзотика!

А такую экзотику можно купить, если денег хватит.

Но встать все же пришлось на рейде, не хватило нам места в таком идиллическом городке-речке.

10.

Теперь идем в Лорьян. Это большой город с удобной, хорошо защищенной бухтой. Там нам надо будет наконец, разменять наши 500 Евро, обязательно закупиться свежими продуктами и нормально помыться в правильном душе.

С утренним отливом, на рассвете (его время сейчас очень удобно для нас), вышли в море, поставили паруса. Я с удовольствием рулю, любуясь морем и французским берегами, а Максим пошел досыпать, он поздно лег, — любит по ночам углубляться в свои мысли, когда я уже храплю за переборкой. Нам нравится такой график движения-жизни, и это нас все больше радует. Когда просыпается Максим, начинаем готовить горячий завтрак. (На рассвете, если вдруг захочется, я перекусываю парой печеньиц). Чтобы не морочиться с кастрюлями и кипятком на волне, приспособились жарить картошку в сковородке, делать это на качке гораздо проще и безопаснее. В этом у нас опять удобное разделение труда — я легко и быстро чищу картошку (молодежь почему-то тяготится этим делом, по себе помню), а Максим уже потом ее режет и жарит. Всему экипажу нравится такая система. К картошке, для «полного веселья», добавляем какую-нибудь банку консервов из закромов-трюмов. (В Англии мы набрали много всего консервированного). В закромах старпома столько еды, что можно в случае необходимости и в Америку заплыть, не отощаем.

При хорошем ветре и нашей скорости 4-6 узлов довольно быстро добежали до Лорьяна. Заходим. Очень интересно и впечатляюще! В самом узком месте проход загораживает старинная крепость с настоящими пушками, очень живописно. В стародавние времена проскочить мимо этого «часового» было очень непросто! Чувствуется, что это уже солидный город-порт, морская крепость. За крепостью вода просторная, несколько длинных заливов с маринами. Идем в марину, что слева. Заход в нее сзади, очень удобно, пока проходишь вдоль плавучего причала-волнолома, можно посмотреть, что там внутри и куда поедем сами. Нам эта марина очень понравилась, мы там с удовольствием простояли 3 дня. Третий день прихватили по необходимости — штормило. Даже в самой бухте Лорьяна свистело пронзительно. На этом ветру с десяток французов гоняли на кайтах поперек судового хода, а мы, неторопливые крейсеристы с восхищением смотрели на это замечательное действо. Похоже, что даже самый спокойный парусник-крейсерист, в душе всегда хочет пронестись по ветру в ореоле брызг, рассекая тугую волну. Эх, надо бы еще и такое развлечение освоить! И когда на все удивительное и прекрасное, что дает нам эта жизнь найти время и денег!? Такие мысли появлялись несколько позднее, а пока нам надо входить в марину и оформляться.

В марине нас приняли хорошо. Мы поговорили на англо-французском языке. За нашу маленькую лодочку с нас взяли всего 14 Евро в день. Правда, Интернет стоит целых 3 Евро за день, но мы его брали лишь на сутки, чего «сидеть» в компе, когда вокруг столько всего интересного. В самой марине и немного поодаль стоит множество макси катамаранов и тримаранов. Максим большой любитель таких лодок, и далеко от них уже не отходил, знакомился с уникальными конструкциями, восхищался, объяснял мне их особенности и строил планы на приобретение подобных. Где еще в мире встретишь сразу столько парусных гоночных монстров!? Я тоже, конечно, полюбопытствовал, что это за такие удивительные создания, но без особого придыхания, мы с ними «живем в разных возрастных/парусных плоскостях». Я приобрел себе лодку-дом и изучаю свою собственность для спокойного благополучного проживания-движения в ней.

В этой марине меня больше удивила система санузлов — они совместные М и Ж! Ну, действительно, что тут такого, ведь мы все равно ходим в отдельные кабинки и там закрываемся. Ну, а что мужские писсуары без кабинок стоят, так они немного в стороне и тактичные дамы не подглядывают за мужчинами без особой надобности. В свою очередь, если дама выйдет из кабинки душа, завернутая лишь в прозрачное полотенчико (молодежь обычно пользуется очень маленькими ), мужчины не бросаются на такую с гиканьем, а лишь учтиво предлагают ей помочь потереть спинку. Опять мне не хватает слов на местном диалекте, а то бы я в этой душевой надолго поселился рядом с яхтсменками. В этой марине, с её удивительным санузлом, во мне опять стала явственно проявляться «странная» тяга моряков к береговым радостям в компании с представительницами очаровательной половины человечества! Еще плюс — душ в этой марине бесплатный, что довольно редко встречается во Франции, так что время на то, чтобы потереть спинку соседске-яхтсменке — не ограничено! Очень рекомендую посетить эту замечательную марину!

Как ни соблазнительно было оставаться безвылазно в душевой комнате, но слабое знание языка не дало нам развернуться во всю нашу мощь! А значит, надо продолжать знакомство с Францией и француженками на другом поле. Идем в магазин за продуктами! Это тоже интересное занятие, ведь Франция страна гурманов, и для эстетов отношения М и Ж, лишь одна из составляющих местных гастрономических изысков!

Супермаркет недалеко, примерно 1,5 км вдоль берега, можно проехать на редко ходящем городском автобусе, прогуляться на прокатном велосипеде, или просто пройтись пешком. Идти недалеко, и мы пошли, разглядывая, окружающую нас всамделишную Францию. ( В понимании нашего экипажа, хождение пешком по стране тоже входит в нашу культурную программу, интересно ведь, неторопливо прогуливаясь, посмотреть, как люди живут). К тому же после длительно сидения в лодке я считаю очень полезным побольше нагружать ноги в естественной для человеческого организма ходьбе. Немного поплутав, с полным непониманием выслушивая указания аборигенов о правильном пути к супермаркету (ну, не хотят эти «дикари» говорить по-английски ), мы уперлись в него. Просто потому, что мимо пройти практически невозможно.

Внутри супермаркета вроде бы все тоже самое, что и в Англии, но это только на первый взгляд. На самом деле французский супермаркет — это не просто место, где покупают еду, а праздник души и желудка! Распределение продуктов по отделам практически такое же, но ассортимент! На полках множество самых разнообразных, похожих друг на друга продуктов, но совершенно не понятного для нас, сирых, назначения и вкуса! Здесь, как нигде, нужен гид-провожатый. Территориально я хорошо ориентируюсь и не заблужусь в этом пусть и громадном магазине, но как понять, что лежит на полках и каким образом съесть всех этих лягушек, улиток и прочие французские деликатесы, мне не понять никогда! Это отдельный, совсем другой мир, отличный от всей остальной Европы. Даже гурманы Италии (тоже большие специалисты и ценители гастрономии), на мой взгляд, могут здесь только скромно молчать, потупив взор. Самое веселое для нас, что надписи на всех коробочках и упаковках только на французском языке, не хотят местные люди унижаться в таком важном деле до примитивного английского языка. Да и не сможет никакой другой язык на этой планете подняться до высокого стиля французской гастрономии. Вот и я больше не могу продолжать описание праздника еды в высоком понимании этого французского священнодействия — просто нет слов!

А кушать, тем не менее, хочется, пусть даже и без понимания истинного значения ФРАНЦУЗСКОЙ еды! Ходим по залу, как два истукана-папуаса, впервые попавших на другую планету. Я не выдержал такого искушения и сбежал в винный отдел, там мне понятнее, в бутылках я немного разбираюсь. Трусливо оставил Максима и предоставил ему самому находить съедобные для простых смертных продукты. Заранее дал себе обещание ни на что не жаловаться. Единственно, попросил его, купить что-нибудь мягко-сырно-творожное, я любил в России поесть такое. Максим купил что-то эдакое, было вкусно, но что это было, до сих пор остается священной тайной для нас, аналогов предложить не можем. В дальнейшем мы еще брали во Франции нечто подобное, и каждый раз вкусное, и каждый раз непонятное и не имеющее прямых аналогов у нас. Мое глубокое убеждение, после хождения по французским супермаркетам, — я еще совершенно негоден до хотя бы приблизительного понимания французской кухни. Более того, меня бесполезно водить во французские рестораны, все равно не смогу там ничего оценить. Хорошо бы для начала научиться понимать, что же можно покупать-кушать в самом простом французском супермаркете! Но для этого нужно годами жить во Франции и знать не только французский язык, но исторические и культурные особенности этой замечательной страны.

В результате, я купил бутылку вина (как полный лох-примитив, глядя на непонятные французские слова на этикетке), а Максим какой-то еды. Все съели и выпили. Что это было — не знаем. Через день пошли опять в супермаркет, купить еще чего-нибудь непонятно-вкусного.


Подходим к Лорьяну. Под защитой пушек — яхтенная вольница!


Вот какие в Лорьяне встречаются!

Ремонт в приливной зоне.


11.

Следующий день мы посвятили культурной программе. Напротив марины, через речку-залив, на противоположном берегу стояли какие-то мрачные бетонные строения. Сразу закрались сомнения, а не те ли это ремонтные базы фашистских подводных лодок «папаши Дёница»? Хорошая вещь Интернет, быстренько там поискали и убедились! Да, мы стоим практически в гитлеровской военной базе. Тяжелые тогда были времена и такие громадные корпуса печальное напоминание о том, на что люди тратили свои силы. Корпуса по-немецки добротные, такие проще оставить целыми, чем сломать. Стоят уже 70 лет, и ничего с ними не происходит, только маленькие деревца на крышах прорастают, хоть природа как-то пытается убрать с поверхности земли эти зловещие напоминания. А практичные французы в который раз проявили свою заботу о деньгах/прибылях. Сначала быстренько по-стахановски их построили, под руководством победителей-немцев, потом доблестно ремонтировали свежеприобретенным немецким друзьям их подводные лодки, чтобы те могли качественнее топить корабли недавних союзников-англичан. За это заслужили награды и большие зарплаты от Гитлера, а по окончании второй мировой войны и с началом «холодной», там вновь прижились подводные лодки, которые опять сменили цели в союзном строю, теперь они были направлены против СССР, тоже недавнего союзника. Уже трудно сосчитать скольким врагам/союзникам служили эти верфи-базы, и какой «счет» у французов изменам-переменам друзей. Да, уж, история штука сложная и разобраться в этих зигзагах нелегко: кто прав, кто виноват и где враг, а где друг. И все же интересно оказаться рядом со следами былых событий, пусть и не понятно с каким знаком + или -. Ну, да хватит информации, пора рассмотреть эти останки войны поближе. Идем туда!

По воде до этих пережитков войны совсем близко, метров 300, а то и меньше. Но причалить там проблематично. (Опять же могут быть гитлеровские мины на фарватере! ). Пошли пешком вокруг залива. Все равно мы здесь для прогулок по Франции, надо пользоваться моментом. Заодно зашли в яхтенные магазины, кое-что прикупили.

Перед этими бетонными бункерами сейчас строится яхтенный музей. Музей еще не полностью готов, но скоро привезут настоящие яхты для открытой площадки, а внутри здания уже действует экспозиция, но в основном из моделей парусников. На воде в речке-заливе стоит несколько знаковых французских яхт Pen Duick, и можно прикоснуться к этим достижениям Франции.

В громадах мрачных корпусов в наше время располагаются яхтенные верфи! Это ли не «голуби» мира!? Вот, прекрасный пример пользы для людей и мирного применения пережитков войны! Побольше бы такой «перековки мечей на орала»!

Во Франции очень мало заборов, не было их и здесь, и мы походили, поглазели, в производственные цеха, заглядывая в ворота. Впечатляет величина производственных залов, но никаких особых технологических чудес, я не разглядел, и воняло как на любом подобном производстве. Все как везде: в поворотную матрицу закладывают стекломаты, поливают смолой (по запаху полиэфирка), а потом прикатывают. Много работает женщин, и мужики, как везде, выходят из вонючих цехов покурить, подышать. Может быть, где-то в глубине страшных фашистских корпусов и прячутся секретные французские технологии, а может и нет, потому, что производство явно не делает одинаковых «длинных» серий. Все что мы увидели, отличалось друг от дружки — проекты все разные. Малосерийное производство всегда плохо поддается автоматизации.

Часть корпусов занимали склады, а малую толику полезных площадей отдали под музей подводного флота Франции. Туда теперь водят экскурсии престарелых немцев, где бывшие фашисты вспоминают свои военные подвиги. А в память об изначальной предназначенности этих корпусов-верфей, и тому, что после победы союзников во второй мировой войне это «счастье» осталось им, французы поставили свою подводную лодку времен холодной войны, как музейный экспонат. Я ходил возле неё со странными ощущениями, никак не мог отделаться от чувства, что это мой враг. Я ведь 12 лет своей жизни посветил военному флоту СССР, а в описании к ней написано, что она противодействовала именно нам…

В той же речке-заливе расположена марина-стоянка новейших французских парусных гоночных монстров! Их там несколько, и катамараны, и тримараны, и однокорпусные. Команды на них частенько выходят на тренировки в море. Истинное блаженство смотреть, как носятся по воде эти ветровые гоночные машины! Управлять ими очень непросто, экипаж всегда в движении, это ни в какое сравнение не идет со спокойным плаванием крейсеристов. Глядя на них, сознаешь, что парусный спорт — тяжелая работа! А если так происходит в течение многих дней, недель и месяцев, становится понятно, что в этом могут преуспевать только физически крепкие люди, а ведь в экипаже еще кому-то надо думать, как вести длительную гонку, значит голову надо иметь! Впечатляют гоночные мегаяхты и внушают уважение к их конструкторам и экипажам. Менеджеры и дизайнеры тоже участвуют в процессе, все лодки эффектно раскрашены и подчеркивают командный стиль.

Максим большой любитель гоночных лодок, облазил все эти замечательные лодки в рамках дозволенного. Я как человек великовозрастный, больше интересовался историческими материалами.

Вволю нагулявшись, насмотревшись на все эти приморские чудеса, пошли домой. Посмотрели в марине прогноз на завтра — хороший. Наши коллеги крейсеристы-путешественники оживленно галдят по этому поводу на разных языках. Не одних нас задержала погода. Вот и хорошо, завтра двинемся в море всей «эскадрой»!


Лодочки там знатные стоят, есть на что посмотреть!


12.

Утром выходим в море в числе первых, я этим доволен (в офисе все оплатили с вечера). Прекрасно видно, как яхты крейсеристов одна за одной выходят их бухты-реки и поворачивают направо и налево. Кто-то идет на юг, как мы, а кому-то надо на север. За первые три часа нас обогнали с десяток крейсеристов. Не то, что бы, «как стоячих», мы сопротивлялись, пытались ускоряться всеми доступными нам средствами, кроме дизеля. Но все они были явно длиннее, а, как известно, длина бежит и никуда от этого не денешься. К тому же мой кораблик очень тяжел для своих габаритов, это бывает весьма полезно, но только не в гонке. Да, мотосейлер не самый быстрый парусник, хорошо, где-то вдали за кормой долго виднелся еще какой-то парусок. Значит, бывают парусники, плывущие еще медленнее, чем Колвик Ватсон, это вселяет некоторый оптимизм! К тому же, порадовал меня гоночный супертримаран, вышедший, последним из Лорьяна. Вот он всех нас — туристов-крейсеристов объехал действительно «как стоячих». Легко, как бы невзначай, всех обогнал и так же легко развернулся и уехал в противоположном направлении. Как будто направление ветра для него вообще не имеет никакого значения! Такое положение в парусном заезде меня успокаивает, - зачем стремиться приобретать быстрый «крейсер» за сумасшедшие деньги? Все равно, всегда найдется супергонщик, которому никакой крейсерист никогда не сможет составить конкуренции. (Это я так себя успокаиваю после созерцания кормы попутных яхт.)

А мы тем временем идем в море. Супергонщик-тримаран посрамил нас и сбежал к себе в тихое «гнездышко» на отсидку. А мы, отважные (но немножко медленные ) крейсеристы храбро режем своим форштевнями грозную морскую стихию, уходим в туманную морскую даль! И кто же в таком случае настоящий моряк-парусник? Сложные это вопросы, лучше в них не углубляться. Пусть будут всякие моряки, и пусть у всех всегда будет семь футов под килем!

В этом переходе капитан, с одобрения всего экипажа, проложил маршрут в 150 миль. Считаю, что лодка и экипаж находятся уже в исправном состоянии. Прогноз погоды не предвещает штормов в нашем районе. Мы проверим нашу общую пригодность для ночных плаваний в Бискайском заливе. Если удастся поддерживать скорость 5 узлов, то через какие-то 30 ходовых часов, то есть в полдень, с приливом, мы должны подойти к Ла-Рошели. Идем. Ветер северо-западный порядка 10-12 узлов, порывы не больше 20 узлов, - отличная погода для парусного похода. Волна с Атлантики подходит, но не большая 1,5 — 2 метра, не больше и довольно длинная, такая попутная волна почти не мешает. Экипаж уже "прикачался" и самочувствие у всех на борту отличное.

Курс проложил в обход всех островов. Пойдем мористее, чтобы не было сомнений по поводу рифов в темноте и правильности нанесения их всех на нашу карту. Жаль только пройдем мимо интереснейших мест Франции. Что же делать, приходится выбирать, или в море ходить, или берега смотреть, трудно совмещать эти интереснейшие занятия.

Чаще стали попадаться французские рыбаки. Они ставят свои сети, а иногда и тянут тралы. Один раз мы, чуть было не заехали прямо в трал. Рыбачек был совсем маленький, даже не подумаешь, что такой малек (с нашу лодку величиной и одним человеком на борту ) может тащить трал. Заметили этот трал только когда оказались совсем близко. Кое-как разъехались (мы ведь были под парусами и ограничены в маневре), зато потом наслушались массу французских ругательств — песня. И зачем говорят, что русский мат какой-то особенный? Я ничего конкретно не понял из этой французской «поэмы», но нутром, «средним ухом» ощутил, что думает о нас и наших мореходных способностях этот рыбак. И все это звучало очень эмоционально, органично, естественно для французских вод! Он выскочил из своей рубки покричать, (когда кое-как нас объехал), чтобы мы лучше слышали, что нам хочет сообщить простой французский мужчина. Я тоже поспешил в кокпит послушать французскую высокохудожественную речь, ничего не отвечал (не успел подобрать соответствующие слова ), а лишь извиняясь жестами, застенчиво улыбался. Косяк-то наш, — рыбаков следует объезжать всегда, даже в тех случаях, когда они сами влезают на наш курс. Да, такие поэмы в прозе (а может и в стихах, я не все подробно расслышал ), надо записывать на диктофон и оставлять на память потомкам, чтобы помнили и не разучились сидя в офисах говорить на живом народном языке! Жаль, мы двигались в разных направлениях, и времени для восхищения французской словесностью было прискорбно мало. А я, наконец, первый раз порадовался, что на корме у меня висел американский флаг.

С рыбаками всегда трудно расходиться и этот урок, благополучно завершившийся, пошел нам на пользу. Чем дальше на Юг, тем больше встречалось нам всяческих рыбопромысловых судов. Расхождение с ними всегда затруднено, потому, что они не ходят прямыми понятными и предсказуемыми курсами, а закладывают какие-то невероятные, одним им понятные, хитроумные петли по воде. Много позднее, уже в Португалии, я начал потихоньку понимать это особенное рыбацкое движение по морю. Всегда сначала необходимо определить, что именно сейчас делает конкретно этот рыбак, тогда можно предположить его дальнейший маневр. Общее правило — держаться от рыбаков подальше и не пытаться расходиться с ними как с нормальными судами.

Потом было ночное плавание. Особых проблем не было. Мы шли достаточно далеко от береговых скал, но не выходили на маршруты следования больших кораблей. Большие проходили по правому борту в 2-5 милях мористее, а слева вдали мерцали береговые огоньки и маяки своими огнями поддерживали наше спокойствие и уверенность в правильном курсе. Пару раз в мою вахту разошлись с кораблями, идущими с моря к берегу, но все было хорошо видно и мы даже не сближались. Рыбаков и их сети, ночью мы не встретили, и это очень хорошо. Ну их.

А скорость ночью значительно упала. Мало того, что я всегда на ночь уменьшаю парусность. Грот сняли, остались только, легко убираемые из кокпита стаксель и бизань. Считаю так безопаснее. Ветер, как это обычно бывает ночью, стих. Понятно, что при таких темпах мы уже никак не уложимся в желаемые 30 часов на 150 миль с полуденным прибытием. Если успеем хотя бы до вечера зайти в Ла-Рошель, тоже будет хорошо. А если и на это окажемся не способными, то ничего не поделаешь, парусные плавания всегда имеют склонность к задержкам по времени. Можно, конечно, воспользоваться замечательными качествами мотосейлера, и поехать на дизеле, но горючее дорогое, да и приятнее ходить на парусе, чем на шумном моторе. Поэтому, продолжаем медленно, но верно рассекать в тиши ласковое море, под легкое журчание воды на форштевне. Лишь, иногда чуть слышно хлестнет своим гребнем редкая волна о наш могучий корпус.

Ночью выяснилось, что запотевают окна/люмики в пайлотхаусе. Окна у меня большие, обзор отличный, но ночью стало прохладно и сыро, вот я и прикрыл двери/люки. Зато продолжал сидеть в легкой не стесняющей одежде, — приятно. А рулевой, оказывается, дышит. Ничего страшного, всегда можно протереть стекло тряпочкой, но лучше, думаю, с этим будет справляться вентилятор. Почему его не поставили англичане — предыдущие владельцы, не знаю, ведь возле камбуза они установили вентилятор. Опять создается впечатление, что его владельцы предпочитали стоять в маринах, а не ходить по морю, хотя Колвики известны, как покорители штормов. Но каждый сам выбирает образ жизни для себя, и я не собираюсь никого осуждать, просто принимаю к сведению.

Встречать утро в море всегда очень приятно! Случись это во время шторма, тогда вместе с солнцем появляется надежда на улучшение погоды. А сейчас тихо и восход солнца — восхитительное зрелище. Если бы не сонливость от ночной вахты и опасность наехать в темноте на что-то невидимое, я бы всегда ночевал на ходу. Когда надо идти ночью, я не считаю это большой проблемой и всегда немножко рад этому. (Глаза бы только не слипались… ).

Чтобы разогнать сон, мне нравится чего-нибудь пожевать. Можно яблочко погрызть для развлечения, а в этом походе, оказалось, что примитивное печенье, прекрасно меня «будит». И не надо накачиваться кофе или другими излишне бодрящими средствами, после которых потом не заснешь. Даже шоколад и конфеты, меня не так «развлекают» как обычное печенье, - от сладкого потом сразу пить хочется, а то и зубы заболят. Выяснил, что пол пачки печенья и одно-два яблока, очень мне помогают стоять «собаку». Хуже, что потом все равно спать надо и уже не все видишь, что делается днем. Потому предпочитаю все же ночью спать в надежном месте, а великолепие рассвета встречать на рейде в тихой гавани.


Первый мыс к югу от Лорьяна огибаем плотно — ветер прижал.
А потом уходим мористее.


13.

На следующий день мы продолжали спокойное плавание под парусами. Но ветер начал стихать и желаемые 5 узлов лодка уже и днем не дает. А значит, мы не успеем войти во внутреннюю гавань Ла-Рошели. Там на подходе, два больших острова и основной фарватер идет между ними. Вообще-то это удобно, там всегда можно спрятаться от сильного шторма, но все же место не слишком уютное для ночного плавания или стоянки. Размышляю и вычисляю, куда деваться ночью. Вариантов несколько. Можно уйти обратно в море (но почему-то не охота). Можно подойти к берегу и зайти в близлежащую гавань, но тогда крюк получится миль 15, тоже неохота. Входить ночью в залив Ла-Рошели и крутиться там в темноте среди множества камней, не всегда освещенных знаков, на судовом фарватере среди большого количества всяких судов, хочется еще меньше.

Очень заманчиво зайти в проход между берегом и островом, там много мест для стоянки, но я не имею сведений о возможности прохода потом вдоль берега, уж очень там узко, а подробной карты этого места у меня нет. Тогда придется вылезать из-за острова на входной корабельный фарватер, и это опять крюк 15-20 миль. Выискиваю местечко, чтобы была удовлетворительная ночная якорная стоянка и чтобы не делать потом крюков на моторе. Кое-что нашел. Есть якорное местечко с полмили шириной с минимальной глубиной 3 метра и главное вход отмечен светящимся буем. Буй очень важен, как визуальный ориентир, если не успеем засветло войти. (Остров lle de Re, 46. 11’ N, 1. 28’ W). Ну, и, конечно, засветло зайти в это место так и не успели. При подходе к острову lle de Re стемнело. Красиво светит мощный маяк с его северной оконечности и еще несколько огней поменьше, постепенно теряются во тьме очертания земли. А вокруг полным полно всяческих рифов, очень неуютно ходить во тьме по таким водам, особенно, когда оказался здесь впервые. Но намеченная якорная стоянка уже совсем близко, рукой подать и можно будет расслабиться — выспаться на якоре.

Идем по С-МАРу, эхолоту и вглядываемся в светящиеся навигационные знаки. Вроде все нормально, но как-то уж очень медленно все происходит. Оно и понятно, между островов проявилось мощное отливное течение, приходится заводить мотор, на парусе уже никак не выгребаем. И это встречное течение, будь оно неладно, продолжает усиливаться по мере нашего приближения к знаку, возле которого можно будет повернуть. Все же дошли! Вот, он, буй приличных размеров, с хорошо заметным огнем нужной характеристики. Слава картографии и навигационным знакам! С такими помощниками гораздо легче жить и плавать по воде. Огибаем знак. Проходим всего в 10 метрах, близко, можно было бы и подальше объехать, зато он прекрасно виден на таком расстоянии даже в темноте и эхолот подтверждает наше место. Почти сразу за знаком мешающее течение начинает ослабевать (находимся «в тени» рифов). Здесь могут стоять еще суда, но никаких огней на рейде не видно. Лишь на фоне береговой сухопутной «иллюминации», едва различимы какие-то непонятные силуэты. Туда не идем, а по С-МАРу и эхолоту находим удовлетворительное место, без сильного течения и подальше от окружающих нас рифов. Покрутившись, проверив эхолотом глубины вокруг нас, кладем якорь. Выпускаем цепь с учетом ожидаемых приливов/отливов и хорошенько проверяем зацеп якоря задним ходом. Будем считать, что надежно встали на якорь.

Смотрю время, батюшки-светы! Планировал подойти на якорную стоянку к 11 вечера, через пол часа после захода солнца, и ведь почти до самого финиша все шло согласно штурманским расчетам, ну, максимум пол часа опоздания. А в результате, закончили навигационные работы только к 2-м часам ночи. Сложная наука навигация и очень неточная, если у капитана маловато знаний о районе предстоящего плавания! Правильно, что в «большом» флоте к капитанству допускают только после долгих лет практических плаваний под руководством гуру, да и потом почти всегда имеют на борту среди помощников, человека имеющего опыт плавания в данных водах. Нам — чайникам легче, нет жестких сроков прихода/ухода, связанных с коммерческой составляющей торгового пароходства, легче выбирать маршруты и стоянки. Да и наши ошибки не так дорого обходятся обществу.

Тем не менее, на якорь встали успешно! Некоторое время отдохнули, проверяя надежность стоянки. Сготовили ужин, а то утомились в ночных заходах по рифовым заливам, надо подкрепиться. Я хорошенько просмотрел пути отхода-спасения, на случай возникновения непредвиденных обстоятельств. С тем и улеглись спать. Якорной вахты решили не выставлять, место представляется вполне надежным. Конечно, ночью экипаж на всякий случай частенько выходил в кокпит, типа по нужде, и посмотреть правильно ли стоим. Все было хорошо.

И все же лучше при свете дня заходить даже на такие простые якорные стоянки. Утром осмотревшись, выяснили, что встали совершенно верно и согласно плану навигатора. Вдали виднелось несколько небольших корабликов на якорях, а вокруг нас все было «чисто» и стоим мы на запланированной глубине. Днем здесь совсем не трудно ходить. А вчера ночью такие страсти-мордасти, сложности-трудности были. У-у-у.

Теперь, при свете дня, легко ориентируясь, идем с приливом в Ла-Рошель. Местные жители на всевозможных лодках отправились на рыбалку. Чаще попадаются любители. Они, как и многие в России, не слишком увлечены рыбалкой, часть людей в каждой лодке занимаются закусками и напитками. Люди счастливы! Жизнь продолжается! А мы тем временем при слабом попутном ветре, но с попутным приливным течением заходим на рейд порта. Там очень широко, справа несколько больших кораблей отстаиваются на якорях. Собственно торговый порт слева и нам приходится пересекать судовой ход. Хорошо, что этот проход не слишком широкий. В то время как мы вышли на этот фарватер, я как раз заметил, что один из торговых кораблей снялся с якоря и пошел в порт, направляясь прямо на нас. Первое время никак не понять, каким курсом он пойдет и кажется, что не удастся увернуться от его громадного железного носа. А ветер как раз стих и течение тоже. Можно запустить двигатель и быстренько улизнуть, но не хочется «праздновать труса». Внимательно наблюдаю за движением судна идущего нам наперерез и вскоре убеждаюсь, что никакой опасности нет, оно пройдет у меня за кормой. Пройдя судовой ход, мы вскоре попадаем... в гонку.

Залив достаточно велик и закрыт от океанской волны. Здесь можно прекрасно погонять на самых маленьких лодочках. Сейчас здесь гоняются на малюсеньких катамаранчиках. На каждом пара мужиков, зачастую довольно грузных, и они носятся по волнам, то, погружаясь в воду, то выныривая. Эти катамаранчики такие малюсенькие, что едва приподнимают своих седоков над водой, но доблестные моряки-гонщики сияют от счастья, ныряя в волну. Если бы это была теплая вода южного пляжа, то я и сам с удовольствием присоединился к такой развлекухе, но вода холодит и все гонщики одеты в гидрокостюмы, потому я предпочитаю не мешать им и по возможности отползаю в сторону. Гоняют они быстро и вскоре окружают мою лодку со всех сторон. Я не спешу и стараюсь не мешать гонке, но гонщиков порядка 40 штук и они уже везде, мне от них не уйти. Никто не возражает, а таких крейсеристов как мы еще несколько лодок и они все идут с приливом в марину Ла-Рошели через акваторию гонки. Мы прошли, ни с кем не столкнувшись, да я не очень-то и беспокоился, я теперь шеститонный и лодочная мелочь объезжает меня — большого.

Марина расположена сразу у берега моря, вход со стороны реки открытый, лишь один буек мешает. Однако, заход возможен только по высокой воде, глубины там небольшие. Хорошо плыть в Колвике с осадкой 1,3 метра, можно пролезать почти по любым мелям, и даже если сядешь на грунт, длинный киль комфортно поставит лодку дожидаться очередного прилива. В самой марине глубины достаточные и мы идем на гостевой понтон, указанный в пайлотбуке. Марина эта огромная, на 3000 мест. Такое впечатление, что лодок там еще больше: все заставлено, и гостевой понтон в том числе. И куда же нам прибиться? Вот, маленькое свободное местечко, как раз для такой коротенькой лодочки как мой Колвик, туда и заруливаем. Пришвартовавшись, идем в офис, это рядом с гостевым понтоном. Однако, местный харбормастер с глазами замученного бесконечными заботами человека, объявляет нам, что мест нет и чтобы мы уходили. Пытаюсь объяснить, что мы пришли с моря, нуждаемся в отдыхе и пополнении судовых запасов, а так же в ремонте основной двигательной установки. После долгих уговоров начальник вяло соглашается не выгонять нас и оставить на одну ночь. И на том спасибо!


Гонка на подходе к Ла-Рошели.

Ла-Рошель

14.

Мы стоим в марине Ла-Рошели, оплатив одну ночь. Теперь можно погулять по твердой земле после трех дней постоянной качки. Сходить в цивильные душ и туалет, в магазин за продуктами, ну и вообще пройтись по французской земле, поглазеть по сторонам. Душ оказался платным, по 2 Евро за 10 минут теплой воды. Причем территория марины столь огромна, что функционирующий санузел пришлось долго разыскивать. В некоторых душевых блоках можно хотя бы домыться холодной водой, если не уложился вовремя, а более новые системы дают воду уже заданной температуры (тот, кто моется, уже не может отрегулировать ее смесителем), а если не успел закончить, то беги намыленным к автомату еще 2 Евро платить. Почти как в книжке «12 стульев». Такая вот цивилизация. Помывшись-освежившись, пошли искать местные, обещанные еще в Англии, ремонтные мастерские, крупнейшие в Европе. Не можем найти! Уж очень велика марина, а мы обследовали только один край. Что сбивает с толку во французских маринах, так это отсутствие каких либо оград и заборов. Во всех трех маринах, в которые мы заходили, никакой охраны и даже символических загородок не было! Коммунизм? Пока еще нет! Просто экономия на охране при низком уровне преступности.

Наконец, после 2-х часов поисков и блужданий обнаружили яхтенный магазин, там и узнали, где и как можно ремонтироваться. Заходим в этот яхтенный магазин, а там симпатичная француженка-продавщица. Я ей говорю на своем уже почти «крутом» английском: «Где тут у вас можно двигатель яхтенный починить?» Она хлопает своими красивыми глазищами и определенно ничего не понимает на «тарабарском» английском языке, и направляет нас к мужчине, который владеет языками. Этот продавец-менеджер на такой же мой вопрос сразу отвечает: «Нет ничего проще!» и дает мне визитную карточку мастера. Попутно он помог нам решить кошмарную проблему стоянки в этой марине, ведь нам уже завтра надо куда-то переставиться. Оказывается, можно подъехать к ремонтному причалу (называется: «понтон про») и там встать вовсе бесплатно на период ремонта. Так же по моей просьбе менеджер позвонил мастеру по телефону и договорился с ним по-французски о визите к нам на лодку. Ну, теперь совсем другое дело, жизнь налаживается, оказывается, надо только немножко подвигать своими мозгами и ногами! Заодно выяснилось, что сегодня пятница, и мастер придет к нам, соответственно в понедельник — французы всегда предпочитают отдых работе. И нам хорошо, будем два дня гулять по городу, и совесть не будет «грызть», за остановку движения: задержка вынужденная, а значит простительная.

Когда мы вернулись после береговых поисков на лодку, оказалось, что к нашему борту пришвартовался француз, на чье место мы встали. Мы, конечно, извинились, сославшись на то, что этот понтон обозначен как гостевой. Предложили поменяться местами, на что француз, сказал, что завтра с приливом снова уходит в море, поэтому в этом нет необходимости. Французы ночевали в своей лодке и никто никому не мешал. На следующий день мы помогли им загрузить вещи в их лодку. Ближе к полудню по максимальной воде они отправились в море, а мы на ремонтный причал.

Этот причал совсем не большой, и полностью заставлен всяческими лодками. Причем создается впечатление, что кое-кто там уже долго стоит. Даже интересно, это такая законная французская «халява» или у них затянувшийся ремонт? Ну, это внутреннее французское дело и нас не касается. Зато наш американский флаг, на фоне остальных добропорядочных французских, сразу привлек внимание. А когда я, почти случайно, нашел кусочек свободного причала и начал при свальном ветре и понижающейся воде протискиваться туда, то уже со всех лодок народ начал обсуждать мои непонятные «заокеанские» маневры, а потом, когда дело прояснилось, то и помогать. Мне очень хотелось встать непосредственно к понтону, а не к чужому лодочному борту, ведь мы собирались несколько дней ремонтироваться. Публика долго не могла понять, куда же я пытаюсь залезть, ведь нормальные места уже все были заняты. Я встал, привалившись частично к каретке понтона, которая ездит по опорному столбу. Мы хорошенько защитили нос лодки кранцами и все дни стоянки не имели проблем. Нам никто не мешал и мы тоже не создавали никаких проблем окружающим. Опять порадовался, что лодка моя достаточно компактна, потом приходили еще французы с большущими катамаранами на ремонт, так они и не помышляли залезать в такое уютное местечко, как у нас, а вставали уже в 3-4 пыжа.

Теперь, после постановки к причалу, пора идти в город, смотреть как там три мушкетера и компания, под руководством А. Дюма осаждали это гугенотское пристанище.

Старая Ла-Рошель — очень интересный город. Расположен он на маленькой речке, долина которой заливается приливом. В торце русла долины реки люди устроили несколько закрываемых воротами гаваней. Здесь прекрасно видно, что такое приливный док и откуда, соответственно произошло слово докер. Эти заливы еще в стародавние времена оснастили воротами, которые удерживают воду после наполнения приливами. Получилось очень удобно: можно иметь высокую воду для захода и разгрузки кораблей и можно удерживать низкую воду для ремонта тех же кораблей, причалов-набережных и пр. Сейчас в этих старинных доках стоят всяческие живописные корабли и парусные яхты. Все это украшает городскую набережную и делает ее средоточием туристов и прочих зрителей. Здесь же находится масса ресторанов и кафе, на открытых площадках которых можно посидеть, ублажая свой взгляд открывающимися видами и попутно попробовать какой-нибудь морской кулинарии.

Для тощих кошельков на лотках торговцев предлагается такая же свежая морская еда для домашней готовки. Вот такой, несколько необычный, но очень живописный центр города Ла-Рошели. Ну, разумеется, тут же рядом и старинная крепость, точнее то, что от нее сохранилось после набегов кардинала Ришелье с его гвардейцами. Если углубиться в старинные кварталы города, то уже не так интересно и романтично. Там просто живут люди в старинных домах, со своими современными проблемами и исканиями. Мы, нагулявшись и налюбовавшись на гавани со старинными набережными, столетними воротами и разводными мостами, решили пройтись по городу и посмотреть, что там еще может быть интересного вдали от набережной. И заблудились! Хорошо Максиму, у него длинные ноги, ходит как быстроходный эсминец, а я «тяну» максимум на портовый буксир. Замаялся, а солнце уже клонится к закату. Ну, думаю, без такси никак не выбраться, но в последний момент, уже совсем отчаявшись, увидали знакомые очертания бастионов старинной крепости и по ним сориентировались. Дальше было уже спокойное возвращение домой, в лодочку.


Хороши! На таких бы прокатиться при свежем ветерке.
Но какова осадка! Явно не для прохода по речкам в малые бухточки.

Ворота в док и разводной мостик.


15.

На следующий день было воскресенье, и «к нам приехал цирк»! Рядом с мариной оказалась площадка-барахолка старых запчастей к автомототехнике! Раньше слышал, что такие базары во Франции называют «блошиный рынок», но никаких блох я там не нашел. Зато там же оказалась выставка-продажа старинных автомобилей, мотоциклов и мопедов. Машины были в основном французские, но также там был Форд-А купе! Автомобиль был в прекрасном состоянии. Я немного «свихнут» на творениях Генри Форда, как шедеврах технологии, и для меня увидеть и потрогать своими руками настоящий раритет, было подарком судьбы. А сознание того, что это историческое чудо можно купить (если очень хочется), делает меня свободным и счастливым! Потом открыли ему капот, под которым (почти) все было натуральным, и завели мотор! Я услышал рев старины, и это чудо самостоятельно уехало с площадки! Для меня это было лучше всякого музея с запыленными экспонатами и скучными экскурсоводами, это настоящая жизнь! Захотелось оказаться жителем такой счастливой страны!

На той же ярмарке-барахолке продавались мопеды с портативным двигателем, прикладываемым фрикционом к переднему колесу. Я раньше слышал про такие, а теперь увидел своими глазами. У такого велосипедного двигателя много недостатков, но так же и масса достоинств. Главное, что он очень прост, легок и не требует каких-то особых приспособлений для установки, - просто висит над колесом. У меня возникла мысль, что может быть именно такой движок будет оптимальным для велосипеда на борту моей лодки. Но почему-то все двигатели и велосипеды с ними были очень старыми. Они явно на ходу, я уже несколько раз видел такие раритеты с седоками в городе. Но не понятно, почему только старина, для практического применения хочется что-то поновее, а не вечную развлекуху для механика-любителя. Оставляю эти свои планы на потом.



Автоигрушки возле марины в Ла-Рошели.

Ближе к вечеру, я сидел один в лодке, Максим пошел прогуляться по окрестностям. И тут ко мне нагрянули французские власти! В результате перетрАхивания внутренностей лодки я несколько разочаровался во французском варианте демократии. Да, разумеется, таможня и полиция должны проверять заезжих яхтсменов, особенно под американским флагом, но англичане делали то же самое значительно вежливее и уважительнее. Все же, «джентльмен» это английское слово. Французские стражи какой-то там законности, не удосуживаясь спрашивать у меня разрешения на досмотр, просто обшарили все закоулки моей лодки. Они не кричали, не унижали, просто, практически не обращая на меня внимания, повытаскивали отовсюду все, что смогли найти.

Ничего интересного они не нашли, зато нашли деньги. Это произвело на них странное влияние, они сразу собрались вместе и, показывая мне все свои действия, вынули содержимое из кошелька. Такое отношение к наличности, наводит на мысль, что и у них совсем недавно представители власти прихватывали плохо лежащие денежки. Это, разумеется, только предположение, но на фоне исключительно корректного и уважительного отношения к человеку английских джентльменов — представителей власти, трудно отделаться от мысли, что французы опасаются, что не смогут устоять перед искушением и поэтому им вменили такую специальную процедуру досмотра чужих денег.

Наконец, французы удовлетворили свое любопытство. Не найдя так интересующих их наркотиков, они холодно извинились и ушли восвояси. Такого бардака я еще ни разу не видел в своей лодке. Ну, что же делать, власти любят огорчать граждан, с этим приходится мириться всем, кроме англичан. (Может быть и еще кому-то, я не везде еще был.) Хорошо, вскоре вернулся Максим, один я бы не смог прибрать все это безобразие в лодке без нервного потрясения и специальных русских выражений в адрес французских сатрапов. А так, мы лишь совместно посмеялись над неаккуратной бдительностью местных держиморд и уложили все по местам, заодно узнав, что же хранится в этой лодке.

Понедельник. Ждем французского дизельного гуру. Должен быть в 10-00. Пунктуальность явно не его конек. В 11 иду в магазин, где нас «сосватали». Менеджер меня вспомнил и позвонил механику еще раз. Гуру, уже совсем близко и скоро будет, похоже, он просто забыл о ценном заказе от русских нуворишей на понедельник.

Жан Дальже сносно говорил по-английски. Осмотрев мой древний дизель, Жан закряхтел по-французски. Я попросил наладить запуск без впрыска эфира и определить допустимый расход моторного масла. Французский гуру довольно быстро определил, что у нас перегорели все накальные свечи. (Стыд и срам мне, это я мог прекрасно сделать сам.) Потом Жан проверил подсос воздуха в топливные магистрали и работоспособность форсунок. В результате гуру вынес вердикт: дизель будет жить! Но надо купить свечи. Сами мы их найти не сможем в дебрях Франции, по причине совсем древней конструкции, поэтому он сам их добудет. Кроме этого, он объявил расценки на свою высококвалифицированную работу — 50 Евро в час. (Мне опять захотелось оказаться французским гражданином. И чего народ в России завидует москвичам и нефтяникам, лучше сразу завидовать французам, у них заработки раз в 10-20 выше!) А пока, мы, не являясь французами, начали чесать себе затылки: не разорит ли дизельный гуру нашу судовую кассу! Для начала, я занялся хронометрированием фактической работы Жана. Договорились, что завтра гуру придет с утра со свечками и закончит работу.

Вечером сходили в Макдональдс, там всегда работает Wi-Fi, посмотрели прогноз погоды на ближайшие дни.

16.

Во вторник механик Жан пришел почти вовремя и со свечами. Правда, они оказались разных моделей, но все подошли к месту. Жан не без труда установил их, заодно упустив свой ключ в жижу под дизелем. Пора запускать мотор. Он завелся!!! Слава французским механикам! Конечно, не с полоборота как с эфиром, вся процедура запуска теперь занимает 2-3 минуты, но главное, дизель еще не покойник, раз может заводиться в штатном режиме.

Теперь можно поговорить о заслуженном гонораре. Я, конечно, уже несколько раз сказал, что бедный русский пенсионер и поиздержался в дороге. Жан оказался молодцом! Свою непосредственную работу по диагностике дизеля и замене свечей, он оценил всего в 50 Евро — один час работы. (Я нахронометрировал больше двух часов, но как считать…). Зато свои деньги он взял на свечах. Не показав нам товарных чеков, он нашел в своем компьютере (специально притащил ноутбук) расценки на них, которые вдвое превышали объявленные им вчера. В результате общая сумма составила 250 Евро. Ну и что, что он продал нам свои свечи из старого «загашника», результат работы положительный, суммарная цена ремонта нас и его удовлетворяет, значит все прекрасно!

После согласования гонорара, напряжение у всех участников процесса прошло, и мы начали весело болтать на самые разные темы. Хорошо дружить с людьми! Я еще раз проконсультировался по поводу расхода масла дизелем. Жан, посмотрев выхлоп и узнав фактическое потребление, сказал, что это нормально для такого «старичка» и что дизель в таком состоянии будет еще очень долго работать, надо только провести ремонт-регулировку топливной аппаратуры. Я попытался выяснить, сколько часов Жан «гарантирует» этому мотору, но мудрый гуру не стал давать конкретных цифр, а лишь повторил слова, ласкающие мой слух: «очень долго». Раз пошли такие добрые разговоры, я поинтересовался, сколько может стоить замена дизеля здесь и сейчас. Гуру посмотрел, подумал и выдал страшную для меня цифру 12 000 Евро и 10 дней. И он прав, здесь во Франции работа специалистов цениться очень дорого, а ведь надо демонтировать старый, заплатить за его утилизацию, адаптировать для этих работ лодку, доставить новый, подогнать его по месту, да и сам новый дизель недешев. Жан совершенно прав, здесь такая процедура намного дешевле не может стоить, хоть каких конкурентов разыскивай. Еще Жан пожаловался, что замерз в Ла-Рошели и собирается переехать на жительство на берега Средиземного моря, счастливчик. Маленькие проблемы возникли при расчете, сдачи с 500 евро одной купюрой, Жан не нашел, и они пошли с Максимом в магазин разменять деньги и заодно прикупить нам на дорожку свежих продуктов. На этом мы с Жаном любезно распрощались, довольные друг другом и проделанной работой.

Занялся подготовкой лодки к выходу в море, ведь уже середина дня и скоро прилив смениться отливом. Из будки на берегу подошла девушка и попросила зайти отметиться. А как же разговоры о бесплатной стоянке? Ничего не поделаешь, надо идти. Прихожу, а они всего лишь хотели уточнить, у какого мастера я ремонтировался, и никаких денег с меня не требуют.

Как только вернулся Максим, мы поспешили в море. Отходить от «понтона про» теперь было легко, ветер не мешал. Мы помахали на прощанье остающимся и понеслись к выходу.

Выйдя из марины, мы сразу же поставили паруса. Дул свежий ветер, и лодочка в галфвинд понеслась к выходному фарватеру. Вместе с отливным течением мы "летели" со скоростью 5-6 узлов. Была мысль обойти остров lle d’Oleron через южную протоку. Но я не имею сведений о возможности пролезть через эту щель даже на такой малой лодке как моя, а рисковать нет желания и задерживаться еще на сутки в этом заливе тоже. Жаль, конечно, можно было бы срезать несколько миль и посмотреть живьем известный из телевизора форт Баярд, но всего не успеть, и надо ехать в Турцию. Днем по знакомым водам с легкостью и «неимоверной» быстротой (для моей лодки), выходим из залива. На прощанье Ла-Рошель одаривает нас еще одним своим чудом, мы встречаем и вплотную расходимся с настоящим большим парусным кораблем! Великолепное зрелище! Мы его заметили еще издалека, когда над горизонтом показались лишь его верхние паруса. Долго не могли понять, что это за такая странная надстройка на корабле. Корабль шел навстречу, и мы видели его с носа. Рассмотрели только в бинокль. Самое интересное зрелище мы застали при расхождении, в это же время, на корабле начали маневрировать и сокращать парусность при подходе к рейду порта. Я впервые видел, как управляют большим парусником, — замечательно! Все происходило, как и написано в старинных книгах, так бы и остался при нем, для наслаждения этим зрелищем. Но он ходит быстрее меня, я за ним просто не угонюсь, да и в море нам пора, мы ведь тоже моряки, пусть всего лишь любители.

Мне надо было пересечь судовой ход по длинной диагонали, тогда смогу в свой полный бейдевинд обогнуть остров lle d’Oleron левым бортом и выйти в море. А там, на входном фарватере еще один корабль показался, этот уже с механическим двигателем, но мешать ему я ни в коем случае не собираюсь. Занимаюсь тем, что вычисляю момент пересечения судового хода с тем, чтобы обойтись без мотора и тем более без лавировки (она Колвику вообще противопоказана ). Таки смог я вписаться в нужный ветер, и мы одним галсом выходим в открытое море.


Вот такое чудо мы встретили, когда уходили из Ла-Рошели!

В море хорошо, просторно, привольно! Ничто уже не стесняет в выборе курса. Да и вообще, открытые просторы всегда производят на меня вдохновляющее впечатление. С достаточным запасом обходим рифы, окаймляющие остров; пора вставать на генеральный курс. Тем временем уже вечереет, солнце опускается к воде, готовится «нырять» в Бискайский залив. Слева прекрасные берега Франции покрываются морской дымкой. Мы остаемся в море одни. Мой кораблик весело бежит теперь уже в полный бакштаг. Скорость при этом несколько снижается, но все равно свои 4-5 узлов даже без помощи отливного течения мы делаем. Хорошо бы так было весь наш путь.

Я наметил большой переход в половину Бискайского залива. Лодка и экипаж сейчас уже чувствуют себя значительно увереннее. Плавание вдоль берега на 150 миль прошло вполне благополучно. Максим уже совсем выздоровел и рвется в море. Меня очень подбодрили результаты ремонта дизеля. Немного огорчает открывшаяся течь. В трюме появляется вода, и это никак не от дождя, через множество мелких щелей в палубе — дождя нет уже неделю, а за четверо суток стояния в Ла-Рошели налилось по самый двигатель. Хочу пройти миль 200, а если будет хороший ход и ветер, то можем и побольше прихватить, пройти дальше к западу. Жалко, конечно, проходить мимо Бордо с ее замечательными винами, там же и Гасконь останется, не удастся нам заехать на рюмку вина к Д ‘Артаньяну. Ну, да Максим не расположен сейчас к дегустированию местных напитков, поэтому отложим это до лучших времен. Значит, идем в испанский Сантандер! Интересно, сколько дней займет этот наш переход?

17.

На ночь, как обычно, снимаем грот в целях безопасности. Ветер к ночи тоже стихает, и мы уже плетемся всего 3 узла, обидно, печально, но все же едем.

Вахты стоим, как обычно, по пол-ночи. Утро я встречаю на траверзе устья реки Жиронда. Вроде бы здесь должно быть много кораблей, выходящих из Бордо. Но почти никого не видно. Море велико и мы уже далеко отошли от берега. Когда солнце взошло, я увидел лишь только горизонт по всем направлениям. Мы в открытом море! Хорошо! Немного жутко, от сознания одиночества и оторванности от защитницы-цивилизации. Весь наш обитаемый мир сейчас заключен только в нашей лодке. Этот мирок не велик, но прочен и устойчив. Я сижу в рубке, погруженный в свои мысли об окружающем водном пространстве и моем месте в нем. Скорость лодки небольшая и управление не требует от меня особого внимания. Я отдыхаю душой в такие часы одиночества, Максим в это утреннее время спокойно спит в каюте.

Хоть и интересно ходить вдоль берегов, есть на что «глаз положить», но надо хоть иногда уходить в море подальше от берега, это особое место, где мореход остается наедине с природой. На больших кораблях такого не почувствуешь, там всегда везде люди и ты в составе команды выполняешь свою работу. В маленькой лодке можно отдастся в руки матери-природы, почувствовать себя счастливым от этого единения. Все же великое счастье ходить в море на малой лодке, надо только делать это без суеты. Парусные гонки тоже интересны, но это другое, это опять делается в толпе людей, даже в том случае, если этой толпы не видно несколько дней, постоянно помнишь о соперниках и победах. В гонке нет время для созерцания красоты природы, погружения в мысленные абстракции, размышления об окружающей нас жизни. Так, размышляя и разглядывая окружающее меня море, я продвигался в сторону Испании.

Когда солнце подогрело нас, ветер усилился, и лодочка побежала быстрее. Потом проснулся Максим, и мы поставили грот. Экипаж занялся судовыми работами типа приготовления завтрака, его съедения и всяческих разговоров. Обсуждаем наш маршрут. Ветер попутный, идем в бакштаг, но не шибко, едва развиваем 3 узла. Если так пойдет дальше, то запланированные 200 миль мы пройдем не за пару суток как положено нормальным парусникам при нормальном попутном ветре, а за трое. Это небольшая проблема для нас, запасов хватит, лишь бы не унесло в океан и не выкинуло на береговые скалы, все остальные проблемы временные. Но старпом загрустил, он парень молодой и любит скорость, а я уже привык к медленным парусным переходам при слабых ветрах и для меня такое неспешное продвижение вполне нормально и привычно.

При таком спокойном движении, можно расслабиться и сколько угодно смотреть на море и появившуюся морскую живность. Здесь живут дельфины разных пород, таких я не видел ни в Черном, ни в Средиземном морях. Понятное дело, здесь и вода другая и глубины и течения, потому, наверное, и породы живности отличаются от внутренних морей. Потом появились крупные рыбы, вроде тунцов (в воде трудно разобрать), они с плеском выпрыгивали из воды, вроде не охотились, а просто развлекались. Насмотревшись на этих рыб, вспомнили, что у нас есть рыболовные снасти. Максим разыскал удочку в глубинах трюма, оснастил и забросил по корме. Долго он подсовывал блесну прямо под нос плывущим вместе с нами рыбам. Но, то ли блесна у нас была не правильная, то ли рыба совсем потеряла аппетит, но не было даже поклевок. И это притом, что полуметровые рыбины ходили вокруг лодки десятками. Все же, наверное, мы неумелые рыбаки и как всякое дело, рыбачить тоже надо уметь. Зато, развлекаясь ужением рыбы, мы проехали почти весь день. В открытом море ведь скучновато, вокруг только вода и небо. За весь день мы увидали лишь пару кораблей вдалеке, даже маневр расхождения не понадобился. Скучно. Развлеклись приготовлением обеда. Я писал дневники, старпом учил английский язык. Вот и вся развлекуха. А лодка потихоньку в 2-3 узла ползла по слегка колышущемуся морю. Так подошла следующая ночь. Опять индивидуальные вахты и одиночество нашей лодки в безбрежном море.

Опять встречаю утренний восход солнца. Да, это замечательно красиво, но почему лодка так медленно идет? Почему ветер совсем затихает? Правда, прогноз погоды это и предрекал, я смотрел, чтобы не было бури. Штормов, как и обещали, нет, но и скорости нет.

Днем Максим от таких слабых ходов совсем загрустил. Он хотел лихих быстрых переходов, как их описывают в интересных книжках, а мы плетемся уже не быстрее 2-х узлов. Я пытаюсь уговаривать его, что и это тоже скорость, и так парусные корабли тоже ходили. Это клиперы носились по волнам со скорость 10-15 узлов и более, но и то только при хорошем ветре, а, попадая в безветрие, и они неделями ползали по гладкому морю, продвигаясь по 10-30 миль в сутки. А обычные парусники, всякие каравеллы, галеоны и т.п., ходили совсем медленно, потому и кругосветные плавания длились годами, хотя моряки очень спешили. Ведь корабли делали прежде всего надежными, способными выстоять в любой шторм. Главным всегда было, как, в сущности, и сейчас, не быстро доехать, а именно доехать, не смотря на всяческие трудности, встречаемые в морях и океанах. Попутно происходил естественный отбор удачных конструкций: хорошие корабли плавали долгие годы и мы о них знаем, а неудачные оставались в море, увы, зачастую вместе с моряками. Такие корабли обычно помнят лишь как примеры, которым не надо следовать.

В 19 веке англичане, основываясь на опыте многочисленных плаваний всевозможными маршрутами, составили карты ветров и течений. Тогда моряки смогли прокладывать маршруты таким образом, чтобы не попадать в штилевые ловушки и всегда (почти) ходить с попутными ветрами. Это и предопределило расцвет парусников с прямым вооружением, которое на первый взгляд кажется непрактичным. А у нас яхтенное косое вооружение и спинакера или геннакера пока нет. Колвик Ватсон выполнен по старым, но надежным, проверенным морем схемам и потому тоже быстро не идет. Вот мы и плетемся, как настоящий старинный парусник, насколько нас тянет ветер. Да, к тому же, похоже, в этом дальнем углу Бискайского залива ветер вообще моряков не балует.

На старпома мои рассуждения об испытанных временем системах мореплавания не действуют, он остается разочарованным, хочет быстрых ходов. А тут еще справа параллельным курсом нас обошла парусная яхта. Она не приближалась, но в бинокль было видно, что это большая яхта, метров 20-25 длиной с огромными парусами. Ясное дело, что такие ходят быстрее коротких мотосейлеров, но и она обгоняла нас несколько часов, ветер для всех парусников слабоват и она тоже явно не летела по волнам. Максима это не успокаивает, и он совсем загрустил, начинает проклинать отсутствие ветра.

Ничего не поделаешь, мы в открытом море и придется идти так, как позволяет Нептун. Заводить дизель пока не хотим, до берега еще далеко, а топливо дорогое. Надо пользоваться ветром, какой имеем. Призываю старпома не ругать ветер, пусть всего в 2 узла, но мы продолжаем двигаться в нужную сторону и постепенно приближаемся к испанскому берегу.

При таких ходах уже совершенно не хочу удлинять этот переход и идти западнее Сантандера. Стараюсь не отклоняться далеко от намеченного курса, а то можно проболтаться в море неопределенное время. А уже надоедает это медленное плавание, особенно Максиму, он человек молодой, нетерпеливый. Мне то что, едем потихоньку и ладно. Я себе представляю, что так же вот придется скучать, когда соберусь за океан сходить, значит надо набираться терпения и привыкать к одиночеству, к жизни наедине с морем. У меня уже есть достаточная практика долгих парусных походов, а для старпома такое неожиданно, он впервые оказался в открытом море вдали от берегов ползущим с черепашьей скоростью. Уговариваю его не переживать и не огорчаться.

18.

Утром после третьей ночи ветер прекратился полностью. Зря Максим ругал ветер, он (ветер) совсем разобиделся и ушел от нас. А мы все же подошли к берегам Испании, используя только паруса. До берега осталось порядка 20 миль и в этих местах проходят большие корабли вдоль берега. Иной раз идут прямо на нас, а мы практически стоим и не можем увернуться. Хорошо, нас все же обходят, не хотят краску себе на корпусе царапать. Удивительно, но берег не виден, хотя горы там высокие и на таком расстоянии должны быть видны. Но дымка над морем столь густая, что видимость не превышает 5-6 миль. Море совсем гладкое, лишь остатки зыби приходят из океана, слегка покачивая лодку. Так стоим практически на месте уже более 5 часов. Надоело. Но я не спешу настаивать на включении дизеля, мы ведь решили идти только под парусами, к тому же топливо оплачивает старпом и пусть он думает, что для него ценнее время или деньги. А по карте нам осталось не более 25 миль до Сантандера, вышли в точку достаточно точно. Какие-то 5 часов и мы дойдем до Испании, а если экономить топливо и изображать из себя «чистый» парусник, то будем ночевать в море. Максим задумчиво покряхтел, почесал разные части тела и предложил включить дизель, чтобы подойти ближе к берегу и там поймать бриз. Запускаем мотор и бодро скользим по «масляной» водной глади. Красиво идем, волна в море только от нас! Наконец, рассмотрел свою волну, а то она такая маленькая, что обычно была не видна даже при самом малом волнении.

Приближаемся к берегу и пытаемся разглядеть рябь на воде от бриза. А нет никакого бриза, везде штиль, только в дымке начинают проявляться далекие горы. Ну и не будем экономить, на то мы и мотосейлер, что бы ездить на дизеле, когда ветер не тянет. Ближе к берегу начинают появляться какие-то плавучие ветки, и даже куски деревьев и кустов, начинаем их объезжать, на всякий случай. Потом появляются горы ярусом пониже и поближе, не потому, что они скрывались за горизонтом, а потому, что дымка над морем плотнее и закрывала их.

Если в Англии и во Франции даже высокий берег представляет собой скорее каменные холмы, то здесь в Испании возле Сантандера, уже настоящие высокие скалистые горы, с голыми каменными вершинами. Гористый загадочный испанский берег уже достаточно четко виден. На склонах гор видны деревушки и отдельные домики, рощицы, поля. Мы подходим к «терра инкогнита», чувствую себя немножечко Колумбом. А как же, целых три дня и три ночи шли по безбрежному морю и вышли к действительно невиданной для нас земле!

Теперь плавание становится интереснее, скучное покачивание в штилевом море вне видимости берегов закончилось. Здесь и лодки начинают появляться, и заход в Сантандер надо вычислять, и стоянку-ночевку находить, и про прилив/отлив не забыть, чтобы не оказаться «случайно» на мели. Вода в этой местности уже не так сильно ходит вверх-вниз, но местные 3-4 метра тоже надо учитывать.

Подходим к устью реки. Навстречу нам выходит российский танкер ледового класса. Чувствуем некоторую гордость за державу, вот ведь, снабжаем испанцев, не даем им сгинуть без жидкого топлива. Связываться с нашим кораблем и приветствовать не стали, он как раз шел по узкому (для него) речному фарватеру и им было не до нас. Разошлись с ним без проблем, заходим в речную воду. Справа, как и написано в лоции Имрэй, открывается пляж и собственно город. Возле пляжа на якорях стоит пяток крейсерских яхт под гостевыми флагами. Мы тоже можем здесь встать, эта стоянка рекомендованная, но мы утомились медленным долгим ходом по морю и хотим прогуляться по Испании, по городу. Идем дальше по реке к обозначенной городской марине. Заруливаем в нее и убеждаемся, что нам там места однозначно не найдется, да и как-то неуютно там, колготно очень. Перед мариной обозначен яхтенный рейд со стояночными буйками, идем туда. Цепляемся за буй и слышим не ласковый окрик. К нам едет на рибе испанец и запрещает нам вставать здесь.

Да, это уже не Англия и не Франция, там нам никто не запрещал вставать туда, где стоят другие яхты. Похоже, европейская цивилизация по пути к Югу «сжимается». Ну и куда же нам ехать? Испанец посылает нас на пляж, который мы проехали или в какую-то дальнюю марину, которая обозначена на карте, но ее не видно отсюда. В лоции, есть еще совет — остановиться на противоположном берегу, там тоже есть какие-то маленькие маринки. Идем туда, и заходим на отмель с очень хитрым судовым ходом. Что-то С-МАР наш плохо помогает в этом месте, завел на мелюку. Пока вода еще высокая, проходим над отмелями. Подходим к обозначенной марине, и при заходе в нее, нам очередной испанец снова что-то кричит с берега и явно не хочет нас пускать внутрь. Печально. Испания не слишком ласково встречает нас. Пока вода не ушла совсем и мы не оказались на грунте, спешим уйти от этого негостеприимного места опять в глубокую реку.

Теперь уже стараюсь придерживаться петляющего узкого фарватера, благо заметил, как его проходят другие лодки. Делать нечего, или вставать где-то на якорь с возможным осушением, или идти искать марину выше по реке. Решаем идти искать счастья в марину. Через 2-3 мили подходим к нужному месту. Готовы опять выслушать и здесь очередной отказ, и потому, прикидываю место, куда пойти вставать на якорь. Но эта марина оказалась вполне пригодной для захода странствующих яхтсменов-лодочников. Там много места, и нас даже встретил маринер-швартовщик, показал куда причалить и где офис.

Причалили, идем в офис, но замечаем, что в отличие от Франции и Англии, здесь мощный сетчатый забор с автоматическими замками. Выйти мы сможем, а вот удастся ли зайти обратно, если захлопнется замок? В офисе нам выдали электронный ключ, который заодно открывает доступ в санузел. Зато душ здесь, в отличие от Франции, бесплатный и можно мыться сколь угодно долго. Но нет Интернета. С нас взяли 29 Евро в день. Решили постоять здесь пару дней.

Максим что-то совсем загрустил, ходит мрачный и ничто его не радует, видимо, он очень огорчен столь долгим плаванием в Бискайском заливе и от этого рушатся его планы заходов на Мадеру и Канары. Меня это тоже огорчает, но я и раньше прекрасно представлял, что перегон лодки и «попутные» прогулки по океанским островам вряд ли совместимы. Меня сейчас больше беспокоит напряженная атмосфера на борту корабля, психическое состояние экипажа. Надо что-то предпринять. Пробую переговорить об этом важном вопросе со старпомом, — ему вообще не нравится эта тема. Но что-то делать надо, проблема открылась и ее необходимо как-то закрывать! Решаю, что экипажу необходимо принимать лекарство от стресса, а от самого этого стресса надо «уходить пешком».

Мне с лекарством проще, в Испании местное столовое вино совсем дешевое (от 20 рублей за литр!), а алкоголь в малых дозах прекрасно снимает с меня душевное напряжение, это я проверял еще в Англии с помощью пива/эля. Максим сейчас не хочет лекарств такого рода, жаль, но это его право. Может быть, он купит себе какой-нибудь валерьянки или брома, но он и слышать об этом не хочет, считает, что с ним все нормально и справится со стрессами самостоятельно. Значит, мне придется индивидуально принимать винное лекарство по вечерам, не легко это, но необходимо. Еще для борьбы со стрессами, решаю внедрить раздельное гуляние на берегу. Это трудное решение, ведь мы одна команда и друзья, но и друзьям надо отдыхать от постоянного вынужденного контакта.

Таким мы увидали испанкий берег возле Сантандера.
Устье реки перед нами, заходим.

Испанская экзотика.

Марина Сантандера, в которой мы стояли.


19.

На следующий день, вволю наплескавшись в душевой, идем к автобусу. Эта марина находится несколько в стороне о города, рядом с местным аэродромом. Аэродром надо обойти пешком, но это не трудно, погода прекрасная, солнечная и теплая, мы прогуливаемся, разминаем ноги. Оказалось даже интересно, ведь приходится проходить практически по самому торцу взлетно-посадочной полосы, там даже сделали окоп-туннель, чтобы самолеты колесами не задевали за головы прохожих. Мы даже задержались посмотреть вблизи на редкое зрелище посадки большого самолета (А-320) в каких-то 50 метрах от нас, зрителей. Самолеты там довольно редко летают, город не большой, зато не беспокоят наш ночной сон. До автобусной остановки порядка 1,5 км, прогулялись с удовольствием, жаль, остановка толком не обозначена, местные жители знают ее, а мы с первого раза не нашли. Тем не менее, за полчаса благополучно доехали до центра города.

Мы оба впервые в Испании. Все нам интересно и необычно. Раздельное гуляние никак не получается, мы привыкли ходить вместе и у нас общие корабельные дела. Пакетик испанского вина (не пьянства ради, исключительно для поправки здоровья) я прихватил. Здесь в магазинах появился специальный испанский деликатес — хамон. Это такое вяленое мясо, продаваемое целыми поросячьими ногами. Причем, эти ноги практически без сала! (Странно для свинины!) Оно не портится без холодильника и довольно вкусно. Поэтому, этими свинячьими ногами увешаны почти все продуктовые магазины Испании. Глядя на эту вкуснятину (на любителя, — мясо жестковато), у меня даже возник план повесить такую ногу к нам в лодку. Сидишь так, к примеру, на ночной вахте, скучаешь, взял ножик, отрезал шмат и жуй, развлекайся. В принципе и на дневной вахте можно так же развлекаться.

К тому же для нас моряков, жевать этот хамон, значит отдавать дань памяти Колумбу и другим испанским морякам-первопроходцам: говорят, они этот мясной деликатес очень уважали и кормились им в море, прекрасно обходясь без нынешних холодильников. (Португальцы ценят другой морской «деликатес» — вяленую треску, ее мы видели в лиссабонских магазинах). Так и не решились на эту роскошь, и вешать трудно придумать куда, можно по голове в шторм схлопотать, да и дороговато, если целую ногу брать за раз. Но все равно приятно вспомнить об этой испанской достопримечательности. Потом пошли искать Интернет, в марине его не было. Макдоналдсов не нашли. Нашли кафе со специальным знаком, заказали напитки и 1,5 часа не могли подключиться. Персонал безуспешно пытался помочь. Огорчились, особенно за зря оплаченные напитки. Пошли дальше искать. Нашли, конечно, но наученные горьким опытом обмана покупателей-пользователей, еще с улицы подключились к WiFi, а потом уже неохота было идти внутрь, душно там. Решили, что мы уже оплатили Интернет в предыдущей кафешке и экономике Испании ничего не должны. Вволю нагулявшись по городу и закупив свежих продуктов, благополучно вернулись в лодку.

Решили завтра отчаливать в море. Но огорчает прогноз погоды: ветра мало.

Утром пришлось ждать, когда откроется офис и санузел. Пока мы посетили эти два важных заведения, наступил полдень, а ведь в море надо выходить пораньше, если хочешь за день подальше проехать. Ну, что же делать, приходится иногда задерживаться в маринах. Зашли заправиться топливом (1 Евро/л) рядом с мариной, от этого опять задержка. Но часа в 2 все же пошли в море. По реке с попутным течением под дизелем выходим в море. Там нас начинает качать океанская зыбь, но не сильно, новой волны нет, как и нет ощутимого местного ветра. Проболтавшись пару часов в море, едва оторвавшись от берега, прихожу к мысли, что надо что-то сделать до вечера. Штилевать без ветра в море всю ночь не имеет смысла, лучше просто поспать. А где поспать — зайти обратно в Сантандер? Можно конечно, но мы ведь по идее едем вперед, и возвращаться назад совсем нет желания. В то же время на полноценный дневной переход под мотором времени уже маловато. Изучаю по карте наши ближайшие перспективы при движении вперед вдоль берега. Есть недалеко, милях в 20-ти, речка, называется Ria De San Martin или Ria Suances, так и не понял, что к чему относится. Вроде, туда можно зайти и где-нибудь там заночевать. Все же продвижение вперед, а то так, ожидая хорошего ветра, можно тут не одну неделю проболтаться. Запускаем двигатель и едем туда.

Сразу стало приятнее, - появилась конкретная цель и мы уже идем на запад 4-5 узлов, а не болтаемся с одним единственным узелком, продвигаясь в непонятном направлении. Проходим вдоль высоченных скалистых гор, - очень впечатляющая картина, я таких высоких скал с воды еще ни разу не видел. А за прибрежными горами, в глубине суши виднеются еще ярусы вершин. Испания — горная страна. Через 3 часа впечатляющих береговых видов подходим к намеченной речке. Вход в нее очень узкий, но хорошо обозначен бетонной стеной, выводящей речной фарватер в море. Видимость вполне хорошая и мы идем, прекрасно ориентируясь по картам С-МАР и береговым приметам. Вот уже показались скалы, за которыми будет вход в речку, и мы направляемся туда, ближе к берегу.

До точки входа остается какие-то пол мили и тут внезапно на нас падает туман! Да такой густой, что видимость сокращается до 20-30 метров. И откуда же в теплой Испании может быть туман?! Я уже отвык от такой английской экзотики, и это затмение было совсем неожиданным. Может быть, включить радар, он нам хорошо помогал в Ла-Манше. Но что я хочу здесь разглядеть, мне ведь не надо видеть сам берег, вход в русло речки очень узкий, 30-40 метров и довольно далеко выведен в море, а навигационных знаков с гарантированными радарными отражателями на моих картах не обозначено. Значит, включать радар и отвлекаться на его экран в данном случае считаю вредным — лучше внимательнее смотреть своими глазами вперед по курсу. Тем более, что идти осталось совсем мало, курс ко входу уже проложен и мы его придерживаемся. Неприятная ситуация, а ведь как все казалось просто: спокойно зайдем при дневном свете и просто встанем на ночевку. Можно, конечно уйти обратно в море и остаться там на ночь. Но тут как раз туман немного начал рассеиваться, появилась надежда, что мы увидим все что надо. Риск входа при плохой видимости, увы, имеется, но болтаться в ночном море вблизи берега тоже небезопасно.

Входить в узкую речку, полагаясь только на карты С-МАР и показания GPS, не хочу, считаю, что это слишком рискованно — электроника вещь хорошая, но ее делают люди и нам свойственно ошибаться. Тем более, уже в Сантандере я заметил некоторое несовпадение карты с изображенными на ней объектами. Потихонечку на самых малых ходах подползаю по карте С-МАР ко входу, вглядываюсь в туман, ищу скалы у входа и бетонную стенку. Конечно, эхолот тоже работает, но от него сейчас толку не много, скалы здесь очень крутые. А тут еще зыбь, спокойная и пологая в море, здесь на отмелях у берега начала превращаться в крутую волну, начинающую нас реально бросать. Ползем куда-то, потихоньку приближаемся к берегу, к речке. Ох, уж этот туман неожиданный! Что-то в тумане начало прорисовываться, но что? Замедляю ход до совсем тихого и пытаюсь понять, что же я обнаружил. Еще 10 метров вперед и вижу скалу, а возле скалы проглядывает бетонная стенка косо уходящая в воду. Ура! Я понял, где нахожусь! Вот только курс у меня совсем не правильный, иду прямо на стену, по этому направлению еще 15 метров и я воткнусь в ее подводную часть, а на ней волна метра в 2 высотой хлещет! Так и расшибить может мой крепчайший мотосейлер, стена явно толще и крепче лодки. Резко отворачиваю в русло реки и через 20 метров иду уже вдоль этой страшной стены.

Отлегло от сердца. Теперь стена слева по борту в 5-10 метрах и она становится из страшной разрушительницы опорой и надежей для моряка. Можно считать, что мы уже в безопасности, теперь даже туман нам не мешает. А туман этот оказывается какой-то очень местный, при проходе к берегу по руслу реки 300 метров, туман рассеялся. Волна тоже ослабевает, мы выходим из моря и оказываемся в реке с судовым ходом шириной всего метров 50. Идем с приливом, но это продлится не долго, надо скорее находить место для стоянки, пока нас не понесло отливным течением обратно в море.


Здесь видно на фоне острова длину океанской зыби. Амплитуда очень маленькая. Такое бывает на глубине.
Прогулка по Сантандеру.

20.

Когда вошли в береговое русло, река расширилась более 100 метров. Но появились какие-то странные «борта» или "минидамбочки", плавно изгибающиеся вдоль берегов всей реки. Хотели зайти в один из маленьких заливчиков, но туда где есть глубина, не зайдешь, все сплошь заставлено моторными лодками, и нам негде встать в этих микробухтах. Зато часть лодок и даже два небольших теплохода стоят прямо в русле реки. Решаем встать так же и мы. Понятно, что на течении, которое вскоре сменится на противоположное, якориться неудобно, но сейчас надо. Среди лодочек в русле места тоже не нашли, и пришлось подняться несколько выше по реке. Миновали 3 парусные яхты, значит все правильно, парусники стоят здесь в русле, жаль, что рядом с ними тоже нет места. Зашли выше обоих теплоходов, там свободное место было. Долго выбирали место для якорей. Решили вставать на два якоря, - один с носа, другой с кормы. Я так уже много раз вставал на Волге и на Дону.

Пока укладывали оба якоря, пошло отливное течение. Оно не сильное, мы ужинаем и смотрим, как осушаются низины за «бортами» речки. Эта картина нас забавляет — широкие разливы, куда мы собирались было зайти для ночной стоянки, уже все без воды, значит, мы правильно выбрали место. Огорчает, лишь, что времени еще мало прошло, а отливное течение уже развило приличную скорость, порядка 4-х узлов. А ведь еще и половины отлива не прошло, течение должно еще усилиться! Как бы не стянуло наши якоря на такой стремнине. Внимательно вглядываемся в береговые ориентиры, чтобы заметить возможные подвижки лодки. А по реке поплыл всяческий мусор — трава, кусты и даже деревья, явно в горах прошел сильный ливень, который добавил воды и теперь вместе с отливом мутным потоком сметает на своем пути все, что плохо закреплено. Мы пока стоим, держимся, но нет, похоже, потянуло. Точно, якорь стягивает, причем все больше и больше.

Срочно запускаем дизель. Пока завелись и дали ход, лодку стянуло уже так сильно, что поставило почти поперек реки и теперь течение давит нам в борт! Пытаемся с помощью дизеля держать лодку носом против течения. Некоторое время получается, но потом носовой якорь сдвигается еще дальше назад и лодка уже не в состоянии вывернуть в нужное положение. Нас ставит бортом поперек течения на двух якорях и тянет вниз! Что же делать? Вдруг, мы приостановились и застабилизировались. Это лучше, но надо разбираться в ситуации. А тут еще солнце садится, становится темно. Плохо видно, что делается вокруг нас.

Осмотревшись в сгущающихся сумерках, замечаем, что лодка боком налезла на носовой швартов теплохода, который мы обошли ранее. Это швартов к ее якорю и этот якорь держит надежно, хорошо. Как бы не ободрать борт лодки об эту якорную цепь. А цепи оказывается, нет, — швартов из синтетического троса. Висим в такой странной позе на течении, скоростью уже порядка 6 узлов, и никак не можем придумать, как выпутаться из этого положения.

Первая мысль — дать ход двигателем и сойти с якорного троса этого теплохода, а потом уж перезадать якоря. Тут же образно представляю себе как я обрубаю своим винтом синтетический трос и этот теплоход освободившись от носового якоря, срывается с кормового и проходит по реке в море. А теплоход совсем не маленький, метров 30 длиной, и у него на палубе стоит сухопутный экскаватор среднего размера. Попутно он своим корпусом сгребает в русле штук 20-30 малых лодок и второй теплоход с якорей и все это выкидывает в море на прибрежные скалы! В городке, а потом и во всей Испании паника — русские диверсанты разорили всю экономику страны и заодно остального Евросоюза! Поймать злоумышленников и придать суду инквизиции! Казнь обязательно применить наиболее изощренную, а начать следует с пыток, ранее столь любимых в этой стране. Для начала надеть ему «испанские сапоги», чтобы не топтал священную землю Испании. А уже потом четвертовать и подвесить на крюк как хамон! Чтобы все знали, как вставать на якорь в испанских горных речках.

Ужас от сознания такой близкой перспективы заставляет шевелиться волосы на моей голове и других частях тела, — волевым решением решаю отказаться от применения двигателя в данной катастрофической обстановке. Но мы не перестаем искать способы ухода с этого неудобного места. Конечно, если дождаться прилива, то вода пойдет впять и снимет нас с якорного троса. А если к тому времени, мы и без нашего гребного винта перетрем трос теплохода? Общими усилиями, методом мозговой атаки нашли способ сойти с троса. Перезадали трос кормового якоря через носовую утку и потихонечку, с помощью шкотовой лебедки начали тянуть. Дизель, конечно, снова завели на случай, если понадобится отгребать в сторону, когда сойдем с троса. Нас ведь тогда может затянуть под крутой нос теплохода, где перевернет и всех утопит! (Кто ходил на байдарках, знает как это происходит.)

Пока мы так трепетали и искали способы спасения, отлив уже, похоже, прошел середину и течение начало замедляться. Стянули лодку с троса теплохода, благополучно отползли от него в сторону и встали на якоря! Облегчение! Перспектива примерить испанские сапоги с последующим четвертованием и подвешиванием меня частями на железные крюки, отходит в сторону. Можно бы уже начать ликовать, но рано. Слезая с троса теплохода, мы в темноте каким-то образом умудрились зацепить наш трос от кормового якоря, и его пришлось отпустить. Жалко, трос хороший, новый, крепкий. Старпом решил совершить подвиг — подплыть к теплоходу на надувнушке и спасти упущенный трос. Мысль хорошая, но спешить не надо, лучше еще подождать, когда течение совсем стихнет. Так и порешили, а пока можно немного отдохнуть и подготовить лодку к плаванию.

Когда течение почти остановилось, Максим поплыл в темноту, а я его подстраховывал, находясь на борту мотосейлера. Эта спасательная операция тоже прошла успешно и трос был возвращен к всеобщему удовольствию экипажа. Вот теперь, действительно можно расслабиться и немного отдохнуть. Хорошо, я имею в запасе винное успокоительное лекарство, а то не знаю, как бы смог возвратиться «в себя». Конечно, позволяю себе лишь малую толику чудодейственного средства, опасности еще остались, хотя и не столь значительные.

Закончили мы наши якорные приключения в испанской горной речке только к 2-м часам ночи. Укладываемся спать, считаю, опасности сейчас уже нет, приливное течение не может быть сильным, а к следующему отливу, мы проснемся и уйдем отсюда. Размышляю о своей замечательной лодочке Колвике Ватсоне 28. Ведь, будь на нашем месте легкая лодка, да, с развитым килем, не знаю, как она смогла бы перенести такое испытание боковым течением! Много случаев уже было, когда легкие лодки, наваливает боком на препятствие и течением их переворачивает (особенно часто это бывает с байдарками), к сожалению, в таких случаях бывают жертвы. А мой 6-ти тонный Колвик выдержал и стойко перенес такое серьезное испытание. Все-таки надежную лодку я себе приобрел, вездеход! И как положено вездеходам, он нетороплив. Ну, и пусть, зато и парусник, и вездеход, и хорош для проживания, при своих малых размерах. Засыпаю счастливым, сознавая, что обладаю такой крепкой и выносливой лодкой, прощающей ошибки шкипера.

Мы, конечно, не для обжорства в море ходим. Налопаться можно и дома. А почему бы не совместить два и более приятных занятий?

Это, когда на недельку удается вырваться из офисов, тогда не успеваешь на фоне прелести морей вспомнить о других удовольствиях. А при длительных вояжах, уже на второй неделе, начинают появляться мысли о вкусное еде, питье и подругах. Ничто человеческое морякам не чуждо! Даже наоборот, после морских рискованных приключений, особенно хочется насладится земным счастьем! На счет испанского вина, Вы, коллеги, меня искушаете. Люблю винца попить, но без фанатизма. Однако, до ценников 50 Евро за бутылку еще не дорос. Я на такие деньги вполне счастливо проживаю до двух недель!

К тому же, будучи ранее а Италии (по работе), меня, как представителя фирмы, поили дорогими винами. А я так и не понял прелести в этих винах. Но там же усвоил простую истину, что ЖИВОЕ (из бочки) вино обладает особым вкусом! (Надо понимать, что можно вляпаться и в прокисшее). Поэтому, еще в Италии периодически смущал местных коллег, - в дорогих ресторанах просил себе бочкового вина. А это вино, обычно, самое дешевое и в престижных ресторанах его не держат.

Конечно, линия Кьянти (Италия) очень хороша! Но надо слишком много выпить вина, чтобы научиться его ценить. То есть различать без этикетки. А я пока еще с трудом отличаю итальянские вина от французких. Линию Бордо обычно узнаю. Теперь, вот, стажируюсь на испанских винах — нравится.

Это я к тому, что давайте встречаться на лодках! На своей в трюмах держу красное столовое в пакетах, - так практичнее. Но от вина гостей/коллег, отказываться точно не буду! И на ценник бутылки смотреть не собираюсь!


С одной стороны стена бетонная и рифы, а с другой мель с прибойной волной. Неуютно здесь проходить.


21.

Утром с начинающимся отливом по высокой воде выходим в море. Без проблем снимаемся с якорей. Светит ласковое солнышко. Нет никакого тумана, течение не мешает, и зыбь из океана приходит совсем небольшая. И чего мы вчера пыхтели, кряхтели? Вот ведь, все прекрасно видно, и речка даже кажется шире, хотя судовой ход такой же узкий как был вчера. И вешки-буйки стоят на выходе за бетонной стеной, и сама эта стена прекрасно видна в бурунах приходящей с моря волны. Да, хорошо знать заранее, куда и как входить, и желательно при хорошей видимости. Опыт великое дело! Тогда мореплавание становится почти безопасным. Но… кто-то ведь должен быть первым. Им, первопроходцам, конечно, опаснее жить, зато интереснее! Ни с чем не сравнить удовольствия от завоеванных в тяжких трудах и опасностях побед! И пусть эти наши победы совсем маленькие по сравнению с деяниями Нельсона и Наполеона. Зато это наши личные победы и приключения! И никто у нас этого не отнимет!

Что-то меня, престарелого тихого пенсионера, «понесло». Риск это самостоятельный выбор каждого шкипера и я не стремился к этим приключениям. Они сами меня поймали. Считаю, что предусмотрел все от меня зависящее, чтобы этих приключений не было. Но я впервые в этих водах, а в лоциях не пишут обо всех возможных опасностях в горных речках Испании. Теперь буду знать! Чтобы я еще раз зашел в горные речки огороженные «забором» по своему руслу! Ни за что!

В море опять штиль. Топливо имеется, и мы идем на моторе вдоль берега на запад. Берега, как и вчера красивы, море тем более. Зыбь порядка 1,5 метров высотой, но длинная и пологая.

Наметил заход в Ribadesella. Дистанция великовата 60 миль, но здесь к Западу от Сантандера, испанский берег очень неуютный для крейсеристов. Высокие горы подступают к самой воде и мало мест с приемлемой для нас стоянкой. Вчерашний опыт заставляет меня еще тщательнее выбирать пункты захода. В Ribadesella тоже речка, вытекающая из горной долины, но там гораздо шире, с обширной лагуной и якорной стоянкой. Лоция Имрей, рекомендует ее как хорошую. Но на входе бар. Это тоже неприятность, поэтому тщательнее рассчитываю время подхода в высокую воду. Если не успеем вовремя, то не пойду рисковать, останемся в море. Но в море ночевать не охота. За целый день наслушались дизеля вволю и перспектива продолжения этой «симфонии» на всю ночь совершенно не увлекает. А болтаться в штилевой зыби на одном месте тоже нет никакого желания. Потому, держим скорость не меньше 5-ти узлов, чтобы прийти вовремя. Хорошо, сейчас высокая вода практически перед заходом солнца — удобно.

После 12-ти часового перехода, наконец, подходим. У входа высокая гора и вход в реку как раз за ней. Приближаемся. Там как раз неприятный речной бар. Я первый раз попадаю в настоящий бар, где для меня имеется реальная опасность. Иду, ориентируясь по С-МАР, там показаны глубины. Но эхолот показывает меньше, чем обещает С-МАР. Смещаюсь в сторону, выискивая, где поглубже. Не было бы зыби с океана, не было бы и проблем. А так доехал до глубины 2,2 метра, при своей осадке 1,2 и это на зыби, которая доходит на баре до 3-х метров. Страшновато. Готов повернуть назад, если будет проглядывать дно или появятся гребни на волнах. Но меньше 2-х метров эхолот не показывал и дна не видно, к тому же везде песок, а у меня мотосейлер с длинной килевой балкой по всему днищу.

Такой киль, даже если и чиркнет по песку, то это почти не страшно, по крайней мере, не катастрофа. Что здесь может случиться с кинжальным килем на яхте, не знаю. Гребни на волнах с накатом тоже есть, но они в стороне, где обозначены меньшие глубины, значит все правильно, мы проходим в нужном месте. У нас имеется только стоячая волна от скалы слева, но эти волны невелики и не опасны для нас. Хорошо, что бар не длинный, речка маленькая, и мы быстро его проходим, не успев как следует испугаться. А за баром сразу глубины в 5-7 метров и спокойное встречное течение, начинающегося отлива. Все страхи позади и проблем больше нет. Речка достаточно широкая для нас, больше 150 метров. Через полмили заходим на плес, там обозначены якорные стоянки и маленькая марина.

Думаем, где встать. Решаем причалить в марине. Но там никого нет, никто нам не помогает и никак себя не проявляет. Нашли сами местечко с краю. Пришвартовались. Вовремя, а то отливное течение уже усиливается, не до такой скорости как во вчерашней речке, но тоже вполне ощутимо. Пошли искать офис, оказывается мы под замком. Единственная калитка в железном заборе закрыта, и мы не можем ни пройти в санузел, ни выйти в город. Походив, посмотрев по сторонам, замечаю, что к причалу подходит местный испанец на своей моторке, помог ему пришвартоваться, он удивлен завидев меня (не похож я на испанца ) и благодарен за помощь. Но видно, что он привык все делать сам, швартовщики здесь отсутствуют. Спрашиваю, как пройти в офис и в город. Он слаб в английском, но понял о чем речь и дает мне понять, что все будет только утром. Я спрашиваю, сколько стоит наша стоянка здесь, отвечает, раз мы только что пришли, то до утра бесплатно, но без сервиса.

Жаль, городок симпатичный, курортный, с магазинами и ресторанами на набережной, хотели прогуляться и посетить санузел. Но даже по очереди мы выйти не сможем — калитка и изнутри открывается тоже только электронным ключом. Значит, опять стоим бесплатно и утром уходим. Сервиса нет, а мы лишь привязались, никуда не подключаясь. Даже подумываем, переставиться на якорь на 20 метров в сторону, здесь это удобно и безопасно рядом с мариной на песочной отмели, но потом решаем не заморачиваться глупыми формальностями и остаемся у крайнего причала.


Вот за эту горку надо завернуть.

Как заехали за скалу, так сразу тишина.


22.

На рассвете я проснулся, завел дизель, а Максим отвязал лодку. Мы ушли в море, без проблем миновав бар с попутным течением по высокой воде. Сегодня идем в Gijon. Протарахтели по зыби в штилевом море часов 6. Не спешили, шли 4 узла, на такой скорости лодка идет совсем мягко и плавно, создается впечатление, что экономично. Все равно пришли в намеченную марину Gijon очень рано. Но мы хотели зайти в цивилизацию, поэтому сегодня не «упирались» долгим маршрутом.

Пока спокойно и неторопливо ехали по морю, я изучал карты, лоции и размышлял о проблемах словесности. Как произносить название города Gijon? По своей «крутой» английской грамотности, я сначала читал это как «Гижон», потом засомневался и подумал, а вдруг правильнее «Джийон». Но сомнения меня не оставляли, ведь испанское слово «Хамон» пишется как «Jamon» или даже «Jamуn», это мы узнали еще в Сантандере. Похоже, одинаковые латинские буквы в разных европейских языках имеют разное звучание.

Впервые сталкиваюсь с испанским языком, поэтому прошу меня извинить. Пока плаваешь по морям, столько всего наслушаешься, голова опухнет, если пытаться выучить-освоить все что имеется на берегах. Решил поискать на картах, как же по-русски пишется название города Gijon. Нашел и очень удивился! Там было написано — «Хихон». Ха-Ха-Ха! Подозреваю, что русский алфавит не совсем точно передает звучание этого испанского слова. Произношение в различных языках сильно «гуляет», но зато по-русски вполне однозначно можно читать практически любую надпись и не потребуется специальная дополнительная расшифровка.

Появилась мысль, что зря некоторые европейцы хвалятся применением латинского алфавита. Раз уже третья крупная держава, в которую мы заехали, не может без дополнительных разъяснений читать (пусть и без перевода) слова соседей, то чего же тут хорошего? Мы побывали в Англии, Франции и Испании и оказалось, что не только их устная речь резко отличается, но письменность тоже, не смотря на применение единого алфавита! В английском и французском языках лепят до четырех латинских букв подряд, чтобы описать один произносимый звук! Где же здесь совершенство? А в английской письменности вообще «мрак», применяется вторичная буквенная письменность — транскрипции, чтобы еще раз описать произношение уже написанного слова! Ужас!

Я, конечно, же, не собираюсь выяснять какой язык лучше — самый лучший язык тот, который мы впитываем с молоком матери и это естественно. Но о применяемой письменности вполне можно поразмышлять, это не от Бога, это уже сами люди «накуролесили». Ведь, применяемую в русском языке кириллицу некоторые европейцы периодически хают, как дикую и несовершенную. А ситуация, как мне показалось, в точности наоборот! Я нисколько не пытаюсь бросить хоть какую-то тень на великолепный латинский алфавит. Это замечательное создание человеческого гения, и я уже много раз видел латинские надписи двухтысячелетнего возраста, начертание букв которых, с тех пор ничуть не изменилось! Это, на мой взгляд, и есть подтверждение его совершенства. Но! Это относится к латинскому языку! А при чем тут германские языки, пусть даже и с примесью латинского? Латинский алфавит создавался на базе греческого для описания речи латинян-римлян и он, этот алфавит, прекрасно справлялся с этой задачей. Это свойство латыни роднит ее с русским языком, ведь кириллица также создавалась на основе греческого алфавита для использования в славянских языках и прекрасно с этим справляется до сих пор, обходясь без специальных транскрипций.

А средневековые королевства германских племен, в силу своей дикости разрушившие западную часть римской империи и построив свои деревни на месте мраморных дворцов, при отсутствии собственной письменности примитивно взяли латинский алфавит практически без изменений. Просто потому, что не удосужились заняться его модификацией к своей устной речи. Да, русский язык отличается от латинского. Но, опять же, в современном итальянском языке, прямом наследнике римской латыни, нет звуков, отсутствующих в русском языке! А германские языки используют множество звуков, никак не произносимых ни итальянцами, ни русскими! Именно поэтому наш «рязанский» акцент русского человека, почти неискореним при изучении языков соседей-европейцев. Напрашивается странный вывод: римляне и славяне это коренные жители Европы, исторические соседи, а германские племена всего лишь дикие варвары, приползшие из Азии портить нашу европейскую цивилизацию. На «нашей» стороне кельты (ирландцы, шотландцы, галлы и др.), потому как у них есть звук «Ы». А на стороне пришлых «азиятов» (англичан, скандинавов, немцев и отчасти французов, испанцев и др.), для полного «букета» еще и мадьяры, прямые потомки гуннов, которые еще китайцев терроризировали. И кто же в таком случае является естественным преемником-наследником великой греко-латинской культуры античной Европы? Да уж, какие только мысли не залезут в голову во время тихого движения по морю вдоль иберийского берега в сторону города Gijon. Не судите строго измышления тихого пенсионера-моряка-любителя, я пошутил.

Пока я размышлял о странностях европейской культуры и письменности, лодочка ехала-ехала и мы таки приехали. Город расположен в широком заливе. С запада раскинулись причалы большого современного порта, нам туда не надо. Мы идем в старый город. Там в старинном порту теперь находится марина. Она находится на небольшом полуострове, который и был изначальным городом, хорошо защищенном от всяческих врагов водой. Место очень живописное, со старинными каменными пирсами, причаливать к которым уже удовольствие. Подходим к гостевому причалу, а там никого нет, мы первые. Как-то это странно после вечно переполненных марин, где мы уже побывали. Закрадывается подозрение, что эта марина эксклюзивно дорогая и нам здесь не место. Но нет. С нас взяли 20 евро — умеренная цена. Другие визитеры подошли позднее, просто в этот раз мы пришли очень рано. Кстати, эта марина первая, где у нас попросили паспорта!

Ничего страшного, просто сняли ксерокопии и никаких расспросов об отсутствии у меня шенгенской визы и отсутствие открытия шенгенской визы у Максима. Даже как-то странно такое безразличие к заплывающим морякам. Мне все больше нравятся путешествия на своей лодке. Закрадывается мысль, что может быть и вовсе никаких виз самостийным капитанам-судовладельцам не надо. Но абсолютного счастья не бывает. Нам выдали электронный ключ от калитки в заборе марины и санузла под залог 20 Евро. Значит, завтра придется дожидаться открытия офиса, чтобы посетить санузел и обменять ключ на депозит. Жаль, я люблю выходить на рассвете и пораньше приходить на стоянку, Максим предпочитает наоборот.

23.

Пора в город. Заявляю, что пойду гулять один. Максим огорчается, я тоже, но нам надо побыть раздельно — эмоциональная атмосфера на борту лодки продолжает оставаться напряженной. Убегаю скорей, чтобы не передумать, считаю, что надо опробовать этот способ эмоциональной разгрузки. Поручаю Максиму вернуться из города радостным и веселым, а то он излишне огорчается нашими мелким путевыми проблемками, а я, глядя на него, тоже начинаю ворчать.

Результат раздельной прогулки получился отличным! Мы всё дальнейшее путешествие гуляли так же, не из идейных соображений, а просто потому, что так оказалось лучше для всех.

Самая главная достопримечательность города Gijon — местный сидр. Я его увидел уже через пять минут хода по городу. Его нельзя не заметить, почти во всех открытых кафе из высоко поднятых бутылок льют в бокалы что-то такое пенное, и сразу пьют, нахваливая! Понятно, что мне сразу стало любопытно, что же это там такое пенится. Хотел сразу попробовать, но решил все же предварительно углубиться в дебри города, чтобы уйти из туристической зоны. Мне всегда интереснее посмотреть, как на самом деле живут местные люди, «соль земли», а не толкаться среди праздношатающихся, тем более, что места, где принимают туристов, уж слишком похожи независимо от страны пребывания. В Gijon старинная часть города находится на маленьком полуострове, рядом с мариной, расположенной в старой гавани. Здесь же, на мой взгляд, и самые экзотические старинные узкие улочки. Поплутав немного по ним, но не заблудившись (там трудно заблудиться, все очень маленькое), я отправился в современную часть города, заодно поискать там местный пенный напиток.

Город как город, довольно большой и похожий на все европейские города, построенные в 20-м веке. Не слишком чистый и не слишком грязный — нормальный. Прошелся вдоль городского пляжа. Пляж хорош! Широкий, песчаный, омываемый океанской волной. Кое-кто купался, я не стал, не брал с собой купального костюма, да и вода холодновата. К тому же, избалованный купанием в чистейшей воде вдали от берега, я разлюбил купания в не слишком чистой прибрежной зоне.

Находившись по улицам, я нашел небольшой ресторанчик среднего уровня цен. Не то, чтобы я уж так стремился обязательно в ресторан, но то самое «что-то пенное» разливали только там, надо же было узнать, что в Gijon народ пьет. А то совсем скучно становится путешествовать, питаясь только овсяной кашей. Я и так уже всю Францию проехал, так и не вкусив экзотики тамошнего общепита. Захожу в ресторанчик и обнаруживаю, что здесь совсем не говорят по-английски (по-русски тоже), и надписи в меню тоже исключительно на испанском языке. Там такой галдеж и неразбериха, что я долго не мог придумать, куда мне прибиться. Зато там жарят мясо на живом огне в здоровенном открытом очаге. А «что-то пенное» не просто льют, подняв бутылку, как в других местах, а развлекают посетителей своим особым «высоким» искусством. Каждый официант, бегая и суетясь, приостанавливается возле высокого ведра (порядка 1,2 м) и, схватив со стола клиента бутылку, поднимает руку полностью вверх, в это же время другой рукой берет с того же стола бокал и, опустив руку в высокое ведро, наливает напиток.

Понятно, что пены и брызг вокруг полно, но ведро прикрывает публику от большей части брызг и мокрыми остаются только официанты. За какие-то секунды бокал наполняется пеной и подается клиенту, а официант уже бежит куда-то, иногда подтаскивая спецведро за собой к другому столику. Немного разобравшись в этом экзотическом бедламе, я нашел свободный столик и заземлился возле него. Изучение испанского языка по ресторанному меню ничего мне не дало. В пене пробегающие мимо официанты никакого внимания на мою персону не обращали, а, увидев, мои завлекающие знаки что-то говорили, по-испански.

Просидев некоторое время в полной прострации, я заметил возле соседнего столика господина зрелого возраста и обратился к нему. Этот отзывчивый человек, тоже не говорил на известных мне языках, но понял мои скромные желания. Он подозвал официанта и я, с помощью рук и других частей тела смог показать, что хочу пенного питья и жареного мяса. На большее меня не хватило. Да, и этого вполне хватило! Читая надписи на бутылке, я, наконец, открыл «страшную тайну» города Gijon: здесь пьют «Сидр»! Жареное мясо тоже было отличным, особенно после третьей недели кормления овсянкой. Сидр официант наливал понемногу и делал несколько подходов к каждому столику. Я, было, попробовал сам себе налить сидра без пены и, увы, вкус действительно ухудшился. Знают испанцы, как надо употреблять напитки! В результате я остался в восторге от этого экзотического ресторана. Хоть и по-бестолковому я провел дегустацию, но настроение поднялось и радостный, довольный испанской экзотикой, я пошел назад к лодке. Знакомство с Gijon мне понравилось! Можно ехать дальше!

Максим тоже с удовольствием нагулялся в раздельном порядке, он прошел раза в три-четыре больше, чем мог бы, будь я с ним. Что-то увидел, интересное для него. Покушал в городе, то, что ему нравится, без сидра и жареного мяса. В результате весь экипаж остался доволен вылазкой в город и набрался эмоциональных ресурсов для продолжения плавания.

Совершенно верно, дисциплина и единоначалие на борту любого судна должны быть!!! Я это правило еще в подмосковных прудах усвоил.

НО! Какими методами добиваться дисциплины на борту? Можно пороть каманду линьками, можно приковывать наручниками в трюме, наконец, килевание широко применяли, ну, и конечно всегда можно повесить нарушителя дисциплины на рее. На борту моей "Линосы" есть все условия для исполнения этих наказаний.

В тоже время на борту многих судов, в том числе и малых, частенько происходят бунты. При этом, порой, доходит до нервных расстройств и смертоубийства.

Своей целью, как шкипер, я ставлю прежде всего благоприятную атмосферу на борту моего судна и общую безопасность. Этого я добиваюсь, по возможности, мягкими методами (стараюсь меньше командовать), но твердо (даже жестко) обеспечиваю безопасность.

К тому же, придерживаюсь правила, что капитан я только на борту судна, а как только человек сошел на берег, он свободен!

Я специально описываю свой опыт урегулирования эмоциональной обстановки на борту, потому, что эти проблемы имеют место быть на наших лодках.

Последнее. Я разумеется, не описываю все происходившее с точностью до минуты и до жеста. Это было бы слишком скучно читать. Но я проработал яхтенным инструктором один сезон, качество моей работы давайте не будем обсуждать, а эмоциональную атмосферу на борту и безопасность, я поддерживал аналогичными методами. Большинство осталось довольными такими результатами, но, понятно, не все. Да, я уже имею некоторый опыт плавания с разными людьми и в одиночку. С разными, людьми по-разному дружу. Читаю об опыте совместных плавний, учусь. Но основное правило которого придерживаюсь, остается неизменным: "по возможности, мягкими методами (стараюсь меньше командовать), но твердо (даже жестко) обеспечиваю безопасность." Я и на суше по таким правилам живу, мне так нравится.

Хотя уже слышал упреки, что не достаточно жестко руковожу, а потом вдруг упитаюсь во что-то. ("Упираюсь" в безопасность, как я ее вижу).

24.

На следующий день опять в море. После Gijon, берег становится более низким и изрезанным. Вдоль такого берега гораздо приятнее идтиь. Красивые заливы, по берегам живописные деревеньки, перелески, островки — глаз радуется! К тому же, много возможностей для якорных стоянок, это снимает излишние опасения за безопасность. Если кому придется подходить к этим берегам с Севера, то лучше постараться не заходить в Сантандер, а сразу идти в Gijon или еще западнее. Тогда не придется проходить 100 миль вдоль скалистого берега, не имеющего хороших стоянок. Ну, а коли захочется обязательно пройти вдоль всего этого берега, то, на мой взгляд, лучше этот путь пройти сразу, одной ходкой, пусть даже и с ночным переходом.

Опять идем мотором в штилевом море. Наметил пройти 65 миль до Ribadeo. Там широкая река и хорошая якорная стоянка. Стоянка бесплатная, поэтому привлекательная для небогатых путешественников. Таких крузеристов, экономящих деньги на маринах, довольно много в Европе, причем, часто они ходят на довольно больших и дорогих лодках. Для европейцев, экономный человек — уважаемый человек. Вся европейская цивилизация, и, прежде всего северные страны, строили свою национальную культуру на экономии ресурсов и уважение к труду. Именно там появился и прижился протестантизм, религия скромности и трудолюбия. Даже роскошная Франция, покончив с феодализмом, стала очень прижимистой и экономит теперь с фанатическим упорством. Своих протестантов, называемых гугенотами или кальвинистами, французы покрошили, ославив себя резней в Варфоломеевскую ночь. А те, что остались живыми, драпанули в Швейцарию и северную Америку, и теперь там неплохо живут. Вот и я, пожив в Англии, проникся уважением к экономному английскому образу жизни, а экономная до крохоборства Франция только подтвердила мои устремления к европейскому стилю жизни. Даже странно как-то получается, чем экономнее страна, тем богаче она живет — парадокс! Едем экономить на стоянке. (Может быть тоже разбогатеем… со временем).

Приключений в этот раз не было. И это прекрасно! Я уже «наелся» адреналина и теперь предпочитаю по вечерам расслабляться со стаканчиком испанского вина, лечу нервы и просто радуюсь жизни. Мы зашли в широкий спокойный залив и встали у его восточного края на якорь. Позже подошла еще одна странствующая яхта и заякорилась невдалеке. В случае усиления ветра от северо-запада, прикинул возможность прохода в русло реки, где можно будет спрятаться от шторма. Но ночью все было тихо и мы спокойно выспались.

С утра подул долгожданный попутный ветер. Не сильный, но свои 3-4 узла мы делаем. Берег теперь хороший для яхтинга, за дневной переход в 35 миль прошли мимо двух хороших якорных стоянок. Приятно плавать, когда знаешь, куда можно спрятаться от стихии в случае каких-либо обострений погоды или возникновения неполадок в лодке и экипаже. Ходить так спокойно и размеренно очень полезно — расслабляемся и копим силы для длинного пути. Несколько огорчает малая скорость, могли бы и 5-6 узлов развивать, но тогда пришлось бы мотор крутить. Ничего, пусть скорость немного медленнее, зато удовольствие от парусного плавания компенсирует потери времени.

Но совсем расслабляться море нам не дает. Раз подул ветер, то и волна пришла. Ветер в порывах до 20 узлов досвистывает, и разогнал попутную волну 1-2 метра. Подошла океанская боковая зыбь от далеких штормов, она побольше - 4-5 метров. Ничего страшного по отдельности, но эти волны иной раз складываются до 6 метров и такой волной, да с гребнем сверху, ка-а-ак шарахнет. Тогда и лодку кренит градусов на 30-40 и захлестывает вода на палубу. Но мы идем, и Максим даже рад таким ходам, ему так веселее, больше похоже на приключения.

Хуже с кормлением — готовкой еды на таких забавных кренах. Максим рассказывает, что на катамаранах так не качает. Он хочет сделать себе катамаран. А я и не возражаю, пусть будет катамаран. Но оного сейчас нет, и когда будет не известно. Максим пока только проектирует и рисует свою мечту. Думаю, что будь я шкипером катамарана, при таких сложных пересекающихся волнах, меня волновала бы пространственная прочность конструкции. Несколько лет назад у меня был складной катамаранчик «Альбатрос», на котором я хаживал по водам России. У того маленького катамаранчика, конструкция была такова, что на волне весь его каркас изгибался, и часть конструкции допускала вращение. Вот он и огибал волны всем своим «телом», потому и нагрузки на конструкцию были невелики. А на большой жесткий катамаран, при соизмеримой с ним волной, действуют страшные разламывающие силы, и я бы был озабочен этим.

А сейчас мы сидим почти что в «яйце», ну что с ним будет? Болтает-крутит, это моё «яйцо» конечно, жутко, и это утомляет. Но, чтобы сильно не качало, лучше сидеть дома на диване. Так что приходится выбирать: или тишина-покой на диване, или всяческие неудобства и риски, но в море. Каждый сам себе выбирает свой жизненный путь. Для себя, я в глубине души мечтаю ходить при свежем попутном ветре, но при этом, без волны, жаль, что в море так не бывает.

На волне продолжаем готовить жареную картошку. Открылся еще один момент притирки наших характеров: картошку жарим напополам! То есть оказалось, что мне не нравится лук в ней, а старпому без лука. Проблема! Вполне решаемая: лук теперь кладется только на одну половину сковородки и все довольны! А лук я ем сырым, мне так больше подходит.

Обнаружилось меню нашего «классического» ужина. Максим любит омлет и частенько жарит его, а я варю яйца всмятку. Так мы радуем друг друга некоторым разнообразием в еде. А еще я за ужином принимаю лекарств — антидепрессант, стаканчик вина. От этого мое настроение всегда улучшается. Максим долго молча, осуждающе смотрел на эту мою «народную медицину» и последствия лечения, и, наконец, решил тоже рискнуть. Налил я ему пол стаканчика, и ничего страшного не произошло, даже наоборот, Максим немного повеселел. Он потом почти всегда «принимал» по полстаканчика, а я иногда и побольше, - каждый сам выбирает дозу необходимого для здоровья лекарства. Главное, не надо увлекаться таким лечением, любое лекарство может принести вред, если дозировка неправильно выбрана.

Попутно выяснились еще мелкие нюансы личного кормления. Мы даже утренний поридж (овсянку) готовим по-разному. Максим предпочитает ее варить с молоком, а я только завариваю водой-кипятком. Это, конечно, маленькая проблемка, но зато снялась еще одна малюсенькая, неувязка во взаимоотношениях.

У нас определилось еще и разделение поварских способностей. Я варю рис и макароны (научился этому в Италии), а Максим делает салаты. Вечером он пьет чай, а я какао.

Все это мелочи. Да, но когда подобные неприятные мелочи начинают накапливаться в головах экипажа, то впоследствие они могут стать причиной серьезного конфликта. Зачем нам эти сложности? А проблема, в сущности, не стоит выеденного яйца, лучше эти мелкие нюансы заранее закрывать, не стесняясь, и тогда они не будут отравлять жизнь на борту лодки. Думаю, что при длительном совместном плавании, надо постоянно «закрывать» возникающие вопросы, а не оставлять их на потом, надеясь, что они рассосутся сами собой.

Так мы шли на запад, приближаясь к вожделенной Ла-Корунье. В тот день я не рассчитывал точную точку захода. Вышли не рано, идем по ветру и полно мест для ночной якорной стоянки. Плавание проходит «по реальной погоде», или по настроению шкипера. Укрытий достаточно для коррекции штурманских планов. Приближаемся к мысу De Bares, а волны растут все выше и выше. Я наверняка знаю, что возле мысов всегда и качает сильнее, и ветер крутит, а чем мыс выше и «острее», тем сильнее проявляется эта тенденция. Этот мыс очень даже крутой. А «перевалив через него», нам придется идти еще 10 миль до следующей приличной бухты. Ну и чего ломиться, тем более, что сегодня до Ла-Коруньи все равно не дойдем, и остается как раз еще один дневной переход. А тут еще со стороны океана подходит большой грузовой теплоход и встает в соседний залив на якорь. Может, он просто к месту пришел, и будет здесь ждать своей очереди на разгрузку. А может, он укрывается в этом защищенном заливе от приближающегося шторма. Хорошая Морская Практика говорит: «считайте опасность ближе, чем она, кажется»!

Стало быть, ожидаем приход шторма. Рядом с мысом обозначена якорная стоянка в заливе Barqueiro. Решаю идти туда в маленький заливчик возле деревеньки? называемой, так же как и мыс, de Bares. Там должно быть тихо и спокойно, окружающие горы защитят нас от ветра и волн, а в случае изменения погоды можно спрятаться в портах залива Barqueiro. Идем туда. Там и катерок какой-то уже стоит. В компании всегда стоять спокойнее, означает, что не ты один такой балбес выбрал это место, а нас таких несколько.

По мере приближения к назначенной стоянке, волна успокаивается, что особенно приятно: будем спать спокойно. Попутно выясняю, что положение островка, который мы обходим маленьким проливчиком, не соответствует нашим С-МАР картам. Уже который раз убеждаюсь, что в Испании наши карты привирают. Старпом с этим не соглашается, говорит, что у нашего местного корабельного шкипера некудышний глазомер, дескать, электроника ошибаться не может. Остаемся при своих мнениях.

Вот и стояночка. Вот и катер стоит на якоре. Мы подходим и встаем невдалеке. Волна совсем стихла и мы расслабляемся. Оказалось, поспешили! Катер-то костгарда! Мы, конечно, уже «сдаемся» и не пытаемся сбежать, тем более, что все наши флаги прекрасно видны, и кормовой американский, и российский сюрприз под левой краспицей и приветственный испанский под правой. Сами вляпались, — бывает. Знал бы заранее, нашел бы себе другое место для стоянки. Теперь поздно, остаемся на милость безусловного победителя. Руки пока не поднимаем и карманы не выворачиваем, ждем продолжения событий. А страшный костгард тем временем снимается с якоря и уходит. «Пронесло»! Не-а! Они хитрые, провоцируют нас на противоправные действия (а может, и нет ). Ждут когда лохи-контрабандисты (то есть мы), достанут свои наркотики, оружие и прочее запрещенное к ввозу и начнут сношения с береговыми соучастниками. Мы почти так и поступили: начали готовить ужин. Отойдя на милю в сторону, катер останавливается и спускает РиБ. Все понятно, едут «по наши души». Я их встречаю с радостной физиономией (уже успел расслабиться стаканчиком винца ) и настойчиво приглашаю к себе на борт. Завидев, отсутствие страха на наших лицах и такое радостное отношение к себе, костгард понимает, что здесь они ничего интересного не найдут и уже совершенно не хотят перелезать из своей «жидкой скорлупки» на борт моего «гигантского» корабля. Но они выполняют свой долг, а потому должны проверить наши бумаги. Из-за их лени (хорошие люди), документы пришлось передавать им в лодку поштучно, а я постоянно повторял по-английски, что это очень важные бумаги и снова предлагал им подняться на борт. Пытался даже соблазнить их вином, но, завидев мои пакеты с самым дешевым испанским вином, гордые кабальеро, решили, что это им не интересно. Порасспросив нас: кто такие, на чем, откуда и куда, испанцы уехали. Расставались мы с улыбками! Жаль, только своим черным бортом их РиБ попачкал мой белый борт. (А английский РиБ был не пачкающий ).

На этом приключения того дня закончились, и мы, поужинав, заснули в этом красивом месте, а чуть заметная волна нас укачивала, как в колыбельке.


К мысу de Bares, на рандеву с испанским костгардом.

25.

Утром меня разбудили рыбаки, которые проходили мимо нас на рыбалку и пускали большую волну. Теперь намечен переход в 30 миль до Ла-Коруньи. Надо туда дойти поскорее, в конце этого маршрута ценный приз — столица пересекающих Бискай яхтсменов!

Снимались с якоря в тишине; ни волны, ни ветра. А как начали к мысу подбираться, всего-то пару миль прошли, так откуда все взялось! Волна ветровая 2-х метровая на 4-х метровую зыбь наложилась и опять начала нас болтать как щепку в весеннем ручейке. Ветер узлов 15 подул, хороший попутный. А у самого мыса, вдобавок отраженные волны появились, и такая круговерть началась! У-У-у! Полнейшая неразбериха, болтает во всех направлениях, не пойму каким курсом их «сглаживать». Но идем, ничего особо опасного не вижу, однако, неприятно. Настолько, что старпому, который как обычно после отхода досыпать пошел, не удалось досмотреть свои сны, и он прокатавшись часок по койке, пришел в рубку посмотреть кто такие волны напустил, и главное откуда. Ведь только что было совсем тихо. Перед самым «кончиком» мыса, где толкаются самые неправильные волны, полно рыбаков на самых разных лодках. Наверное, там рыбы много! Их там штук 30 на якорях болтается. Идем сквозь «строй» катеров и лодок (иногда, совсем малюсеньких индивидуальных), а я в душе тихо радуюсь. Лодки у них не намного больше моей, а то поменьше, и качает их всех волной пуще меня. Значит, правильная моя лодка! Значит, все рыбацкие лодки как скорлупки «пляшут» на волне. А у меня лодка тоже почти рыбацкая, только внутри жилая. А раз так, значит надежная, рыбаки ведь в жуткие ветра и волны ходят по морю и успешно возвращаются (почти всегда). Значит, и мне надо познавать возможности моей лодки и правильно ими пользоваться. А что качает нас, так к этому надо просто привыкнуть, хотя, конечно, неудобно.

Ветер в тот день дул свежий, но не слишком. После обеда раздуло узлов 20, но когда от мыса отошли, особых порывов уже не было. Ехали на парусах, хорошо. Поставили стаксель и бизань, это нам давало 5 узлов, для моего Колвика на волне 6 метров, считаю вполне достаточно. Постановка грота в таких условиях дает прирост скорости в 1 узел. Но при этом появляется заметный ветровой крен, и когда этот крен складывается с волновым, суммарный опять доходит до 40 градусов, неприятно. А спешки особой нет, и управляемость лодкой на волне при скоростях больше 5 узлов ухудшается, зачем в таком случае торопиться.

Обогнув мыс «de Bares», мы приобретаем новое удовольствие: снова смещаемся к Югу, и наша широта сокращается ежеминутно. Пустячок, а приятно. Второе появившееся удовольствие, это бьющие о береговые скалы океанские волны. Теперь они подходят к берегу под таким углом, что часто видно на скалах вздымающиеся пенные «султаны» метров по 20 высотой. Красиво! Но почему-то я стараюсь отойти подальше от этих красот. Как представлю свою любимую лодочку на тех же скалах, разбиваемую теми же волнами, так сразу руль сам поворачивается в сторону от берега. Конечно, мы успешно идем на парусах, а в резерве еще и дизель имеем, но… Хорошая Морская Практика говорит… и т.д.

Мы идем в 3-5 милях от берега и эти белые «взрывы» очень хорошо видны. В местах постоянного белого прибоя, висит водяной туман из мелких брызг. Жутко смотреть на это представление, но интересно. Сравниваем, в каких местах брызги взлетают выше, и вычисляем их высоту по близлежащим предметам.

Насмотревшись вдоволь на страсти прибойной «кипящей» воды, повыгоняв трусливую часть души «из пяток», с удовольствием поворачиваю в залив Ла-Коруньи. Залив довольно большой и волны там тоже кипят на каменных мысах, но близость гавани со спокойной стоянкой успокаивает и вселяет надежду на скорый отдых. Расслабляться, однако, рано. Ветер в заливе еще посвежел, волна стала попутной, и курс мы сменили с галфвинда-бакштага, до фордевинда. Хорошо, что не ставили грот, с ним сейчас бы «накувыркались» вдоволь на таком сильном ветру и волне. Пришлось бы лезть на палубу, на крышу каюты и даже рубки, и уже там, на высоте, раскачиваясь, увязывать его. Конечно, в подобных случаях мы всегда пользуемся страховочными поясами, но все равно, работать с гротом на волнении весьма затруднительно.

Думаю, что и на грот надо тоже какую-нибудь закрутку приспособить, для полного счастья. А со стакселем и бизанью, у меня на лодке проблем нет. После того, как отладил проводку закрутки стакселя в кокпит и привел бизань в порядок, все работы с этими парусами делаются из кокпита. При сильном волнении, и там тоже пристегиваемся, на всякий случай. Но закрутка работает исправно, а бизань-парус, хоть и не имеет облегчающих приспособлений, но его площадь менее 10 кв. метров, поэтому проблем не возникает. Мы бизань на не сильных попутных ветрах иногда даже без приведения лодки к ветру, ставим и снимаем. Маленький парус — маленькие проблемы! Жаль, только и скорость лодки от этого, тоже маленькая.

Идем дальше в залив. Замечаю, что теперь на попутной волне и курсе фордевинд, корму с бизанью стало сильно заносить и приходится долго возвращать лодку на нужный курс. Явно бизань мешает. Это очень удобный парус, я с ним впервые работаю, и остался доволен. На галфвинде он прекрасно дополняет стаксель, смещая центр парусности в корму, и лодка в таких случаях идет устойчивее, лучше управляется. А сейчас на фордевинде, лодку так заворачивает при сходе с волны, что уже не только бизань начинает хлопать, но даже стаксель. Чтобы в таких случаях не перебрасывало бизань гик, сделал простейшую завал-таль из свободных концов его же шкота. Это временное решение, а получилось так хорошо, что теперь не собираюсь что-то еще туда добавлять.

Все же бизань спускаем. Скорость почти не снизилась, а управляться лодка стала лучше. Теперь попутный ветер надувая стаксель, сам доворачивает нос лодки в нужную сторону.

 

Некоторое время спустя, в сужающемся заливе волна становится еще выше и ветер еще сильнее задувает. Лодка опять сильно раскачивается, и углы крена достигают 40 градусов. А почему бы не подкрутить стаксель, еще уменьшить парусность? Очень хорошо. Лодка опять уверенно управляется, и мы спокойно идем дальше. А невдалеке на яхточке размером с нашу, уже снимают все паруса, а ведь только что они лихо рассекали в пене брызг на полном гроте и генуе. Теперь поехали мотором. Конечно, только капитан выбирает способы управления своим судном. И если на борту все живы и здоровы, а материальная часть цела и невредима, - он полностью прав! Но я сторонник плавного сокращения парусности. Мне так больше нравится. Вот и сейчас, по сравнению с лодкой убравшей паруса, мы еще мили 3 шли, используя ветер. И скорость наша была не меньше 5 узлов. Можно было и немного побыстрее, но я не люблю на этой лодке ходить быстрее 5 узлов при сильном волнении, - управляемость заметно ухудшается.

В самой глубине залива Ла-Корунья его перегораживает волнолом, за ним собственно порт, нам туда. Подходим. А навстречу в лавировку идут штук 15 яхт — гонка. Лодки серьезные, метров по 15 длиной. Идут красиво! Отлично стоят дорогие паруса, носами лодки врубаются в волну, окатывающую их до средины корпуса. Прекрасное зрелище! Стараюсь им не мешать в их трудной борьбе, пусть гоняются им и так не легко. Экипаж в непромах посажен на наветренный борт и их постоянно окатывает морской водой! Романтика! Это весело в первое время, но лодки идут в ночь в штормовое море. Правда, шторм не сильный и ветер к ночи должен стихать. Но все же, мне сидящему в уютной сухой рубке, практически без одежды, трудно понять прелести таких гонок для команды откренивателей. Ну, я могу понять, шкипера-рулевого, он реально с кем-то соревнуется, штурман-тактик, тоже (хотя эту работу можно делать и дистанционно, сидя дома на диване), у них полно соперников и есть азарт борьбы. А в чем состоит азарт и увлекательность для вывесившегося за борт живого балласта, долгие часы сидящего в неудобных позах в мокрой одежде? Никак не могу этого понять. Мне однажды случилось поработать живым балластом на многодневной крейсерской гонке в Онежском озере. Никакого удовольствия, я от этого не получил, даже наоборот. Мы проходили мимо красивейших мест, но не могли даже приблизиться, спешили к финишу. А когда заштилело, то мне не разрешили купаться — правила гонки не позволяют. На поворотных знаках, сидящие в лодках переругивались самыми непотребными словами, которые я до сих пор все еще не выучил. Потом еще и на нашей яхте переругались, даже меня «тихого» вовлекли в свои дебаты. Не гонщик я оказался! Люблю путешествовать по незнакомым местам, в этом моё счастье и удовольствие от плавания. Риск в плаваниях, я сам себе устанавливаю в допустимых дозах, и стараюсь делать это осознанно, без сводящего с ума азарта, как это часто бывает в гонках. Но каждый выбирает сам себе счастье, и я продолжаю с уважением относиться к людям, принимающим участие в таких рискованных гонках. Даже «болею» за них немного.

Вот и сейчас, пропустив с сочувствием лихих гонщиков, уходящих в штормовое ночное море, (им ведь бедолагам сейчас придется долго еще рубиться в лавировку в узком заливе, прижимаясь к бушующему у скал прибою), мы, спокойно обогнув край мола, со сменой галса на фордевинде, втягиваемся в тихую гавань. Уже огромное удовольствие! Волны остались за каменной стеной, и ветер оказывается, уже не так уж и свищет. Субъективно, без волны, ветер воспринимается менее опасным, а значит и менее сильным. Последнюю милю до марины, расположенной прямо за дамбой, проходим неторопясь, спокойно осматриваясь и решая, куда нам идти. Здесь две марины, - старая в самом городе и новая, сразу за дамбой. Мы пошли в новую, которая за дамбой, и оказались правы. Вторая марина, расположена в старой городской гавани, стоять там приходится практически на улицах города и прохожие с любопытством и, порой, с усмешками и «ценными» советами, поглядывают на вас сверху. Мне так не нравится, предпочитаю некоторую закрытость в своей лодке-доме.

Тем временем, лодка подходит к выбранной нами марине. Запускаем дизель, скручиваем стаксель. Рядом с этой мариной прекрасная якорная стоянка, на которой можно стоять бесплатно, там уже стоят яхты - экономят. Яхты явно не бедные, но европейцы не упускают случая сэкономить, если это соответствует их планам, и делают безо всякого опасения потерять свой престиж. Мы в этот раз идем внутрь, - у нас много дел в городе. Марина не дорогая, с моей маленькой лодочки взяли всего 20 Евро. Маринеры встретили нас на причале у входа и показали место, куда нам встать. Это всегда приятно, а то иной раз приходится долго выискивать место швартовки, а потом бывает и переставляться, если занял чье-то место. Марина новая, чистая, просторная, очень понравился душ. Мы оформились и пошли гулять в город.


От мыса «de Bares» в Ла-Корунью.


26.

Снова идем на сушу раздельно, Максиму уже понравился такой стиль жизни и он доволен.

Город довольно большой, со своеобразной красотой. Есть и старинные кварталы рядом со старой гаванью, есть и современные. Город имеет «морской фасад»: на берегу моря, на мысе стоит большой старинный маяк, который как монумент-памятник украшает прилегающие пространства. Эти территории осваиваются сравнительно недавно, похоже, раньше люди не стремились там жить из-за сильных ветров с океана, но построили тюрьму. Теперь эта тюрьма уже не содержит «постояльцев», ее во что-то перестраивают, но решетки с окон пока не снимают. Теперь в этой части города зона отдыха. Народ или просто прогуливается или развлекается на спортивных площадках. Любопытствующие с высокого берега разглядывают и обсуждают парусные лодки, борющиеся с волнами и ветром, довольно жуткая картина. Я внутреннее горжусь, что мы уже побороли эту страшную стихию (пусть нам завидуют всякие сухопутные), одновременно радуюсь, что нахожусь на твердой почве и уже не надо рисковать, продолжать этот бой.

Потом я вышел к большому католическому собору, там звонили в колокола, зазывали верующих на молитву. Собор старинный, красивый, солидный. Я решил зайти туда. Перекрестился по православному, страшная испанская инквизиция не стала меня пытать или сжигать на костре за такую ересь. Даже не выгнали из храма. Хорошо, значит, люди становятся добрее и мне это нравится. Я посидел тихонечко, полюбовался интерьером, послушал службу (совершенно не понимая, о чем там шла речь). Что хорошо в западных христианских храмах, так это скамейки! Я посидел, ноги отдохнули от долгого блуждания по городу, посмотрел-послушал, как проповедуют испанские священнослужители и как им внимают местные престарелые граждане, а потом потихонечку, не мешая людям общаться с Богом, ушел продолжить городскую прогулку.

Обед в городе мы с Максимом устроили тоже по-разному, каждый нашел, что ему нравится. Я в старинной экзотической закусочной, взял бутерброд с испанским хамоном (вяленое мясо) и дополнил настоящим живым вином, наливаемым из старой деревянной бочки. Долго искал именно такое, обязательно местное испанское заведение, а не вездесущий «фастфуд». Мне очень понравилась эта местная экзотика. А старпом наоборот, нашел себе что-то домашне-московское и совершенно «на сухую». И оба довольны! Так и надо снимать на берегу утомление вынужденным близким сожительством. А потом на лодке, за совместным ужином, мы рассказывали друг другу свои впечатления. К ужину я прихватил пакетик испанского вина — надо же продолжать мою винотерапию, раз она так эффективно излечивает мой организм, утомленный проблемами цивилизации. Максим тоже начал потихоньку приобщаться к этому лекарству, глядя на мою радостную физиономию. (Не уверен на 100%, что именно от этого, но месяц умеренного пития красного столового вина, совпал с исчезновением у меня всяческих проблем с сердечно-сосудистой системой!)

На следующий день, Максим наметил важное бюрократическое мероприятие, - поход к властям для открытия своей шенгенской визы. В офисе марины, когда мы спросили, как это сделать, нас с таким важным делом «послали», но если нам очень хочется, мы можем сходить в портовую таможню. Максим пошел в эту таможню, решил привести свои документы в полный порядок (все-таки в СССРе человек родился, страх перед властями, выдается нам при рождении). А в таможне его «послали» еще дальше — в аэропорт. Ехать туда за 50 км он уже не захотел, тем более, что ему порекомендовали не волноваться, потому что никому его виза яхтсмена не нужна! А когда будет улетать, то там, в аэропорту все, что нужно и поставят. Ну, конечно, мы выписали старпому отдельный экземпляр судовой роли, с подтверждением его пребывания на странствующей яхте. И, на всякий случай, наш маршрутный лист. Я как капитан судна поставил свою подпись и даже приложил судовую печать! А старпом так и остался до конца плавания с неоткрытой Шенгенской визой. И никаких проблем при отлете, ни до него, совершенно не было.

Свежие продукты закупили, город посмотрели. Можно двигаться дальше. Но море продолжает оставаться довольно бурным, ветер 20-25 узлов, порывы 30-35. Как-то неохота ломиться туда. Поговорил на тему погоды с соседями по визитерскому причалу — народ не спешит в море, им и здесь хорошо, нам тоже. А если денег жалко за стоянку в марине, то можно отойти на 300 метров и встать так же спокойно на якоре совершенно бесплатно. Кое кто так и делает, начинает стоянку в марине, а попользовавшись благами цивилизации, отходит на якорную стоянку для экономии. Но нам еще ехать и ехать, до Турции очень далеко отсюда. А прогноз погоды показывает, что такая же погода продлится еще неделю. Не будь у меня ограничения по времени, я бы с удовольствием тоже остался здесь, место хорошее и больших денег не требует. Но терять целую неделю очень не хочу. Решаю идти в море, старпом одобряет мое решение. Шторма, считай, что нет, просто очень свежий ветер и волны, а значит, моя лодка-вездеход должна справиться. Тем более, что ожидаемый ветер должен дать курс галфвинд, наиболее скоростной для моей лодки, прокатимся с ветерком! На всякий случай просматриваю гавани-укрытия на будущем маршруте, их достаточно. И все же очередной раз жалею, что связан ограничениями по времени, в этих местах надо не перегонять лодки, а, восхищаясь берегами, спокойно путешествовать в удовольствие!


Ла-Корунья


27.

Уходим из марины. Только повернули за портовый мол, так сразу сильная волна и качка. Желания поворачивать обратно и прятаться пока нет. Лавировать тоже не собираюсь, Колвик этого не любит, выходим из залива Ла-Коруньи на моторе. Но поставили половинку стакселя и бизань. Так лодку меньше качает и совместно с мотором, в бейдевинд, мы быстрее идем. Так вышли к поворотному мысу. Навстречу нам идет вчерашняя гонка. «Распределение» мест по яхтам такое же, как и вчера. Я понимаю, что гандикап и все такое прочее, но когда почти все заранее известно, где они азарт к гонке берут? Мне это непонятно, крейсерист я, путешественник. При этом, все лодки идут вплотную к ревущему в рифах прибою, при навальном ветре. Кошмар! Случись какая-то неисправность, при таких ветрах, волнах и других напрягах, их моментально размажет по скалам! Может быть, азарт именно в этом?

Европейцы настолько тихо и спокойно живут в своих странах, что специально занимаются «щекотанием» себе нервов такими способами? Это их дело. Я же, наоборот, обхожу эти рифы подальше, мне азарта и так вполне хватает, тем более, что не имею специальной спасательной службы, обеспечивающей гонку. Я крейсерист-путешественник, мне самому надо заботиться от своей безопасности. Все благополучно обогнули опасный мыс, и мы тоже, гонщики пошли в тихую бухту праздновать скорое возвращение, а мы, сменив курс до галфвинда, заглушили дизель и пошли в море, в долгое путешествие. Каждому свое!

Идем с хорошей скоростью в 5 узлов. Качка на этот раз опять очень сильная. Зыбь из океана в 5 метров и местная 3 метра, когда «удачно» складываются, то рождают высокие водные «горы». Ладно бы просто волны, лодка, хоть и качается, но вполне устойчива, а на верхушках этих «гор» образуются гребни и хлещут вниз. Иногда и нам в лодку воду захлестывает, пока не много, шпигаты справляются, а то, что просачивается, наша помпа успешно сливает обратно в море. (Эх, не успел ещё все дырки на палубе заткнуть.) Идем к мысу Финистерре, а там, говорят, всегда бурно — надо привыкать, раз захотели такой маршрут пройти.

Приноровился сидеть боком в кресле рулевого и отруливать от самых больших волн. Если не успеваю отъехать от самых-самых, то они лодку принудительно разворачивают, тормозят и заливаю воду в кокпит. Это не опасно (вроде бы ) но неприятно и не способствует продвижению по маршруту. Поэтому оттачиваю свою технику уклонения от волн, это вполне возможно, жаль, только спину утомил в свернутой позе. Но я нахожусь в сухом пайлотхаусе, в тепле и относительном уюте. У меня рядом все управление, все приборы (жаль, что не все работают), даже все штурманское хозяйство. Не зря на больших кораблях уже давно делают закрытую рубку для рулевой вахты! А гонщики-яхтанутые совсем недавно проходили здесь в мокром виде, хорошо, что они быстро возвращаются в закрытые гавани, долго находится при такой погоде в открытом кокпите очень утомительно.

Переход на этот день наметил не длинный, вышли поздно. Но ветер так здорово д

???????



опросил его посмотреть прогноз погоды (мы уже давно плывем, глядя только на облака). Он не понял моего вопроса, а когда я попытался сам залезть в его работающий ноутбук, очень испугался и стал утверждать, что это его собственный комп. Так я и не пытался его украсть, просто, раз работает интернет, то грех не посмотреть «свежую» погоду. Поняв, наконец, что я прошу, «начальник» решил посмотреть сам и даже нашел сайт «виндгуру». Видя, что я уже не дрожу от страха при его грозном виде, он тоже смягчился (раз ему запретили сажать нас в местный «зверинец», чего зря стараться), и выдал мне прогноз. Я было, попросил его распечатать недельный прогноз на добрую память, но такого сверхнахальства он не стерпел, и мне пришлось запомнить, что с ветром в ближайшие дни, все должно быть нормально.

Под финиш этой разборки, я, уже отправившись спать, еще раз вкусил строгости местных пограничников. Заявив, что на рассвете уйду в море, я подумал, что можно будет остаться на том же причале — ничего подобного, этот причал только для «государственных преступников», а раз я потерял этот статус, то нам здесь не место. Тогда мы просто переставились на причал соседней марины. Ранним утром, когда чуть забрезжил рассвет, меня разбудила соседняя яхта, уходящая в море. Мы быстренько собрались и скорее отправились вслед за ней. Проверять, не изменило ли с утра местное пограничное начальство своих планов на наш счет, не хотелось.

В море все становится нормальным. Мы уходим на свободу! Никаких дурацких властей, вечно ищущих способы прицепиться к свободным людям и скорее их поработить. После таких встреч с властями сразу хочется пойти по стопам (водам) капитана Немо и никогда не причаливать к берегу. Хорошо бы так, но даже выдуманный Жюлем Верном капитан без берега не мог прожить, сколь ни старался. Так же и я, пытаясь стать свободным человеком, никак не представляю себе реальной возможности для такой жизни.

И все же, возможность самому управлять собой, самому выбирать место и образ действий, дает мне удивительное чувство личного счастья! Особенно это проявляется в море на своей маленькой, но независимой лодочке! Личное счастье — это прекрасно, но, приобщившись сам, хочешь поделиться этим со своими друзьями, знакомыми, да и со всеми людьми! Понимаю, что не всем понравится мой вариант счастья, мы очень разные. Значит, буду дружить, и делиться радостями с единомышленниками! С тем и ухожу в открытое море-океан, подальше от враждебного берега.

В море, покачиваясь на океанской волне, подгоняемые попутным ветром, мы снова идем к югу, наша ближайшая цель Лиссабон, но до него еще далековато. Можно было дойти и без причаливаний на ночные стоянки, но ночью и без того несильный ветер затихает, и придется идти мотором, тратить топливо/деньги, а я сторонник парусных путешествий, на сколько это возможно. Да и Максима, финансиста этого похода, тоже не вдохновляет постоянный ход на двигателе. К тому же на этом берегу, через каждые 20-30 миль имеются какие-нибудь стоянки, многие из них бесплатные. Вот и идем не слишком торопясь и без переутомления команды, попутно разглядывая совершенно незнакомые берега.

Успокоившись после нападения португальских погранцов — наследников традиций местных же пиратов, грабивших проходящих мимо путешественников, и настроившись на продолжение спокойного путешествия, начинаю ощущать, что в голову залезают всякие дурацкие мысли. Не люблю я ввязываться в политику, но куда от нее, проклятой, деваться в этой жизни, она, коварная, преследует нас везде. Вот и сейчас, находясь в тысячах километров от России, на противоположном конце Европы, я невольно начинаю сравнивать местные порядки с нашими, привычными гражданам СССР - России.

Хоть и не было в Португалии коммунистического режима, но у них был свой диктатор. И, оказывается, не так важно, какой направленности диктатура. Каждая такая система стремится низвести любого подвластного ей человека, до состояния тупого исполнительного животного. Самостоятельно мыслить в таких системах имеет право только сам диктатор. Даже дети у них от этого получаются дефективные, забитые, с «кривыми мозгами» — пользуясь при отце-диктаторе персональными вольностями (разрешенными папой), в результате оказываются не способными к самостоятельной личной жизни/власти после «ухода» родителя. Потому у диктаторов, в отличие от монархов, большие проблемы с «престолонаследием».

На этом фоне мне все больше нравится европейская демократия англо-Французского образца, раз он дает возможность человеку почувствовать себя Человеком, а не винтиком в чьей-то машине, на которой катаются чужие дяди и тети.

Гоню прочь от себя такие нерадостные «политические» мысли, а моя лодка, проплывая по вольному морю, помогает мне в этом.


В Порту.

31.

В тот день мы зашли в бухту Nazare. Это маленькая искусственная гавань. Мы там по привычке тоже собрались встать на свой якорь, халява штука увлекательная, особенно, когда денег не хватает на что-то другое. Но внутри оказалось столь тесно, что, поразмыслив и решив, что даже в экономии следует соблюдать приличия, пришвартовались к причалу марины. Встать на якорь вообще-то можно было, но тогда бы мы торчали на проходе и мешали другим. Не люблю я причинять беспокойство людям своей незначительной персоной, не ищу популярности, тем более скандальной. Местные мужики с яхт показали, где нам лучше встать, чтобы никому не мешать.

Сойдя на причал и погуляв по понтонам марины, мы обнаружили, что не можем добраться до офиса: калитка закрыта на электронный ключ, и сам офис тоже уже закрыт. Мы не сильно огорчились, зачем обременять своими мелкими проблемками местную администрацию. Жаль, что не можем сходить в магазины, уже захотелось свежачка, а я к этому времени начал осознавать, что, проплавав неделю в Португалии, еще не вкусил знаменитого на весь мир настоящего Портвейна! Правда, я продолжал лечение своей сердечно-сосудистой системы испанскими винами, но запасы этого лекарства уже заканчивались. Да и не в этом дело! Я не понимаю, как можно заехать в Португалию и не попробовать Портвейна! Это все равно, что, оказавшись на Мадере не испить Мадеры или не закусить жареной канарейкой на Канарах! И тут Всевышний внял нашим «мукам», послав на причал дежурного маринера. Им оказался совершенно черный негр, именно черный, до синевы, а не какой-то шоколадный и светло-коричневый. Одет он был очень небогато, можно даже сказать, пренебрежительно к одежде (прям, как я ). Потому мы сначала не поверили, что это реальный работник марины, а решили, что просто жулик пришел снять с нас деньги. Но по отношению к нему людей с других яхт, мы решили, что его своеобразная «форма» одежды здесь никого не удивляет (значит, и моя тоже ). К тому же он выдал нам электронный ключ! Однако, при расчете возникла заминка. У нас из наличных денег остались только купюры в 500 Евро. Работник марины, не то, что сдачу дать, он, похоже, вообще никогда не видел таких больших денег! Таково было его удивление, когда мы достали нашу деньгу. Мы не настаивали на нашей оплате, но маринер, не захотел оставлять нас на ночь бесплатно. Совместно решили, что старпом сходит в городской магазин, купит продуктов и заодно разменяет нашу непривычную для этих мест деньгу. Я остался заложником в лодке.

Через пару часов Максим вернулся, проклиная местные порядки и всю европейскую финансовую систему в частности. Он, как порядочный человек набрал супермаркете всяческих продуктов, а, предъявив в кассе банкноту в 500 Евро, моментально стал злостным нарушителем спокойствия граждан! Кассир не стал брать эту неправильную деньгу, а вызвал на подмогу администрацию магазина и полицию! Максим не многословен, и мне удалось восстановить последовательность событий по его отдельным восклицаниям и выражениям. В результате, 500 Евро так и не разменяли, а по банковской карточке, он даже и не пытался покупать, оскорбленный недоверием к своим деньгам! А еще кто-то говорил, что де, рубль деревянный, вот где дерево натуральное «евровое», у меня не было ни разу случая, чтобы в России в супермаркете у меня не взяли купюру любого достоинства! А с 500 и даже с 200 евро, проблемы были и уже не раз.

Смех - смехом, но как же оплатить марину. Наш «синий» негр от этого реально загрустил, похоже, его наниматель суров. Не имея возможности решить эту крупную финансовую задачу самостоятельно, маринер набрался храбрости и позвонил владельцу. Буквально через 15 минут, без всякого предупреждения, шеф прикатил на «Мерседесе» и из него вышли люди посмотреть на живых русских с американской лодки (флаг), которые не имеют денег мельче 500 Евро! В «Мерседесе» сдача для нас нашлась, и инцидент был «закрыт». Все немного посмеялись и благополучно разошлись.

Больше всех был огорчен Максим, причем не зряшним хождением в город за 3 км, а странностями европейской системы финансов. Ну, действительно, зачем выпускать в обращение купюры, которые невозможно использовать по назначению. Вот, в Англии, например, вообще не ходят купюры крупнее 20 Фунтов. Правда, там от этого другая крайность, - много раз видел в банках людей с настоящим мешками или чемоданами денег. А как еще работать с такой мелкой наличностью? Но хитрые англичане и тут выкрутились, они купюры не считают, а просто взвешивают пачками на специальных банковских весах! Никак не хотят отвыкать от весового эквивалента денег.

Больше никаких приключений в тот день не было. Идти в магазин за продуктами было уже поздно, да и Максим был слишком сильно возмущен европейскими финансовыми зигзагами. Ничего, будем овсянкой кормиться, тем слаще будет переход к нормальной еде! Опять я с Портвейном разминулся! Грущу.

32.

Начиная с Nazare берега, на мой взгляд, стали посимпатичнее.

Хотя в целом португальские берега кажутся мне менее живописными, по сравнению с испанскими, французскими или английскими. Возможно, это сказывается отрицательное личное впечатление от некоторых особенностей португальской действительности. Но берега, действительно, менее привлекательны для яхтенных путешествий. Во первых, почти нет естественных заливов-укрытий, столь любимых путешествующими крейсеристами. Во вторых, горы отступили от берега и плохо видны в дымке — не живописно. В третьих, почему-то здесь часто стали появляться туманы. И это не легкая морская дымка, которая мешает разглядывать окрестные красоты, а настоящие плотные туманы, не хуже английских. Причем физика появления туманов, какую нам обычно приводят для понимания возникновения туманов на Севере здесь не работает. На Севере говорят, что испарения теплой воды (от Гольфстрима), попадая в холодный воздух, конденсируются и становятся непрозрачным туманом. А здесь ведь ничего такого нет! Воздух наоборот, очень теплый, даже горячий, мы это чувствуем кожей, когда прилетает ветер с береговых гор. Зато здесь вода, остывшая на Севере, значительно холоднее воздуха над ней. Похоже, в этих краях физика возникновения тумана работает в точности наоборот — теплый воздух с гор охлаждается от прохладной воды океана и уже, потом конденсируется в туман.

Я специально не занимался выяснением природы появления туманов возле западных берегов Португалии, но в пользу этой версии говорит то, что туман возникает практически только в море, в то время как над берегом прозрачность воздуха вполне приличная. Пишу это для того, чтобы народ, попавший в эти воды, не удивлялся, как мы в свое время. Вышли из бухты в легкую дымку, а, отойдя от берега, оказались в плотном непроглядном тумане. И такое случалось неоднократно! В таком тумане приходится даже включать радар, чтобы снизить риск движения!

Выходим в море и погружаемся в туман. Обидно, ведь отчалили при вполне приличной видимости более 500 метров, а немного отошли, и видимость сокращается до 50 метров. А то и меньше. Ветра почти нет, идем на моторе и включаем радар. Вроде бы этот «крутой» навигационный прибор должен нам гарантировать отличную видимость окрестностей, а потому полную безопасность. Как бы не так! Я более 15 лет работал с радарами и справлялся с различными системами. Сейчас у меня на лодке достаточно современный прибор с черно-белым жидкокристаллическим экраном. На мой взгляд, этот вариант экрана наихудший по сравнению с электронно-лучевой трубкой и цветным жидкокристаллическим, с точки зрения отображения информации. Конечно, мой экран компактнее и экономичнее, чем ЭЛТ, но его относительная яркость/информативность очень проигрывает. Ведь черно-белый ЖК экран никогда толком не отрегулируешь по яркости. Поэтому, изображение получается блеклое и очень нечеткое. Эту проблему снимают цветные ЖК экраны, там дополнительная четкость/заметность достигается изменением цвета. А четкость в определение цели мне сейчас очень важна! Ведь в море приличная волна, и она раскачивает мой кораблик, без скидок на диаграмму направленности антенны радара.

Нормальная антенна радара изготовливается, так чтобы зондирующий луч проходил непосредственно над поверхностью воды, не «опускаясь» в неё. Ведь волны являются хорошим отражателем радиоволн, и крутые гребни мы вынуждены наблюдать на экране. Отстроиться от этих ложных целей практически невозможно, но как-то жить надо. Идентифицировать цель (корабль, отражающий буй, камень), трудно, но можно по величине «засветки». И что самое главное, по повторяющейся «засветке» уже замеченной цели. Так работают все корабельные радары. Но то на больших кораблях, которые кренятся на небольшие углы и заданная диаграмма антенны удовлетворительно вписывается в эти углы крена.

Я обычно практиковался на крейсерах и авианосцах, которые трудно раскачать, но на всякий случай там еще и открениватели антенн стоят или другие виды компенсации этого эффекта применяются. А сейчас меня мотает по 30 градусов на борт и антенна из-за этого то смотрит в воду, а то задирается в небо. От такой работы повторяемость замеченных целей резко ухудшается, мы просто не на каждом обороте антенны видим свою цель, промахиваемся по ней из-за крена лодки/антенны. Понятно, что если цель большая (корабль, берег), то наверняка разглядишь, а если это малая рыбацкая лодка или яхта, да еще без отражателя или со сломанным? Могут быть проблемы! Наша «проблема» выкатилась прямо навстречу в 50 метрах пересекающимися курсами. Это был небольшой, метров 10-12 длиной, железный рыбацкий катер. Не то, чтобы я его совсем не видел на экране радара, видел, но та самая повторяемость цели была очень неопределенная, и я при всем своем опыте, сомневался, что это препятствие. А ехать надо.

Я даже дважды отворачивал в сторону, но потом цель на 2-3 оборота антенны пропала, и я решил, что это была просто большая волна. К тому же старпом, которому я поручил визуальное наблюдение окружающей обстановки, разглядел по нашему курсу рыбацкий буй, что совсем не страшно. Я почти успокоился. Но вешки португальских рыбаков малы и не являются отражателями луча радара, они не могут быть замечены! Значит, не ее я видел на экране! Эта мысль вовремя промелькнула в моей голове, вслед за ней, я увидел катер идущий мне в лоб! Мы вместе со шкипером-рыбаком вовремя отвернули и благополучно разошлись бортами в 2-х метрах. Похоже, рыбак шел к своей вешке, а я просто попался по дороге. Однако, ситуация была неприятная. Радар, как это было доказано еще раз, никакой гарантии не дает! Это просто инструмент навигатора, помогающий ему в условиях плохой видимости. И с эти инструментом надо грамотно работать, сознавая его возможности и ограничения.

А потому мои рекомендации нашим шкиперам, которые еще не имеют достаточной практики работы с радаром. Во первых, тренируйтесь определяться по нему при отличной видимости и при малом волнении моря (качке лодки). Вот, когда неоднократно убедитесь, что ваши определения по экрану радара полностью совпадают с окружающей действительностью, тогда начинайте делать тоже самое на волнении. И старайтесь больше работать по малоразмерным целям, опасность от них ненамного меньше, а радар их определяет гораздо хуже. В этом случае многое зависит от искусства оператора, то есть простого шкипера-любителя.

Понятно, что катамараны меньше качаются, и их шкиперам будет проще, но тоже не расслабляйтесь, к любому радару нужно приноровится. Кроме этого не забывайте, что настоящее время большинство радаров имеют магнетронный передатчик, который требует прогрева (как ламповый телевизор), и это время обычно 2-3 минуты. То есть, не пытайтесь разглядеть что-то на экране даже при видимом вращении антенны, ждите, пока автоматика не включит магнетрон. Шкиперам малых лодок, которые сильно раскачиваются на волне, будет труднее, значит, тем шкиперам надо тщательнее тренироваться. Особое понимание процессов определения целей, следует уделять шкиперам на хороших парусниках, которые длительное время идут с постоянным значительным креном (15-30 гр.), почти не раскачиваясь, в этом случае, радар может вообще не разглядеть реальных целей на траверсе!

И еще маленький совет: выставляя дистанцию работы радара на экране и скорость вращения (обороты) антенны, учитывайте, что при подозрении на малоразмерную близкую цель следует побыстрее крутить антенну и не ставить излишне большой радиус зондирования. В этом случае вероятность обнаружения ближней малоразмерной цели значительно увеличивается.

Извините, если кому-то покажутся скучными эти рекомендации, но это от чистого сердца. У меня сложилось впечатление, что многие из наших шкиперов, даже имеющие радар, плохо сознают его возможности и недостатки. Потому, считаю своим долгом «заострить» еще раз эту проблему нашей навигационной безопасности, как я ее понимаю.

Разойдясь с рыбацким катером, мы пошли дальше в море, продолжая еще тщательнее наблюдать за морем, используя все наши возможности. Опять попадались рыбацкие вешки, невидимые радаром. Но потом я заблаговременно обнаружил на экране радара встречную движущуюся цель — оказалась парусная яхта под мотором. Разошлись, едва разглядев в тумане, но на значительном расстоянии (100-150 метров). Потом мористее обнаружил «бегемота». Это был большой корабль, отметка от цели была очень крупной и быстро двигалась, тут я уже не сомневался. Но и сближаться ним я тоже не стал, разошлись, чуть заметив в тумане большой мутный силуэт. Так, что радар очень полезен при слабой видимости, жаль только берет много энергии и без работы приличного генератора, аккумуляторов надолго не хватит.

После приключений в португальском тумане меня уже не забавляет, когда на малюсенький РиБ или вообще на деревянную рыбацкую лодку, местные мореходы цепляют довольно дорогую «игрушку» — радар. Поначалу думал, что это глупая блажь любителей повыпендриваться. Но в этих водах, как я понял, это реальная необходимость и способствует безопасности в море.

Время идет, и мы тоже. Приближаемся к мысу Cabo Carvoeiro. То ли солнце поднялось выше, то ли мы ушли мористее, а может просто, так произошло, но туман рассеялся настолько, что радар мы выключили за ненадобностью и просто шли под парусами, любуясь приближающейся красотой. Мыс впечатляет! Он не очень высок, но его хорошо заметное каменное основание далеко выдвинуто в море. Эта каменная плита, плоская как стол, стала прекрасным местом для маяка, а теперь еще и местом паломничества туристов, желающих посмотреть в морские дали. Место действительно, весьма живописное. Для пущей красоты на западе, в туманной дымке моря, несколько островков подчеркивают своим присутствием безбрежность окружающего их огромного океана.

Наверху, возле маяка стояло много автобусов с туристами. Мне даже подумалось, что может быть это и есть самая западная точка Европы. Полез в свои кондуиты проверять, вдруг я ошибся в своих расчетах и мы уже продвинулись значительно дальше. Мысов соперничающих за свою «крайнюю западность», оказалось два! И расположены они почти рядом, но все же мыс Рока сделался более известным, потому, что лежит чуть-чуть западнее. Хотя островки, в море возле мыса Cabo Carvoeiro, все-таки «отплыли» еще западнее прославленного Рока. И уж совершенно точно, здесь живописнее. Так что, заезжая в столицу Португалии Лиссабон и желая полюбоваться красивым морем, не забудьте об этом эффектном месте, тут недалеко на автобусе.

Ну, а мы люди простые, нам автобус ни к чему, едем лодкой, попутно развлекая туристов-зрителей, оказавшихся на самой высокой галерке зрительного зала мыса Cabo Carvoeiro. Ничего особо сложного в проходе возле этого мыса не было. Все как обычно, - сильнее качает странными волнами, ветер непостижимо меняет направление, но мы идем. Правда, скорость почему-то совсем замедлилась. С чего бы это? Ведь на мысах течение должно усиливаться, а на всех картах указано попутное нам течение к Югу. Опять пожалел, что пока не работает на моей лодке вертушечный лаг. Сейчас бы одним взглядом выяснил проблему, сверив показания судового лага со скоростемером ЖПС. Ну, ничего, подруливаю к ближайшей рыбацкой вешке, посмотреть в какую сторону она наклонилась. Точно! Встречное течение, и не слабенькое. Ну, тогда нечего раздумывать, запускаем дизель, чтобы не морочить себе и зрителям возле маяка голову. С мотором наша скорость возросла, и мы опять стали заметно продвигаться вперед. Паруса, правда, спустили, чтобы зря не трепались на переменных ветрах. Пришлось разочаровать туристическую публику, ведь в это время мы одни украшали необъятный океан своим романтическим видом.

Я бы и сам с удовольствием полюбовался с берега отчаянной борьбой маленькой парусной скорлупки с грозной морской стихией возле огромных скал с бушующим прибоем. Но не сейчас. Я теперь занимаюсь более прозаической задачей, мне бы просто обойти, наконец, эти скалы и зайти в бухту Пенише, где мы наметили остановку. Так и произошло: не создавая особых проблем себе и встречным лодкам, мы ушли от пика мыса, а там и волна улеглась, и ветер затих. Все нормально, идем в порт.



Мыс Cabo Carvoeiro.

33.

Заходим в гавань Пенише. Здесь довольно интересно. Сам порт немаленький, там стоят всякие корабли, в том числе и достаточно большие. Сначала попытались встать на свой якорь справа от входа, но как-то там неуютно нам показалось. Пошли к другому берегу. В местную марину пока не стремимся заходить, мы ведь планируем только ночевку, чего зря деньги тратить. Но куда-то причалить все же надо. Максим углядел свободное место у какого-то причала, и мы туда причалили. Мне не понятно, на каком основании здесь можно стоять и старпом, как инициатор подхода сюда, пошел сам разрешать эту проблему. Не зря Максим, когда мы идем в море, почти ежедневно штудирует английский язык. Он, с практически нулевыми знаниями приехав в Англию, теперь уже смог самостоятельно объясниться с местными людьми. Молодец! А ведь поначалу частенько мне нудил, что органически не в состоянии заговорить на английском языке, по причине изучения в школе немецкого. Оказалось, что никто не против, чтобы мы провели здесь одну ночку, и даже бесплатно! Нам только порекомендовали переставиться на соседнее место, чтобы никто никому не мешал. Так мы и сделали. Жаль только, приливы продолжают докучать перепадами глубин. Опять порадовался малым габаритам и осадке своей лодки, мы втиснулись туда, где никто не захотел стоять, а мы прекрасно провели ночь!

Жаль, только железная калитка на причал имеет замок, а просить ключ на халявной стоянке, мне все же кажется сверхнахальством. Значит, Максим пойдет в город один, а когда вернется, я открою ему калитку изнутри. Однако, некоторая дикость бедных стран, иногда, имеет положительные стороны. Замок на калитке оказался сломанным и его просто замотали, чтобы никому не мешал. И уже давно замотали, - тряпка износилась. Вот, скажем, в Англии, насквозь пронизанной установившимся повсеместно образцовым и непоколебимым порядком, я представить себе такого не могу. Там все чинится в кратчайшие сроки, очень надежно и обстоятельно, и никому даже в голову не придет пользоваться чем-то неисправным! Для этого в Англии есть даже специальное слово — «нонсенс»! А у нас и во многих других странах, такой маленький беспорядок, привычный всем, вполне допустим. (Чем прочнее и выше забор, тем больше в нем лазеек! Закон природы!) Благодаря такому маленькому счастливому непорядку, я тоже с удовольствием погулял по этому интересному городку и попутно добыл бутылку местного Портвейна!

Городок не велик и расположен очень выгодно с военной точки зрения средневековья. Он находится как раз за мысом на высоком каменном полуострове, песчаной «шейкой» соединенном с материком. Прекрасная естественная крепость. Португальцы дополнительно ее укрепили, и получилось очень солидно и в тоже время не дорого. Но все это было давно. Сейчас здесь довольно бедно. Крохотные занюханные домишки слабо украшают городок. Да, старина, да интересная, но уж очень убогая. Какие-то потуги по приведению старинной крепости в туристический вид делаются, но там еще «конь не валялся». Зато заезжих туристов радуют низкие цены в местных ресторанчиках со свежайшей рыбой. Даже я соблазнился! Правда, не рыбой, а разливным из бочки вином (это моя слабость, оно ведь не пастеризованное!), закусил просто жареной курятиной. Ведь под рыбу положено брать белое вино, а я больше люблю красное, оно полезнее для моего страждущего организма, да и вкусовая насыщенность гораздо богаче. А если пастеризация не «высосала» из вина его жизненные соки, то это ваще… Это не был знаменитый Портвейн, я ведь просто ужинал, значит сухое красное вино. Но и то, что мне дали в миленьком графинчике, было, густым, темно-бордовым, без малейшей кислинки, с богатым букетом пряных ароматов, как и положено южным винам. После такого живого удовольствия, мои лечебные пакетированные вина, действительно начинают напоминать медицинскую микстуру.

Получив удовольствие, достойное моряка, утомленного долгим плаванием, без нормальной еды и красивого питья, я потихоньку, радуясь жизни, потянулся к лодке. Уже стемнело, и любоваться окрестными огнями, в таком случае лучше из собственной лодки. К тому же, помня, что железная калитка на причале не имеет замка, о чем известно всем местным жуликам, мне спокойнее находиться в лодке самому, чем отгонять мысли о возможных «посетителях». Старпом долго еще гулял в темноте с фотоаппаратом, он тоже релаксировал, но без вина.

Бутылка настоящего португальского портвейна, помещенная в лодочный трюм, грела мою душу любопытствующего странника одним своим присутствием на борту. Теперь я спокоен, я достиг далекой Португалии! А когда я ее раскупорю и выпью, это даже не важно.


В Пенише.


34.

Утром, не ожидая вопросов о нашем присутствии у причала, уходим в море.

Сегодня туман не слишком густой, радар недолго проработал. Когда видимость достигла безопасной величины, я занялся дальнейшей обкаткой моего автопилота. Система старенькая, с ременным приводом на штурвальное колесо. Так получилось, что я забыл куда делось его описание. (да и было ли оно…) Сейчас, когда я уже достаточно привык к лодке, снова возникло желание добиться взаимопонимания от этого девайса. Добиваться «любви» приходится эмпирически, нажимая на все кнопки. Через 3 часа виляния по курсу и неожиданных уходов в сторону, я все же нашел подход к этой системе. Автопилот вполне работоспособный и достаточно удобно отключается от руля в случае ошибки в его работе. Однако, польза от него заметна, если волна не слишком велика. На высокой и длинной волне, которая сильно сбивает лодку с курса, автопилот «уходит сам в себя» и рулит лодкой непрерывно. В результате желаемый курс вообще невозможно установить и весь путь состоит из крутых зигзагов. Так не интересно. Думаю, надо мне сначала устранить громадный люфт рулевого устройства (пол оборота штурвала), обеспечить реальную работу откренивателя датчика автопилота, а уже потом еще раз заняться отладкой автопилота. Ну, и разыскать все-таки инструкцию пользователя.

Так, от слабости утреннего ветра тарахтя дизелем, мы и шли на юг. Вдруг я заметил, что выросла температура охлаждающей воды и отсутствует зарядный ток генератора/альтернатора! Осмотр дизеля показал обрыв ремня генератора, какая жалость. Ну, да у нас есть запасной ремень. Меняем. В результате, температура воды упала до обычной величины, но ток заряда от генератора, не появился. Кроме этого, ремень начал свистеть! А потом еще жутко разогрелся сам генератор. Поставили паруса и продолжили двигаться дальше, попутно вспоминая, что наш экипаж знает о системах автомобильных генераторов.

Постепенно пришли к выводу, что или закорочены витки обмотки генератора, или выгорели/закоротились его выпрямительные диоды. Все это собрано в одном блоке и мы не смогли придумать, как это проверить по отдельности. В результате мы остались без генератора, а значит и без радара. Да и стартерной батареи без подзарядки на много пусков дизеля не хватит. Кроме того, мы даже не могли просто двигаться на дизеле, ведь ослабив ремень, чтобы не мучить/разогревать генератор, мы заодно отключали помпу водяного охлаждения. Потом вспомнили, что можно отключить подмагничивание генератора, - помогло. Мы просто сняли провод управления подмагничиванием с генератора, и, о чудо, дизель затарахтел, нормально охлаждаясь, и генератор при этом не разогревался. Ну, значит, можем ехать в случае чего, хоть и без генератора. Сразу встал вопрос — надо ремонтировать генератор. А где и как? До Лиссабона всего 30 миль, значит, не будем рыскать по береговым деревенькам, поедем сразу в Лиссабон, там и будем ремонтироваться. А заодно погуляем по знаменитому городу. К сожалению, те 40 миль от Пенише до Лиссабона, которые я наметил пройти за один день, дотемна мы пройти не успеваем. Проблемы с генератором затормозили нас. Идти в ночь с возможным туманом и при этом огибать мыс Рока (несколько зловещее название), с неработающим радаром не хотелось. Нашли стоянку на полпути к Лиссабону. Маленькая искусственная гавань Ericeira приютила нас, но это нехорошая стоянка. Очень маленькая акватория и слабая защита от волн не позволяет в ней оставаться даже местным лодкам. Все лодки сразу поднимаются на берег. Старые классические выволакивают трактором, а те, что подороже, из пластика, вынимали из воды специальным подъемным автокраном — дорогое удовольствие. Сейчас дамба-волнолом удлиняется и возможно, вскоре положение улучшится, но пока только то, что есть. Хуже места для стоянки, я еще не имел за этот поход. Но все же мы встали посередине этой гавани и простояли всю ночь без проблем. Якорный огонь, не смотря на разряженность аккумуляторов, зажгли, на одну лампочку энергии должно хватить.

С рассветом скорее уходим из этого неуютного места. Встает вопрос, на сколько пусков хватит стартерного аккумулятора без подзарядки? Можно, конечно, еще и второй запараллелить, но без генератора, хоть как изощряйся, энергии в батареях не прибавится. Хорошо, у нас есть маленький ветрячок, мелочь, а приятно. Но его надо, наверное, целый день крутить сильным ветром, чтобы хоть разок дернуть дизель. И почему у меня нет заводной ручки к дизелю? Сейчас, с таким дополнением, я бы чувствовал себя значительно увереннее. Но, что имеем, тому и рады. Хорошо, хоть видимость приличная, был бы туман, не знаю, пошел ли бы в море.

Мыс Рока уже недалеко. Мы решили идти на дизеле, не заморачиваясь парусами. Ветер слабый, и обходя мысы, все равно обычно запускаем мотор, а их тут целых два. А за мысами начнем входить в реку. И хотя, по расчетам, отливное течение не должно нас тормозить, но, насколько сильно течение самой реки, я не знаю, значит надо предполагать, что будет встречное течение.

То ли из-за моего упавшего вследствие проблем с генератором, настроением, то ли так на самом деле, но знаменитый мыс Рока меня не поразил своей красотой. Нет, конечно, все, что положено иметь крайней точке великого континента на нем присутствует — и маяк, и живописные скалы, и зрители, все это есть. Но предыдущий Cabo Carvoeiro, выкатившийся на плоской плите далеко в море, мне показался более эффектным.

Почти сразу за мысом Рока подходим к следующему мысу Cabo Raso. В него уже совсем не вглядываюсь, не до того, лишь бы благополучно обогнуть его скалы. Ведь сразу за ним начинается собственно залив Лиссабона. Для нас это завершение значительного этапа пути, где мы собирались пожить несколько дней, а теперь еще и заняться ремонтом генератора.

Огибаем Cabo Raso, и нашим глазам открывается обширный залив. Проходим внешний рейд с кораблями стоящими на якорях. Слева марина Cascais, там можно встать, если нет желания заходить в реку и входить в центр знаменитого города. Но меня предупреждали, что эта марина изрядно дорогая, а мы не ищем лишних расходов. Зато рядом с ней есть удобный рейд для яхт, где можно бесплатно отстояться на своем якоре. Мы идем дальше, хотим зайти в Тэжу, эту величайшую реку Португалии, которая отправила в океаны множество экспедиций, украсивших европейскую цивилизацию своими открытиями. И река действительно впечатляет. В своем устье, которое открывается перед нами, ее ширина доходит до 2,5 миль, не Волга, конечно (больше Волги рек не бывает, это я говорю как русский человек), но, тем не менее, судовой фарватер весьма широк и принимает океанские суда, которые во множестве сюда заходят.

Мы идем над отмелями вдоль северного берега, тут глубины достаточные для малых судов, и, проходя там, мы не мешаем большим. На берегу появляются во множестве разные форты и крепостцы. Небольшие, живописные, построены из светлого камня и теперь в наше «мирное» время служат украшением. Особенностью бухты Лиссабона, является наличие обширного плеса на реке Тежу, который соединяется с морем недлинной, менее 10 миль протокой. Вот на этой протоке и расположился сам город. В таком месте можно содержать флот любой величины и, само собой разумеется, что Лиссабон стал столицей государства.

Глядя на карту пиренейского полуострова, кажется, что Португалия, как отдельная страна, — странность: все остальные стали объединенной Испанией, и только Португалия смогла выстоять против принудительного объединения. А когда посетишь ее после Испании, то уже не удивляешься. Португальский берег однозначно контрастирует с испанским своей суровостью. Понятно, что люди с разными жизненными привычками не склонны к совместному проживанию, потому и живут раздельно. Но для всякой державы нужна военная и экономическая столица. Вот она! Перед нами! Это действительно великолепное место, как с военной точки зрения, так и с экономической. Да, и просто красивое. Река Тэжу, не разбиваясь на мелкие протоки, четко очерченная высокими берегами, мощным единым потоком выкатывает свои воды в океан. Очень впечатляющая картина для моряка! И мы, любуясь окружающими видами, втягиваемся в русло. Там уже размечен судовой ход и лодка, погрузившись в мутные бурые речные воды, идет вверх по течению. Встречное течение есть, но не сильное, я все-таки вычислял время подхода, согласовывал с приливом. Залюбовавшись окружающими красотами, я как-то срезал извилину реки и оказался на южной стороне. Сам не понял, зачем я туда забрался, наверное, высматривал возможные халявные стоянки, а может быть, просто развлекался таким образом. Понятно, заскучал по пресным водам, в речных путешествиях тоже есть своя прелесть. В Тежу много малых судов, прежде всего прогулочных яхт и мы всей этой толпой куда-то идем в разные стороны. Но не толкаемся, места много и проблем с расхождением никаких.

Северный берег это собственно город, он сплошь покрыт городскими строениями, там полно народа, проносятся электрички и машины. Но вдоль самой воды оставлено место для людей, сделана современная набережная. А южный берег высокий и на нем почти не видно жилья, зато есть нефтяные терминалы, нам туда не надо. Решаю вернуться к северному берегу, тем более, что именно там расположены местные марины. Легкомысленно поворачиваю, но все же на всякий случай смотрю кто там у меня сзади. Оба-на! А меня, оказывается, преследует сухогруз приличных размеров. Я на просторах реки и на фоне впечатляющих красот португальской столицы немного подзабыл, что состою участником движения.

Вовремя вспомнил и начинаю прикидывать расхождение. Тем временем мы уже подходим к мосту, его огромную конструкцию трудно не заметить, к тому же он оказался очень шумным и его слышно на большом расстоянии. Я, как правоверный маломерный, притормозил, пропуская вперед большой пароход. Не знаю, о чем думал тамошний капитан, может, испугался моего американского флага, а может русского, но он тоже затормозил. Так мы и топтались перед мостом с пол часа, я не решился «резать нос» большому железному, а о чем думал его капитан я не знаю, рация на 16 канале меня не окликала. Тогда я решительно пошел под корму пароходу, спустившись немного назад, а его капитан в это же время прибавил хода. Так я и не понял, глубины замыслов капитана сухогруза, такое впечатление, что он меня — портативного, пропускал.

В Лиссабоне несколько марин, и какая из них лучше подходит для стоянки, мы не знаем. Опасаясь большой платы и толпы, мы решили пойти в маленькую маринку расположенную на северном берегу, чуть выше моста. Понимая, что в таком заведомо шумном месте не может быть слишком высокой платы за стоянку, мы наметили ее. В то же время, находится она почти в центре города вплотную с пассажирским причалом для океанских лайнеров. Решили, что нам, уже утомленным тишиной, шум моста не сильно помешает. Так оно и произошло. Место в результате нам понравилось, и мы даже не стали менять стоянку, как на всякий случай рассчитывали. Там оказалось как-то уютнее, по сравнению с другими маринами, которые мы потом увидали. В тех, что ниже по реке, мы их прошли мимо, на мой взгляд, слишком людно. Они расположены прямо на прогулочной набережной, и народ, гуляя и осматривая грандиозные памятники, заодно разглядывает лодки стоящие тут же рядом, вместе с их экипажами соответственно. Я же предпочитаю некоторую закрытость в своей интимно-хозяйственной жизни. Немного выше нашей маленькой маринки, в бывшем портовом доке, находится еще одна большая марина. Там мне больше понравилось, но мы туда не дошли, а менять хорошее место уже не хотелось. К тому же, в том доке ненамного тише (мост очень громкий), а вокруг какая-то портовая неухоженность, и главное, там довольно тесно и почти все лодки стоят на мурингах кормой к причалу, я мы в маленькой маринке отлично встали на «карандаше». Цены за стоянки во всех маринах Лиссабона, как уверял меня маринер, одинаковые и вполне гуманные, с нас взяли 20 Евро.


Гавань Ericeira

35.

Разобравшись с формальностями, мы с Максимом разошлись в разные стороны на прогулку по незнакомому городу. Город очень интересен. Расположение в гористой местности накладывает отпечаток на его планировку — полно улиц, круто спускающихся к берегу. Да и вообще ровного места мало, почти везде холмы, переходящие в небольшие горы, такие крутые, что на них даже не строят дома. Почти сразу бросается в глаза местный трамвай. Забавная достопримечательность. Вдоль берега реки ходят уже новые вагоны, но на других линиях используются совсем древние трамвайчики. Даже забавно, я поначалу думал, что это ретро экзотика для туристов. Но нет, это реальный городской транспорт. В очень старых кинофильмах такие показывают. В этом малюсеньком вагончике даже нет кабины вагоновожатого, он стоит возле входной двери. Именно стоит, никакого даже миниатюрного стульчика ему не положено. Но эти неувядающие/незаржавевшие древности исправно карабкаются по крутейшим улицам и благодаря своей миниатюрности хорошо вписываются в узкие кривые улочки старого города. Редко где можно увидеть действующие технические древности, конструкция этих вагонов явно довоенная, но они ездят, значит, хорошо делали, крепко (или успешно ремонтируют).

В городе много католических храмов. Эти величественные строения прекрасно украшают город. Все они действующие, с религией местные власти явно не боролись. Хороши также правительственные учреждения. Немного «режет» глаз их вооруженная охрана, возле них немноголюдно, народ обходит такое подальше. (В СССР, помню, увидеть «живое» оружие можно было только в музее или на службе в армии. Даже смеялись, что менты носят в своей кобуре огурец. Теперь с приходом в Россию «демократии» стало уже не до шуток. Хорошо бы как в Англии, и полиция без автоматов, и демократия одновременно.) Впечатляют дворцы, как королей, так и нынешних властителей. Но народ здесь живет поскромнее, чем в северных странах. Замечаешь много неухоженных и совсем ветхих домов. Однако, жизнь продолжается, публика ходит в рестораны, магазины и пр.

Более экзотическая, старая часть города находится выше по реке от моста. Там множество узких кривых и крутых старинных улочек с экзотическими домами и сомнительными заведениями. А ниже по течению от моста, берег становится более плоским и там расположены королевские дворцы, памятники, скверы, фонтаны, новая набережная, в общем, туристическое приволье, — витрина города. Там же в старинных дворцах резного камня, устроены музеи, в том числе и морской музей. Мы в него сходили позднее.

Мы с Максимом люди сходного образа мыслей, а потому, хотя и разошлись на прогулку в разные стороны, обнаружили друг друга разглядывающими яхты в соседней марине. К тому времени мы уже достаточно нагулялись раздельно, и теперь спешили поделиться увиденным, своими впечатлениями об этом знаменитом городе. Так, рассказывая где и что заметили, пошли к себе в лодку спать.

В марине было хорошо. Ключи от железных калиток нам выдали под залог, и мы спокойно гуляли, не опасаясь посторонних лиц на причалах нашей марины.

Полеживая в лодке, разобрались в повышенной шумности моста. Он железный, а потому его конструкции громко резонируют. По нижнему ярусу ходят поезда, а что может быть громче лязга железа по железу. Но этого мало, оказывается, верхний автомобильный ярус не имеет асфальтового покрытия. Машины едут по решетчатому железному настилу и от этого ревут шинами громче поездов. Первый раз вижу такое инженерное решение. Понятно, что, не укладывая асфальтобетон на проезжую часть, можно хорошо сэкономить в весе и общей цене конструкции, а, сделав настил решетчатым, заодно избавились от необходимости чистить его, вся грязь, что упала с машин тут же летит вниз в реку. Забавно. Для полного шумового «счастья» прямо над нами проходит посадочный курс самолетов Лиссабонского аэропорта. Так что какофонию получили по полной программе. Но мы не в претензии, - сами здесь встали. Зато подробно рассмотрели этот огромный мост, - украшение города и реки. А когда стемнело, то на противоположном берегу осветили знаменитую статую Христа. Мы стояли как раз напротив и наслаждались этим величественным зрелищем. Днем светлая крестообразная фигура терялась на светлом же фоне неба, а ночью наоборот, очень эффектно высвечивалась на фоне темно-синего звездного неба. Созерцая во тьме, этот крест-человек, невольно ловишь себя на мысли о величие религии и желании приобщиться к этим этическим ценностям.

Под такие романтические красоты сам собой раскупорился португальский портвейн. Максим не захотел приобщаться к этой португальской национальной гордости. Для него портвейн это только «Кавказ» или «777» , с соответствующим качеством и последствиями. А я пару рюмочек вкусил. Получил удовольствие, дорисовавшее мне полноту картины этого знаменитого города. Португальцам есть чем гордиться!

Шум моста спать нам практически не мешал.


Мимо мыса Рока заходим в Лиссабон по реке Тежу.


36.

Наступило утро, дремать мешает мост, очень удобно — рано встаешь. Теперь надо заняться делом, найти генератор/альтернатор. Еще вчера Максим пошел в город с нетбуком, нашел WiFi (в марине не было) и вычислил мастерскую по ремонту альтернаторов. Теперь идем туда. Это жилой район не далеко от нашей марины. >Заодно осматриваем город. Нашли мастерскую, встал языковый вопрос, английский язык не популярен у португальцев. Мы предъявили наш сломанный альтернатор и выяснили цену вопроса. Ремонт был бы дешевле раза в 2-3, но это потребует 3 дня, и нет гарантии, что ремонт увенчается успехом. Решаем покупать новый генератор/альтернатор за 130 Евро. В тот же день к вечеру, мы подошли и забрали заказанный новый альтернатор. Проблема почти решена, но на этом генераторе (той же фирмы) оказалось не 4, а 3 клеммы. Подключили его, и зарядный ток пошел, но слабенький. Жаль, конечно, но хотелось продолжать плавание, и окончательную адаптацию альтернатора с регулятором оставили на потом. Все же уходить так быстро из Лиссабона не хотелось, город очень интересный. Решили задержаться еще на сутки и уже спокойно нагуляться, как настоящие туристы, осматривая наиболее известные достопримечательности.

На следующий день я пошел вдоль набережной смотреть памятник Генриху-Мореплавателю. Широкая мощеная полоса вдоль реки привлекает местных спортсменов/физкультурников, они здесь бегают и накручивают педали велосипедов. Пройтись пешком здесь тоже приятно. Иду. Немного пахнуло канализацией, жаль, что такой большой город все еще сбрасывает свои стоки прямо в реку. Зато для рыбы тут бесплатная столовая. Причем такое громадное количество рыбы вижу впервые. В обычном рыбном косяке отдельные особи плывут рядом, но сохраняют зазор, а тут они буквально расталкивают соседок, налезая друг на дружку, в консервную банку и то не так плотно кладут. И рыбины не маленькие, с полметра каждая. Судя по этому изобилию, с голода здесь не умрешь, достаточно кинуть крючок в эту стаю и обязательно чего-нибудь вытащишь. Но эту рыбу не хотят ловить. Я такую породу встречал от Англии до Турции, они водятся почти во всех маринах, питаясь отбросами, потому их и не едят, брезгуют. А как бы китайцы посмотрели на это изобилие, они ведь хоть из крыс, хоть из тараканов, всегда умудряются сделать деликатес. За себя я спокоен, если судьба-злодейка закинет меня нищенствовать в эти места, буду осваивать пропитание этим морепродуктом, думаю, пряные добавки доведут вкус любой стряпни до съедобного состояния.

Дошел до памятника Генриху-Мореплавателю. Это историческая гордость Португалии. Именно благодаря стараниям этого отпрыска королевского рода Европа получила Великие географические открытия, которые определили весь дальнейший ход нашей цивилизации. Португальцы под руководством Генриха открывали новые морские пути и прибрежные земли. А уже потом другие нации, насмотревшись на великие прибыли от таких вояжей, последовали этому примеру. Прибыль дело хорошее, но отвагу у португальских моряков не отнять, они действительно великие мореходы. Даже просто проплывая вдоль португальского берега, невозможно не заметить суровости этих вод. И португальцы, осваивая океан возле своего дома, учились не покоряться морской стихии, от того и корабли у них были лучше приспособлены к морским тяготам. Так и получилось, что они первыми из европейцев реально пошли в океан. Тут вовремя подоспел и принц Генрих.

Не будучи королем, он, тем не менее, не прожигал свою жизнь в кутежах, как большинство на его месте, а занялся продвижением Португалии в Атлантический океан и на восток вокруг Африки. Сильно преуспел в этом деле. С его подачи португальцы владеют до сего времени островом Мадейра и Азорскими островами, обогнули Африку и добрались до Индии по морю. Ну, а дальше пошло-поехало, и остальная Европа стала заниматься океанским мореплаванием. Не берусь судить о художественных достоинствах монумента Генриху-Мореплавателю, на мой взгляд, это скорее символический памятник Великой Португалии. Он большой, светлого камня, стоит у кромки воды. Впереди, как бы на носу символического корабля, стоит сам Генрих, возвышаясь над своими последователями. Интересна и команда последователей, по левую руку стоят воители в доспехах и при оружии, а по правую мирные картографы, художники, обязательно священнослужители и пр. Так что даже в памятных монументах признается, что завоевание окружающего мира происходило военным путем, но с помощью науки и при содействии искусств и религии. Очень правильный памятник. И здесь это подчеркивается, что в реальной жизни, для достижения чего либо, надо приложить усилия множества людей самых разных специальностей. Так сложилась наша цивилизация, мы все вместе идем вперед, вместе свершаем великие дела, ну и, понятно, великие промахи. Но нужен хороший лидер-вождь, который поведет за собой. И совсем не обязательно самому лидеру быть доблестным капитаном или храбрым полководцем. Генрих немного плавал по морям и не всегда успешно воевал, но он организовывал развитие навигационных наук, кораблестроение и дальние плавания, именно этим он и прославился, именно в этом и есть его значительный вклад в нашу цивилизацию.

Пока я гулял по набережной в сторону монумента Генриху-Мореплавателю, воды реки рассекали всякие лодки. Все хороши, но вдруг показалась особенная! Под мальтийским флагом на парусах шла яхта старинного вида. Ее огромный гафельный грот выделялся своими размерами и формой. Это был не какой-то узенький бермудский треугольник, а широкая приземистая трапеция. В наше время, такая форма паруса считается неправильной, а у этого был еще и здоровенный твист (скрученность), вроде бы такие яхты должны медленно ходить, но эта красавица неслась по реке, обгоняя все остальные парусники. Упруго покачиваясь в волнах, с фиксированным креном, она раздвигала воду своим корпусом и создавала волну по всем правилам «старины Фруда», — начало волны у носа, а завершение у кормы. Просадка воды у середины корпуса была столь заметна, что создавалось впечатление, что лодка вылезает из воды.

Но нет, от поверхности воды лодка все же не отрывалась, а продолжала нестись вперед, обходясь без новомодного глиссирования-серфинга. Замечательное зрелище. Мне и раньше нравились ретро-яхты стройностью пропорций своего корпуса и многочисленными узенькими лепестками стакселей-кливеров на бушприте, но я почему–то думал, что эти старушки обречены быть тихоходными. Эта великолепная яхта показала мне, что дело не в возрасте, а в удачной конструкции и умелом шкипере. Я не просто зауважал этот великолепный образчик корабельного искусства, а проникся восторгом и редким для меня желанием прикоснуться — прокатиться на этом морском чуде. (Обычно я радуюсь своим собственным лодкам, не испытывая даже малейшей зависти к чужим). Все дни, что мы прожили в Лиссабоне, эта красавица ежедневно радовала глаз восторженных зрителей и ценителей морской красоты своим великолепным ходом. А когда ветер был не сильным, она украшала себя топселем, делавшим ее парусное вооружение более стройным.

После разглядывания памятника и прекрасной яхты, мы с Максимом объединились для похода в морской музей. Он расположен в старинном здании дворца. Но экспозиция уже настолько разрослась, что сделали пристройку. Всем, кто любит море и корабли, рекомендую там побывать. Очень большое количество экспонатов. Множество отличных моделей португальских кораблей, периода до 2-й мировой войны. Я с удовольствием изучал настоящие старинные навигационные инструменты. Эти приборы сравнительно несложны в изготовлении (хотя попадается и точная механика 200-летнего возраста), и мне интересно увидеть своими глазами, чем пользовались капитаны-герои-первооткрыватели, каково им было без ЖПСов. Ну, и на всякий случай, изучал принципы их работы, анализировал возможности самостоятельного изготовления подобных, если вдруг окажусь «Робинзоном» на необитаемом острове.

В этом музее есть даже возможность немного возгордиться Россией. Португальский фрегат недавно поймал сомалийских пиратов и выставил свои военные трофеи в этом музее. Пираты в своем промысле пользовались пластиковой лодкой кустарного изготовления, японским подвесным двигателем и российским вооружением. Реальный пример того, что продукция российской промышленности пользуется успехом у независимых покупателей, ценителей эффективного использования лучшего, что может дать мировая цивилизация на нынешнем этапе своего развития. Автоматы Калашникова, хотя и немного заржавевшие, отлично выполняли свою работу. Для большей «убедительности» там же в пиратской лодке были еще и наши пулемет и гранатомет. Уважают и ценят изделия российской промышленности. Для полного самоуважения, нам только осталось что-нибудь мирное довести до уровня мировой признательности!

В новом павильоне (не забудьте зайти, он немного в стороне) представлены настоящие старинные лодки-корабли. Интересно поглядеть, порадовать себе душу. Правда, с отличие от подобных английских экспонатов, здесь все парусно-гребное. (В Англии давно применяли двигатели (паровые), даже на небольших лодках).

На этом мы решили, что уже достаточно познакомились с Лиссабоном для нашего краткого визита. Конечно, за три дня невозможно проникнуться духом другого народа и столь большого знаменитого города. Но нам надо двигаться дальше.


В Лиссабоне


37.

Мне не удалось уговорить Максима уходить ранним утром с попутным отливом, любит он попользоваться береговым санузлом, который открывается только в 9 утра. Еще нам надо было заправиться горючим, в нашей маринке его не было, значит, придется заехать в другую, решили сделать это попутно. В результате мы не успевали в тот день далеко уйти из Лиссабонского залива, пришлось заночевать на якоре возле марины Cascais.

С рассветом отправились дальше. Теперь нам надо обойти «угол» Португалии, мыс Сен Висенте, но до него надо еще добраться. Пойдем, как и раньше, с ночевками в тихих бухтах. Нам так понравилось. Но приходится учитывать, что количество хороших стоянок на этом берегу невелико. Для начала мы идем в Sesimbra, которая лежит за мысом Cabo Espichel. Это совсем не далеко, практически только выйти из залива Лиссабона. Конечно, хотелось бы зайти в город Сетубал, (там рядом) который тоже расположен в устье реки. Но нельзя объять необъятное, - у нас не так много времени. Раз плановая дистанция на ходовой день небольшая, то мы идем только парусами, хотя и медленно, всего 2-3 узла, но к вечеру вполне успеваем дойти.

Городок Sesimbra невелик, курортной направленности. Здесь приличная гавань за дамбой и имеется марина. Мы решили встать на якорь напротив городского пляжа, вместе с другими путешествующими яхтами. Разбалованные трехдневной стоянкой в марине Лиссабона, мы опять возвращаемся в ритм автономного крейсерского плавания, без выхода на берег и соответствующего пользования удобствами. Зато здесь уже достаточно теплая и чистая вода — начинаем по-настоящему купаться!

Переночевав без проблем, рано утром уходим дальше. Теперь идем в Sines.

Пока снимались с якоря, я заметил вокруг косяки рыбы. Рыба типа селедки, длиной 20-30 см. Странно, рыбы полно и никто не ловит! Даже мы. Действительно, а почему бы не наловить рыбы. Идем под парусами, не быстро, может, закинуть снасти? Часа через два, Максим проснулся, и я предложил ему разыскать наши удочки. Он, увидев нашу лодку, плывущую через «рыбный суп», и тоже проникся этой идеей. Рыба, правда, не большая, но зато ее очень много, и пусть мы не будем резать ее на куски, можно жарить целиком. Еще через час поисков по трюмам и восстановления удочек, мы, наконец, собрались ловить рыбу. К тому времени косяки селедки-сардины уже рассосались — мы отошли от берега. Ну и пусть, раз удочки достали, значит надо как минимум закинуть снасти в воду. Нацепили блесну покрупнее, почти сардинку, и запустили ее в воду. Часа полтора наша «сардинка» никого не соблазняла своим видом и спокойно плыла позади лодки. Потом раздалось радостное жужжание катушки, и пошла рыбалка! Настоящая, с рыбой! Леску мы отпустили подлиннее метров на 70 и сразу не было видно, какой зверь тянет нашу лодку назад. Но по натягу лески и рывкам мы решили, что попалась Оччень Крупная Рыбина! Может быть даже настоящая акула, мы ведь в океане плывем. Максим ухватился за удилище, и тянет «кашалота» к лодке. Я скорее прикатал паруса, чтобы «быстрый» ход судна не мешал борьбе с морским чудовищем. Попутно вспоминаю, где лежит наше холодное оружие, чтобы в случае чего было чем отбиваться от страшного «кракена», которого мы побеспокоили нашей тихой и совершенно невинной рыбалкой. Ничего существенного, пригодного к отражению атаки морских чудищ на лодке не было, какой ужас! Так вот потопит и сожрет нас какой-нибудь водяной монстр.

Пока я морально готовился к поединку с морскими чудовищами, Максим подтянул добычу к лодке. Ура! Мы спасены! На леске трепещется всего лишь просто рыба и совсем не большая, не длиннее 1 метра. Раз так, то будем храбро тянуть ее из воды. Лишь бы не сорвалась! Теперь другая задача, не упустить! А у нас нет ни подсачника, ни крюка. Пока я думал, где добыть эти важные рыболовные снасти, Максим уже вытянул рыбу на борт и она даже не сорвалась! Тройник на блесне держал хорошо. Ну, теперь уже проще, - добычу надо успокоить, то есть прибить, чтобы не трепыхалась и позволила положить себя на сковородку. Мы рыбаки малограмотные и первое, о чем мы подумали, вытащив добычу на борт, а съедобная ли она? С виду похожа на скумбрию, такая же кругленькая и с полосками. Но я скумбрию видел только в магазине на витрине, а эта живая раза в два длиннее и еще не копченая.

Решили, что раз мы не помним похожих ядовитых рыб, значит эта достаточно съедобная. Максим достал разделочный кухонный инструмент и начал ее готовить. Самое трудное было не изгваздать кокпит в процессе разделки. Приготовили наши тазики, кастрюли, доски, ножи и процесс пошел. Максим даже нашел где-то муку, для обваливания. Повара-коки мы слабые, и каких-то особых кулинарных рецептов не вспомнили, но зажарить рыбу смогли! В основном этим ответственным делом занимался Максим, как главный рыбак. У него папа профессионально занимался рыбной ловлей, значит, Максим должен по генетической памяти суметь справиться с этой проблемой. Волны большой не было, и сковородка с рыбой держалась на плите хорошо. Ко времени подхода к порту Sines рыба была уже готова к поеданию и мы спешили встать на якорь, чтобы вкушать нашу добычу не отвлекаясь на навигацию. Все же на малой лодке обедать лучше не на ходу.

Sines — старинный португальский порт, находится на южной стороне небольшого мыса. Это типичное расположение португальских гаваней, так они хорошо укрываются от господствующей океанской волны с северо-запада. Старая гавань расположена в небольшом естественном заливчике. Наверное, этой акватории хватало для размещения старинных кораблей. Теперь вокруг этого древнего порта построили большущие волноломы, и порт принимает супертанкеры. Понятно, что сейчас славный старинный город героев-моряков стал нефтеперерабатывающей базой с дымящими заводскими трубами, ну куда же деться от проблем цивилизации.

Мы без труда обогнули этот небольшой мыс и зашли в порт в компании еще четырех яхт. Две из них нас обогнали уже в акватории нового порта, одна не смогла и еще одна пошла в сторонку спускать паруса, шкипер там был в одиночестве, и ему требовалось время и пространство. Мы лихо, не снижая хода, перешли на движение под мотором. Это очень удобно делать в акватории нового порта, там уже нет волны. Для захода на яхтенную стоянку надо пересечь новый порт и зайти в старую гавань, которая находится в самом дальнем конце, напротив главного входа. Немного побеспокоились, хватит-ли нам места, если заходят сразу 5 яхт. Вполне хватило, тем более, что две яхты заходили позже нас. Все встали нормально, кто-то пошел в марину, а самые «крутые» (небогатые) путешественники расположились на якорях.

Теперь можно начинать пожирание свежезажаренной рыбы! Стало понятно, что сразу всю рыбу мы съесть не сможем, но надо стараться, ведь холодильник не работает (идем парусами, электричества мало). Оказывается, трудно питаться одной только рыбой, даже если сам поймал и приготовил. Я сумел съесть только два куска (а надо было 4). Решил оставить на утро то, что мне предназначено. Но и утром не справился, оказалось, проще подкормиться пориджем. Да… уж! Мало наловить рыбу и приготовить, ее еще и съесть надо суметь. Попутно выяснилось, что для непритязательного кормления, нам проще открыть баночку сардин в масле — минимум хлопот и проблем. Максим, конечно, лучше меня приспособлен к рыбе, а может быть потому, что готовил ее сам (своя стряпня завсегда вкуснее). Он таки справился с поеданием рыбы. Но по результатам этой рыбалки, мы почему-то больше не забрасывали удочки в море. Лень чистить-готовить и есть сразу помногу.

Все же мы успешно и результативно справились с океанской рыбалкой! Отметились и по этому пункту! Вот только мои тайные планы о жизни в море и кормлении тем, что море даст, дали большу-у-ую трещину. Поймать-то я ее поймаю, еду морскую, а вот смогу ли долго кормиться ей? Похоже, простой испанский хамон с хлебом, помидором и вином мне лучше подходит для кормления.

38.

Утром просыпаюсь рано и скорее отправляемся в море. В этот день нам предстоит пройти довольно большой отрезок пути. От порта Sines до мыса Сен Висенте порядка 60 миль, и желательно еще хоть немного пройти за мыс. Рядом с мысом вставать не уютно, там обычно бурно. На этом участке берега практически нет мало-мальски приличной стоянки, лучше не пытаться залезать в те маленькие щелки в скалах, которые мы смогли обнаружить на карте. Раз так, то надо держать скорость лодки не меньше 5 узлов, чтобы засветло зайти на место незнакомой стоянки. Поэтому решаю идти комбинированным ходом — паруса и мотор одновременно. Утром ветер слабый и ход получается практически моторный. Днем хорошо раздувает, и я постепенно снижаю обороты дизеля. Это позволяет экономить горючее, да и скорость моей лодки свыше 6 узлов, ухудшает ее управляемость, поэтому не стремлюсь разгоняться без особой надобности. Вместе с ветром усилилась волна и мне опять приходится юлить между валами, уклоняясь от излишне высоких гребней, и в таких случаях особенно важна послушность лодки рулю.

Берега в этих местах, пожалуй, самые неуютные в Португалии. Горы не очень высокие, но берег стоит отвесной каменной стеной метров в 100-200 высотой и в этой суровой стене почти не видно никаких расщелин и тем более заливов-гаваней. Спрятаться негде. Может быть, вблизи что-то и можно было бы разглядеть, но мы отошли довольно далеко в море, миль на 5, подальше от волн, отраженных от берега, чтобы не попадать в неправильную толчею.

Еще утром на встречном курсе заметил яхтенные паруса. Чем ближе, тем яснее видно, что это хороший ходок. Паруса стоят как на картинке в книжке по парусным гонкам. Любо-дорого смотреть! Давно мы уже не видели встречных яхт, чаще встречали попутные. Мы проходили достаточно близко к ней, и какова же была моя радость, когда в бинокль я разглядел ее название. Это была российская «Акела»! Захотелось поприветствовать земляков. Здесь на чужбине, я уже пятый месяц не вижу наших лиц и не слышу русской речи (кроме как от старпома). Эх, не успеваю подойти. А на «Акеле» похоже, не обращают внимания на тихоходного карапуза, да еще под амерским флагом. Им, похоже, не до нас. Они спешат, ведь в этом месте они могли оказаться только после ночного перехода, а значит стоят вахтами и им сейчас не до праздных разговоров. Все равно приятно встретить наших вдали от Родины. Пусть даже и не смогли поговорить, поручкаться. Вдвойне приятно было увидеть отлично настроенный быстроходный российский парусник. Такие здесь не часто можно увидеть, обычно проходят неторопливые крейсеристы, вроде меня, с какими-то "тряпочками" на мачтах. Пока я вспомнил, что у меня есть радио для переговоров, мы уже разошлись так далеко, что решил не беспокоить экипаж «Акелы» после ночной вахты.

Тем временем наша лодка идет свои 5-6 узлов, и мы приближаемся к поворотному мысу. Берег не меняется, тянется все такая же каменная стена с отвесными склонами. По характеру усиления волны и по показаниям ЖПСа на карте, видно, что подходим к мысу. Скорее бы! Уже не меньше 10 часов качаемся, рассекая море, утомились. Ветер здесь "на углу" дует уже порядка 20-25 узлов и мы лихо скачем по волнам. Возникает мысль полностью выключить дизель, он и так последние два часа крутится на холостых оборотах, только чтобы не тормозил наш большущий винт. Может, надо было его выключить, но расход топлива сейчас совсем невелик, а при огибании мысов мы почти всегда вынуждены запускать дизель. К тому же с выключенным двигателем скорость однозначно уменьшится, а нам уже надоело качаться на волнах. Да и качка эта, хоть и не столь велика как была у мысов острова Уэссан и Финистерре, но тоже утомила и уже хочется в тихую бухту на отдых. Возле мыса нас нагнала яхта, и мы вместе бултыхались на его «неправильных» волнах. Та яхта побольше нашей, но и ей тоже доставалось от моря-океана, волной и брызгами окатывало всю палубу. Я в очередной раз задумался о том, как мне уютно и комфортно в пайлотхаусе, но лодочка моя плывет все же помедленнее, в том числе и от этого. Продолжаю оставаться при своем мнении: в закрытой рубке я значительно меньше устаю и потому могу дольше, а значит и дальше заплывать. Ну, а скорость у меня не такая уж маленькая, для длины корпуса менее 9 метров. Ведь худо-бедно, а из английского Плимута мы уже дошли до португальского угла и поворачиваем в Средиземное море, на восток, к Гибралтару!

Повернули! Заходим за угол, и с каждым кабельтовым море становится все тише и тише. Просто чудо какое-то! Ведь мы формально продолжаем оставаться в Атлантическом океане, а пройдя всего милю за мыс Сен Висенте, замечаем, что зыбь пришедшая от самой Америки или Гренландии сходит на нет. Остаются только местные ветровые волны, высотой не более 2-х метров, а это уже совсем безопасно для моего Колвика, такие конечно раскачают, но никак не перевернут и уже не приходится со страхом смотреть в нависающий над кормой гребень. Лодка теперь идет гораздо ровнее, нет необходимости отруливать от волны, Колвик режет эту «мелочь», не затрудняясь. Пожалуй, это несколько нахально с моей стороны, не считать морскую волну за беспокойство, она тоже пренеприятно раскачивает мой мотосейлер, но после полутора месяцев почти ежедневных встреч и борьбы с океанской зыбью в 4-6 метров высотой, двухметровая «рябь» начинает казаться пустяком с деревенского пруда.

Повернув за мыс, мы начинаем присматривать место для ночевки. Сразу за мысом обозначены два небольших заливчика с возможным местом для якорной стоянки. В каждом из заливчиков уже стоит по яхте. Но все же, на мой взгляд, для ночевки на якоре там как-то не уютно, слишком открыто. (Вдруг ветер переменится на южный, и нас раскатает по берегу. Проходим еще соседний мыс Сагреш. За ним, в 5-ти милях к востоку от мыса Сен Висенте, находится небольшая рыбацкая гавань Baleeira. Она прикрыта дамбой, и стоянка там представляется мне вполне защищенной и безопасной. Идем в неё. Там на рейде множество рыбацких лодок и корабликов. Но есть местечко и для странствующих крейсеристов. Наших единомышленников там уже 6 яхт и удобного свободного места осталось немного. Пользуюсь компактностью своей лодки и ее малой осадкой, захожу между берегом и стоянкой остальных яхт. Я могу себе это позволить, не мешая остальным. Позже подошли еще две яхты, им пришлось вставать мористее, ближе к краю дамбы, встать рядом со мной они не могли, у них осадка явно больше моих 1,2 метра. Опять радуюсь своему выбору лодки с малой осадкой, не все же только недостатки у моей тихоходной и валкой лодки, есть и достоинства.


39.

Рано утром, не задерживаясь в этом не слишком уютном месте, отправляемся снова в море. И то не первыми, две яхты уже ушли перед рассветом, наверное, спешат пораньше обойти мыс Сен Висенте и дальше поспешить на север, пока встречный ветер не сильный. Ну, а у нас начинается курортное плавание!

Сразу после огибания мыса Сен Висенте каменная, почти отвесная стена берега удивительным образом превращается в отлогий миленький бережок с многочисленными бухточками-заливчиками. Камни, конечно, еще остаются, живописно утыканные в воду вдоль берега, но это уже не только опасные рифы, а все чаще укрытия для странствующего лодочника. Буквально через 10 миль пройденных «за углом Португалии» берег превращается в курортную зону с многочисленными пляжами, отелями, ресторанами, праздношатающимися туристами и прочими соответствующими признаками мест отдыха и развлечений. Для нас, крейсеристов, здесь тоже начинается расслабуха — множество мест для стоянки, которые можно выбирать по своему усмотрению и решать, идти ли в марину или якориться бесплатно. Вдобавок, океанская зыбь, которая нас "доставала" от самого Ла-Манша, куда-то спряталась. А всего делов-то — за угол заехали, и ведь формально продолжаем оставаться в океане, а плывем как по домашнему морю — чудеса! Но «чудеса» довольно приятные, борьба заканчивается и начинается приятное несложное плавание в удовольствие! Мы это заслужили, проблем с этим переходом огребли предостаточно. И хотя от пройденных миль мы тоже получили массу удовольствия, но это было удовольствие от борьбы, преодоления, а теперь начинается расслабленное плавание.

Наметил стоянку-ночевку в Portimao. Есть и другие места, так что вариантов для укрытия вполне достаточно. Да и волноваться о проблемах безопасности мореплавания уже надоело, устал, хочется беззаботной водной прогулки. Подспудно в душе понимаю, что мы все еще в море-океане и расслабляться рано, но уж очень заметен контраст между напряжением океанского похода вдоль западного берега Португалии и почти покатушках в курортной зоне южного берега той же страны. Расслабляюсь, но не слишком. Хотя здесь нет утомительной океанской волны, но нас опять ожидают заходы в малые речки через бары.

В первой же речке в Portimao проходим речной бар. Речка не очень маленькая, океанская зыбь уже не пугает пятиметровыми гребнями на отмелях, да и прилив/отлив уже не 4-5 метров, а всего 2-3. Однозначно, жить стало легче, шкипер-навигатор уже меньше боится ошибок в вычислениях, приводящих к летальному исходу. Заходим запросто, но не выпендриваемся, расчёты все же провожу и на баре притормаживаю, проверяя по эхолоту глубины и выискивая протоки поглубже.

Переночевали там без проблем и поехали дальше на восток. В море благодать и полная расслабуха, - балдеем! Ветерок дует слабо, идем парусами всего 2-3 узла, и при этом совершенно нет желания спешить. А чё? Море ласковое, берега курортно-живописные, плыви-не хочу. Так, в тот день мы и проползли вразвалочку чуть больше 15 миль. Дистанция эта, можно сказать, не приличная для морехода, совершающего дальний поход, зато как приятно никуда не торопиться! К тому же в городке Альбуфейра какая-то странная марина, в наших лоциях-путеводителях заметное разночтение, тем более есть повод зайти проверить.

Марина оказалась действительно необычная. Она новая и расположена в береговой яме между гор. Не то, чтобы горы совсем уж большие, но все же натуральные, скалистые. Проход в яхтенную марину идет через старую рыбацкую гавань, прикрытую волноломами. А уже из этой «гавани-прихожей» проходим в «коридор» - свежевырубленный в скале проход. Он довольно узкий, но разойтись со встречными лодками вполне можно, с катамаранами труднее, а как в нем расходятся два катамарана, не знаю, могут быть сюрпризы.

В конце «коридора» перед входом в «гостиную» поставили причальчик для вновь прибывающих, и мы там встали. Рядом симпатичный офис, где нас оформили. Марина недешевая, но и не слишком дорогая, с нас взяли 28 Евро. Проходим на указанное место, там тесновато, «яма-гостиная» не велика, — владельцы марины занимаются бизнесом, добывают прибыль, потому лодки стоят плотненько. Мой мотосейлер, хоть и не очень верткий, но я уже научился эффективно использовать занос его кормы на заднем ходу (тут, главное не путать в какую сторону ее заносит) и вообще освоился с этим суденышком. Попыхтели двигателем на реверсах и, никого не зацепив, причалили. Все же, в тесных гаванях, вдвоем значительно проще задвигать свой катерок в узкую щель. Мы со старпомом уже вполне согласованно работаем на швартовке, наша общая и индивидуальная квалификация заметно возросла. Проблемы, которые мы имели у берегов Франции, изжиты, и окружающие яхтсмены одобрительно смотрят на наши маневры. Никто уже не разевает рот в насмешливых или осуждающих комментариях по поводу наших загогулин, и уж тем более не хватаются за отпорные крюки для обороны своих лодок. Максимум, вывешивают или передвигают кранцы.

Время еще не позднее, идем за продуктами и гулять в город. Еду взяли тут же рядом с мариной, понятно, что несколько дороговато, но зато не надо далеко таскать, а нам еще погулять по городу охота.

Городок недалеко от марины. Вроде ходит автобус, но мы пошли пешком — здесь недалеко и интересные места начинаются практически от выхода из марины. Любопытно посмотреть сверху на «коридор» и «яму», которые мы только что прошли. Сам городок лежит среди крутых горок и уже совершенно курортный. Старая часть, где жили рыбаки, тоже есть, но сейчас там по курортному чистенько и аккуратненько, приятно пройтись по этим узким улочкам. А в собственно курортно-туристическом районе полным-полно иностранных туристов, разгуливающих по ресторанчикам и сувенирным лавкам. Для их удобства сделан пешеходный туннель под горой, выводящий из ресторанной долины прямо на пляж к морю. А чтобы упростить лазанье по живописным горкам этого городка, сделан бесплатный эскалатор. Очень удобно, я пару раз воспользовался этой услугой, накручивая пешком круги по городку. Максим тоже где-то тут гулял, но за его ногами мне не угнаться, и мы разминались-топтались по индивидуальной программе. Симпатичный городок, вполне можно в такой заехать на досуге порелаксировать в отеле, но это на любителя. Мы, крейсеристы, проживаем в своих лодках.

Четыре дня жили без суши, с самого Лиссабона, и заметили, что пора прогуляться пешочком по земле. Наверное, так и надо путешествовать, чтобы получать удовольствие. И по морям-океанам ходим — посильно геройствуем, адреналином потчуемся, и в море купаемся, - здоровье свое шлифуем, и по земле гуляем — с людьми общаемся, от цивилизации не отвыкаем.

Жара и штиль. Купаемся по очереди. Максим положил свой фотик в тазик и отплыв, запечатлел нашу лодочку с уровня воды.


Жара и штиль. Купаемся по очереди.
Максим положил свой фотик в тазик и отплыв, запечатлел нашу лодочку с уровня воды.


40.

На следующий день идем к мысу Санта Мария. Мимо такого названия грех проходить. К тому же там, похоже, имеется закрытая якорная стоянка, а это для нас тоже полезно, чего зря деньги тратить. Место там интересное, судя по карте, что-то вроде лагуны. Не такая большая, как венецианская, но все равно любопытно, мы в такие места еще не заходили, на нашем пути до сих пор были другие берега. Там же, немного вглубь суши довольно большой город Фаро с крупным аэропортом в песчаных дюнах. Да и сам этот мыс очень необычный, он песчаный и едва возвышается над водой. Очень похоже на остров Лидо возле Венеции, но в отличие от той всемирно-известной роскоши, здесь довольно скромно. Почти голые песчаные дюны и несколько скромных рыбацких домишек.

Зато проход на акваторию лагуны довольно широкий и глубокий, и, что особенно приятно, здесь нет речного бара. Весь вынос песка для образования бара отложился внутри лагуны. Течение в этом проходе довольно сильное, ведь прилив/отлив еще вовсю работает и наполнение/опорожнение обширной лагуны с перепадом глубин в 2-3 метра происходит через это узкое горлышко. (Правда, «горлышко» не одно, но это главное.) Вычислил время прохождения и течение нас почти не волнует, идем по высокой воде.

Заходим в лагуну. Ну, понятно, вода здесь не морская, мутная и впереди обширные болотистые отмели. Налево пойдешь в большой порт попадешь, направо пойдешь — на мель засядешь, а прямо ходить тоже нет желания, останешься в болоте напротив входа, будет морская волна качать всю ночь, а мы ведь уже в курортной зоне, начинаем к комфорту привыкать, хотим спать и при этом с койки не сваливаться. Идем направо, там, кроме болот, есть расширения и место для якорной стоянки.

Долго вычислял якорное место по эхолоту. Хочется встать подальше от местного фарватера, но и на грунт при ожидаемом отливе тоже не охота ложиться. Вообще-то, если пройти еще 1-2 мили по лагуне, то можно заехать в марину, но особой разницы, где стоять одну ночь не вижу, а материальная экономия имеется.

Возникает мысль, а как в этой болотистой лагуне обстоит дело с комарами? В России в таких местах надо готовиться к москитной атаке, а здесь рядом море-океан, как это обстоятельство влияет на мелкую летучую живность? Хорошо, оказалось, стоять возле океана, ветерок всю жалящую летучую братию сдувает. Вечер прошел спокойно. Вода ушла, и берега обступили нас, но под нашим килем еще достаточно глубоко и лодка мягко покачивается, убаюкивает. Из этого тихого плоского места оказался прекрасный вид на закат солнца. С тем и заснули.

Проснулись рано — мимо носятся рыбаки, волну гонят. Но место выбрали правильно, рыбаки нас объезжали, обходя мель, обозначенную вешкой, а в отлив мы все же оставались на плаву.

На сегодня намечено прощание с Португалией. Мы пойдем на ночевку в пограничную реку. До нее недалеко, со всеми извилинами и заходами не более 30 миль. Где встанем, еще не решили, но по картам уже видно, что при входе упремся в речной бар. Надо быть поаккуратнее при заходе.

Интересно зайти в пограничную реку, я еще ни разу такого не делал. Любопытно посмотреть и сравнить сразу два государства, проходя между ними по нейтральной полосе, в данном случае по водной. Тут же вспомнилась песня В. Высоцкого на эту тему, у него там была проблема с цветами, а какие проблемы могут случиться у нас? Скоро увидим.

Дошли спокойно. По этому тихому и ласковому морю, сплошное удовольствие плавать. А при заходе, как и ожидали, оказались на речном баре. Сама река не велика, зато бар у нее обширный, много грунта нанесло и уложило в море. Там полно мелей, проскочить трудно. Но мы идем в соответствии с приливом — по высокой воде, а океанская зыбь, образующая на отмелях высокие гребни и, самое печальное, провалы до самого дна, сейчас здесь отсутствует. Значит, большой опасности нет, максимум плавно заедем на мягкую мель. Но и этого тоже не ищем — зачем нам такие глупости. А потому, заходим со стороны моря через две пары буев. Они обозначены на нашей карте и реально стоят. Возле них тоже глубины небольшие, поэтому даже маленькая волна увеличилась. Но с нашей скромной осадкой мы проходим вчистую. Сразу за буями уже глубже и мы спокойно входим в реку. Как и положено, от вращения Земли, западный берег выше и круче восточного. От того же основная струя воды в реке идет по португальской стороне, там же и глубина, а с испанского, низкого отлогого берега, прибрежные мели. Судовой ход в реке обозначен бакенами, и как положено в нормальной реке, начинает петлять. У португальского берега большая марина, но мы решили постоять на якоре, идем к группе экономных. Их там уже с десяток, а позже подошли еще три яхты. Яхты очень разные, причем, довольно большие и дорогие. Может быть, марина переполнена или там еще какие-то внутренние проблемы. Непонятно, почему здесь столь много «халявщиков», место для стоянки не очень удобное. Зато я повстречал «брата» — систершип Колвик Ватсон 28 под английским флагом. Его капитан тоже заметил меня, и мы помахали друг другу. Но как-то не слишком радостно он меня приветствовал, наверное, заметил мой амерский флаг, а может просто был не в настроении. Но флаг надо менять, не хочу, чтобы меня считали хуже, чем я есть на самом деле. (У меня сложилось впечатление, что от америкосов, европейцы шарахаются еще сильнее, чем от русских.)

Найти место для якорной стоянки в этой реке совсем не просто. Она неширокая и с приличным течением. Кроме этого, надо помнить о приливах/отливах. А для полного «счастья» по этой маленькой речке взад вперед между берегами ходят несколько паромов. Паромы невелики, на 5-10 машин, но нам надо стоять так, чтобы не вылезать к этим железным чудовищам на фарватер. И далеко вверх по течению не пойдешь, там автомобильный мост перегораживает реку, а можно ли пройти под ним, неизвестно. Мы шли вверх по реке до тех пор, пока не нашли удовлетворительное место для якоря. Встали недалеко от уже стоящих яхт, но никому не мешали, благо глубина там невелика и можно стоять на короткой цепи. Пришедшие позднее яхты тоже распределились между нами. Одна встала практически на судовом ходу между бакенами, (я так не делаю, боюсь паром какой-нибудь заблудившийся наедет), а другая пошла выше к мосту, правильно сделала, там и река пошире, и паромы не ходят. Так мы всей честной компанией и простояли всю ночь без проблем и беспокойства.

Разглядываю берега, сравниваю две страны. С моей якорной позиции Португалия выглядит победнее. Там стоят большие многоквартирные дома, но какие-то они унылые, серые, напоминающие наши «хрущевские пятиэтажки». В тоже время испанский берег сияет белизной небольших индивидуальных домов, их там множество. В темноте Испания ярко светилась многочисленными рекламными вывесками и звучала громкой праздничной музыкой. А в Португалии все было тихо, тускло и спокойно. А, казалось бы, обе страны сейчас в Евросоюзе, проход-проезд уже давно свободные, живи, где тебе больше нравится и выгоднее, а вот нет, почему-то не получается.

41.

Утром не задерживаемся, с отливом уходим в море и поворачиваем налево к востоку. При этом оказываемся в испанских водах. Прощай, Португалия! Интересная страна, крайний Запад Европы. Ей на роду написано быть витриной западноевропейской цивилизации, указывать остальным выход в Атлантический океан. Долгое время так и было, здесь жили самые отважные и предприимчивые моряки, но время прошло и все изменилось. Португалия перестала быть форпостом, оказавшись на задворках Европы, теперь уже другие страны несут пальму первенства цивилизации, даже в мореходном деле нет новых достижений, осталась только память и имена на картах.

Вспоминая интереснейшее плавание вдоль португальского побережья (мы ведь прошли вдоль всей этой страны!), снимаем с правой краспицы немного потрепанный и выцветший красно-зеленый флаг и возвращаем ему на замену красно-желтый испанский. Ну что же, грустить не будем, впереди продолжение плавания, нас ждет интереснейшее место мирового океана — Гибралтарский пролив, отделяющий два великих континента, две цивилизации, два отдельных мира — белое и черное, богатство и нищета, высоты технического прогресса и дикая примитивность. Лишь узкая полоска воды разделяет их, и мы на своей маленькой лодочке туда идем. Слава европейской цивилизации, ее силе! Ведь еще совсем недавно 100-200 лет назад, заходить в эти воды на маленькой невооруженной лодочке было смертельно опасно. (Д. Слокам едва не угодил в лапы кровожадных марокканских пиратов, чудом спасся.) А мы идем смело, не опасаясь нападения морских разбойников в благословенных европейских водах. Или зря мы так храбримся? Тем не менее, еще один этап пути пройден, и мы теперь долго будем плыть в испанских водах.

Места здесь интереснейшие, исторические. Мы ведь не просто в Испанию въехали, а в Андалузию, самую южную и, по мнению многих людей, пикантнейшую часть Пиренеев. Пикантность этой местности в том, что она, примыкая к Гибралтарскому проливу, географически находится на острие борьбы народов двух континентов. А потому вся история Андалузии, это история многочисленных войн, происходивших между еще более многочисленными народами. Начались эти войны очень давно и уже никому не узнать, когда и между кем была первая. И когда здесь наступит окончательный мир, тоже никому не известно. Реликтами незаконченных войн остаются английский город Гибралтар в Испании и испанский город Сеута в Марокко.

Для Испании эта провинция была последней отвоеванной у мавров-арабов. И поэтому здесь все отличается от остальной Испании. С одной стороны это некоторая дикость по сравнению с севером, а с другой, здесь заметнее влияние великой арабской культуры. И уж конечно, здесь обнаруживается повышенная склонность к войне. Даже в наши времена продолжаем «бряцать оружием», именно в этих краях американцы сбросили 4 водородные бомбы на Испанию-Андалузию. (17 января 1966, инцидент Palomares). В тоже время здесь расположены такие известнейшие города как Малага, Херес, Кадис, Севилья. Эти названия очаровывают слух и душу всякого романтического мечтателя. А в них и сорта прекрасных вин, и морские приключения, и серенады под окнами жгучих южных красавиц. И многое, многое другое, включая испанское/андалузское «Фламенко». Мы идем туда, прикоснуться ко всем этим чудесам, почувствовать самим настоящую экзотику.

Для начала идем в Хуэльву (почти русское название). Это большой город на реке, но у входа в реку есть марина и якорное место. В сам город не пойдем, зачем нам выяснять, почему он так называется, вдруг это и впрямь характерное название. А река интересная. Заход туда был немного странный, длинный проход вдоль берега за волноломом. Мы проходили мимо супертанкера разгружавшегося у трубы-терминала прямо в море в 2-3 милях от берега. Танкер был столь велик, что для сохранности приемной трубы, к которой он пришвартовался, его постоянно тянул буксир, оттягивая чуть в сторонку. И это при том, что ни сильного ветра, ни заметного течения не было. Что же они будет делать при ухудшении погоды? Сравнивая двух водоплавающих, мой маленький Колвик и огромнейший супертанкер, не перестаю удивляться, ведь мы оба находимся в воде и путешествуем, подчиняясь одним и тем же законам природы, пользуясь почти одинаковыми правилами навигации, и при этом, такая разница в габаритах...

Проследовав мимо, мы уходим за волнолом в реку. В марину не идем, рядом прекрасное якорное место, вытянувшееся по реке между пляжем и судовым ходом. Там уже стоит с десяток путешествующих яхт, и мы тоже встали. В тот вечер мы наслаждались видом проходящих рядом больших океанских кораблей, направляющихся в порт с внешнего рейда. Вроде бы уже вволю насмотрелся я на такие виды, но все равно приятно. К тому же, находясь в открытом море, я обычно обхожу корабли подальше в целях безопасности, а здесь они проходят по реке совсем близко, даже беспокоят своей волной. Но не сильно, даже приятно.

Одно плохо, хотя вода уже достаточно прогрелась в этих краях, купаться в мутных речных водах не хотим. Зато на следующий день, выйдя в море в полный штиль и отойдя подальше от порта, устраиваем себе купание в чистейшей воде вдали от «мутного» берега. С этих пор, мы пристрастились к купаниям в открытом море. Ведь уже конец июля и мы ушли за 37 параллель к югу — пора охлаждать организм, чтобы не перегревался. Вспомнил о планах установки в пайлотхаус вентилятора, сейчас это уже необходимо. Когда лодка идет при слабом попутном ветре или останавливается для купания в штиль, там становится довольно жарко. Но я еще не приобрел подходящего вентилятора, поэтому просто обмахиваюсь веером, сделанным их цветастого журнала — помогает.


Танкер возле Хуэльвы.


42.

Сегодня идем к реке Гвадалквивир. (Звучное название, достойное Андалузии). Судя по карте и по спутнику с Гугла, река достаточно велика, чтобы на моей вездеходной лодке подняться по ней до загадочной Севильи. Надо пройти порядка 40 миль. Но это будет задержка на несколько дней, а мне хотелось до конца августа добраться до Турции. Значит, придется отложить эту речную прогулку за экзотикой. Жаль. Опять повторяю себе, что нельзя объять необъятное, но от этого не перестаю хотеть всяческих чудес.

Лодка, не смотря на задержки для купания экипажа, сегодня хорошо идет. Мы ведь в штиль едем на дизеле, а это не менее 4-х узлов, даже в экономичном режиме. Оттого, проходя мимо устья вожделенной реки Гвадалквивир, выясняется, что мы вполне успеваем засветло дойти до Роты. Это тоже очень интересное место.

Вообще-то в Роту иду с некоторой опаской. Ведь где-то там, насколько мне известно, как минимум две военные базы. Одна испанская, а другая американская. Об этом я читал ранее, причем совершенно случайно. На моих картах очень редко встречаются обозначения запретных зон для мореплавания. До сих пор я знаю только, что возле турецкого Мармариса имеется военная база, вход туда запрещен и еще часть Мраморного моря закрыта, это обозначено на морских картах. В то же время, меня в 2008 году прямо в море завернул военный сторожевик от военной базы возле турецкого города Кушадасы, причем без всякого предупреждения в морских картах. Сейчас у меня нет никакой официальной информации о запрете входа в марину Роты, зато есть ссылка с нашего форума, что коллеги там были и остались довольны мариной. Идем, я нашим коллегам доверяю больше, чем чиновникам.

Дошли нормально. Мыс обходили довольно плотно, чего зря ходить по большому радиусу, лишнюю пару миль накручивать. Но когда начали подходить к повороту от мыса в марину, оказалось, что там имеются мели, далеко уходящие от берега. Заметили это по эхолоту, я его вообще редко отключаю, потом посмотрели на подробную карту этого места и действительно, мели там были обозначены. Пришлось, отходить мористее, и лишнюю милю — другую мы все же прошли. Подходим к марине и думаем — а чего мы спешим выкладывать наши денежки? Ведь в марину мы все равно пойдем, запланировали стоянку-заправку на 2-3 дня, а сегодня вечером уже никуда идти не собираемся, так мы вполне можем сэкономить оплату за одну ночь, да и купаться в море лучше. Место для нормальной якорной стоянки рядом с мариной имеется, там мы и встали. Тем более, пара лодок уже стояла (на ночь они ушли). Когда заякорились, огляделись — стоим между двух волноломов, один марина, а другой — военная база! Стали разглядывать выглядывающие из-за дамбы верхушки военных кораблей, оказалось, что все флаги только испанские. А я-то думал, что здесь база НАТО и там будет «каждой твари по паре». Идти за дамбу, уточнять под какими флагами военные корабли в этой базе, мы не посмели, хотя любопытно было бы. Рассмотрели только, что стоит там 3-4 фрегата-эсминца и даже авианосец!

Думал, что Испания не настолько богата, чтобы позволять себе такую дорогостоящую роскошь. Раз так, то пусть и в России будет свой настоящий авианосец, лучше два, все же великая держава, положено по статусу. В отличие от английского Плимута, где действительно база НАТО и там мы видели много всяких флагов курсирующих военных кораблей, здесь было довольно тихо. За три дня стоянки мы так и не увидали военные корабли на ходу, только одно вспомогательное судно ушло, но и то не из базы, а с рейда.

Переночевали нормально, но душа все же оставалась взволнованной, а вдруг придут и попросят очистить акваторию или, того хуже, заарестуют как советских шпионов. (И пойди им тогда докажи, что СССР уже нет.) Я ведь впервые туристом стою вплотную с базой ВМФ. В Плимуте я проживал довольно далеко от собственно военной базы и только проходил вплотную к ней. На случай, если нас сочтут лишними в этом месте, я решил сразу уходить в марину, благо до нее было 1-2 кабельтова.

Утром без проблем, с чувством «большой коммерческой выгоды» заходим в марину. Прямо у входа причал бензоколонки, куда можно встать для оформления бумаг в офисе, расположенном рядом. Не путайте с причалом катера-парома, он там не всегда стоит, но приходит из Кадиса.

Оформились без проблем, марина симпатичная и не дорогая, с нас взяли 18 Евро за ночь. Позже мы посетили прачечную (она на берегу в здании душа-туалета). Интернет халявный, но берет только возле здания офиса и то не очень хорошо. От этого, ближе к вечеру внутри и снаружи офиса, собираются крейсеристы-путешественники со своими ноутбуками и общаются между собой на тему, в каком месте лучше берет Вай-Фай. Там же попутно хорошо знакомиться с единомышленниками. Кто хорошо владеет языками, может заодно послушать полиязычную болтовню по Скайпу, почти все беседуют по громкой связи. Мы, благодаря этой «невинной радости» познакомились с русскоязычными. Ребята «рожденные в СССР», а ныне граждане Израиля, Германии и Испании, пришли в Роту на вновь купленной яхте. Яхта не новая, проекта «Гидра» и ее нынешний хозяин решил на ней катать публику по Средиземке. Но, вот незадача, он пока еще не научился ей управлять, а потому выбросило лодку на песчаный пляж почти сразу после отплытия. С пляжа лодку через три месяца все же стянули, причем почти без повреждений, и теперь они хотят в Роте произвести ремонт лодки и уже потом двигаться дальше на восток, в сторону коммерции. Мы пообщались за стаканчиком винца и оказали новоявленным морякам посильную помощь рекомендациями по постановке на якорь, правильным якорным устройствам и скачали навигационную информацию на их компьютер. От предложения покапитанить, мне пришлось отказаться, у меня своя «ноша» еще не пристроена. Но ничего, ребята, особенно владелец, шустрые, — справятся, если запомнят, что якорную цепь для такой большой лодки надо иметь длиннее 20 метров и отпускать эту цепь не на 2 глубины, а как минимум на 4.

Оформившись и встав на отведенное нам место, мы пошли гулять по городу. Городок Рота, очень симпатичный, чистенький и содержит как старинную часть (возле марины), так и современную дальше от берега. Мне понравилось в старинной части, сохранившейся от бывшей здесь ранее рыбацкой деревушки. Сейчас там уже много католических храмов, но в архитектуре жилых домов явно проявляется арабско-мавританское наследие. Здесь я, наконец, увидел вживую настоящие традиционные «патио». Очень симпатичный внутренний дворик, обильно засаженный всяческими роскошными растениями рядом с маленькими фонтанчиками, позволяющий почувствовать себя почти на загородной даче, находясь в центре города. Там же внутри, разумеется, поставлены столы и лежаки для банкетов или тихого отдыха, ведь все это закрыто от улицы как минимум двумя этажами этого же дома. Рассмотреть эти уютные патио не всегда просто, ведь они в основном закрыты от случайного взгляда прохожих и лишь иногда удается заглянуть в них через приоткрытую наружную дверь.

Кроме патио, в старинных домах часто встречается настоящее средневековое оборонительное сооружение — «входной шлюз - предбанник» для уничтожения противника, пытающегося проникнуть в дом. То есть, нападающие оказываются в колодце, между стен и двух крепких дверей и уничтожаются защитниками с верхней оборонительной позиции. В наше время большинство этих пережитков средневековых оборонительных систем уже отделано по-современному и несут «печать роскоши», но в изредка встречающихся старинных обедневших домах, явственно проглядывает их первоначально военное предназначение. Оказалось очень интересным побродить по узким старинным улочкам этого городка, разглядывая «живые» особенности местной архитектуры. В то же время, по тесным улочкам каким-то боком умудряется протискиваться малогабаритный городской рейсовый автобус, который за 10-15 минут отвезет вас в современную часть города к магазинам и широким проспектам. Мы с удовольствие гуляли по городку всем экипажем вместе и по-отдельности. Купили там, наконец, газовый баллон «кемпинг-газ», который можно заправлять-обменивать во многих странах. Вовремя взяли его, ведь через 5 дней второй, заключительный английский баллон закончился, а заправить этот тип баллона здесь негде.

Отдохнув в Роте 2 дня и выполнив все намеченные дела, можно было двигаться дальше, но подул сильный встречный ветер, и ломиться против него даже на мотосейлере не хотелось. Да и марина с городком нам понравились. К тому же через залив находится знаменитый город Кадис! Как ни спешим мы, но пройти мимо все же будет очень обидно. Погода «помогает», посылая нас в Кадис. Можно туда доплыть на своей лодке, а можно на пароме-катере, который отправляется прямо из марины. Решили прокатиться на катере, на своей лодке мы уже вволю наездились и еще пойдем, а катер — это тоже экзотика.

Поехали в Кадис с утра, с тем, чтобы вечерним катером вернуться спать в свою лодку.

Это большой старинный город с многоэтажными домами и толпами народа. Город настолько старинный, что там даже ведутся раскопки античных руин, можно кое-что разглядеть прямо с улицы. Наш экипаж гулял раздельно, периодически пересекаясь и окончательно соединившись у катера на причале. Город интересный, расположен на довольно узкой песчаной косе, окруженный с трех сторон морем и рекой. Гуляя в нем периодически оказываешься на берегу. Сейчас городу стало некуда расти, и он стал увеличиваться по длине этой косы-полуострова. В тоже время, планировка города полосой, наверное, неудобна и сейчас там строят здоровенный мост через реку, чтобы расширить поселение на коренной берег.

Залив Кадиса очень удобен как стоянка и укрытие для кораблей самой разной величины, оттого в этом месте издревле развивалось мореплавание. Даже Колумб здесь «отметился» стартом второй своей экспедиции. Понятное дело, это были уже не три корабля как в первом рискованном плавании неизвестно куда, а уже 17, — процесс пошел, народ валом повалил на открытые земли, и порт отправления нужен был покрупнее. Вот и мы тоже приобщились к всемирной истории, посмотрели, поинтересовались, как тут им было в стародавние времена. Глядя на эту обширную закрытую бухту, мне захотелось прокатиться на своей лодке по местной довольно большой реке, походить внутри залива, и опять я огорчился, что связывают меня временные рамки и конкретный маршрут. Коллеги, планируя дальнее плавание, старайтесь не ограничивать себя точными датами, крайне неприятно пропускать мимо интереснейшие места нашей планеты.

Вдоволь нагулявшись по экзотическому Кадису, о котором я слышал еще, будучи учеником средней школы, мы, удовлетворенные очередным нашим достижением-постижением, вернулись домой в лодку. Прогноз ветра на следующий день был благоприятным для нас, и мы планировали идти дальше на восток.


Рота и Кадис.


43.

Утром ветер действительно, хоть встречный, но не сильный и мы идем в море. Пересекаем с группой яхт-попутчиков залив и уходим в море, двигаясь вдоль морского фасада Кадиса. В самом заливе неожиданно удивила большая и крутая волна — ведь особого ветра нет, откуда же она взялась. Когда отошли мористее, все объяснилось очень просто, — в заливе волны отражаясь от берегов, складывались и поэтому были выше и круче. Проходя в море мимо Кадиса, сначала любовались его набережными, потом город постепенно уменьшился до отдельных деревенских строений. Все это располагалось на невысоких песчаных дюнах. Хуже оказалось в море — все чаще начали появляться рыбные садки, плохо заметные издалека. Из-за этого пришлось пару раз резко поворачивать, объезжая эти препятствия. Нам это не понравилось, и мы отошли мористее, но еще несколько раз видели, как яхты, идущие ближе к берегу, внезапно закладывали крутые развороты в море. В этом переходе мой мотосейлер показал себя с наилучшей стороны. Все яхты шли против несильного ветра и волны на моторах и наша скорость в этом случае, соответствовала нашей длине. Большие/длинные яхты нас постепенно обгоняли, а те, что были наших размеров, шли с аналогичной скоростью, двоих мы даже сами обошли, хотя дизель не напрягали. Просто тяжелый мотосейлер с большим гребным винтом, лучше идет против волны и ветра.

Так, не спеша, но и не расслабляясь, мы прошли 30 миль и подошли к знаменитому мысу Трафальгар. Кораблей адмирала Нельсона и других мы там так и не нашли, наверное они ушли отмечать событие. Оказалось, что с воды ничего памятного о той победе не заметно, возможно, из-за того, что владельцы этой территории испанцы были тогда в числе проигравших, а свои потери люди не склонны отмечать «на память». Памятники этой победе лучше осматривать в очень далеком от этих мест Лондоне. Зато нас удивил мыс и даже не сам мыс, а воды возле него. Мыс Трафальгар не высок, горы отодвинуты от берега, зато далеко в море, порядка на милю уходят каменные подводные отмели. Не то, чтобы там было слишком мелко, судя по нашим картам, мы вполне смогли бы пройти там. Но! Приближаясь к мысу, мы заметили уходящую от мыса далеко в море полосу бурунов. И буруны были какие-то странные, не такие, как от обычной прибойной волны, повторяющимися сериями, а в виде постоянной волны с гребнем. Примерно такие же бывают на речных порогах. По мере приближения мои опасения усиливались: а туда-ли мы идем? Может, где-то здесь прячутся Сцилла с Харибдой или еще кто-нибудь из этой «компании»?

Дебаты в экипаже по вопросу прохождения этого водного препятствия достигли такого уровня, что капитану пришлось взять бразды правления в свои руки и отъехать подальше от этих подозрительных бурунов. (Не люблю рисковать своими лодочками, достающимися мне с такими огромными трудностями.) В то же время было очень любопытно посмотреть, отчего в море вдали от берега возникли такие странные гребни. Поэтому мы не отдалялись от этого чудесного явления и достаточно хорошо рассмотрели эти волны. Как всегда, все объяснилось достаточно просто — на каменной отмели было довольно сильное течение (наверное, приливно/отливное), и на скальных «ступенях» появлялись эти волны с постоянными гребнями. Очень похоже на обычные речные пороги, но эти были в море довольно далеко от берега. Думаю, правильно я сделал, что перестраховался, отойдя от этих бурунов. Течение не очень заметное на глубине, где мы шли, на скальных ступенях резко усиливалось, и неизвестно, смогла бы моя лодочка перебороть его, или так бы и понесло нас на какой-нибудь камень неуправляемой щепкой. Течение для нас было попутным, а если очень любопытно, то лучше подходить к такому природному явлению с противоположной стороны, тогда, в случае чего, природа воды сама отнесет от опасности. Так сделал довольно большой катер-кораблик с многочисленными пассажирами. Подойдя к бурунам против течения, он постоял, посмотрел, а потом пошел в море обходить препятствие.

Преодолев этот исторически отмеченный мыс, мы пошли на ночевку в Барбате, расположенную в пяти милях отсюда. Там за волноломом есть гавань с мариной, а мы встали недалеко от городского пляжа, немного укрывшись за дамбой от морской волны с северо-запада. Спали и купались хорошо.

На следующий день назначен «штурм» водораздела Европы и Африки — знаменательное событие, к которому мы стремились предыдущие два месяца! Еще с вечера я долго вычислял методику прохождения Гибралтарского пролива. У меня, увы, нет данных по распределению течений в нем, лишь краткие ссылки, что течение в основном направлено в Средиземное море. Примерно так же происходит и в проливах Босфор и Дарданеллы, как считается за счет разницы в солености воды. Но в тех турецких проливах практически нет влияния приливов/отливов, а возле Гибралтара Атлантический океан качается до 2 метров дважды в сутки, причем со стороны Средиземного моря, эта же «качка» оказывается уже порядка 1 метра. Значит, на этой «реке» длиной всего-то в 10 миль будет разница уровней до 1 метра. По моим прикидкам, этого вполне достаточно для создания приливно/отливного течения, несмотря на какую-то там соленость. Ну и какие же там будут течения, и главное, в какое время пойдут попутные нам? Долго я размышлял над этим трудным вопросом и пытался вычислять, применяя все свои знания по гидравлике и даже по электротехнике (я лучше знаю электротехнику/электронику, а токи там протекают тоже по сходным законам). Сомнений было много, но какое-то решение капитан принять должен. Решил проходить пролив Гибралтар в рассчитанный мной оптимальный временной отрезок времени. Для этого, выйдя с утра из Барбаты, мы на три часа кинули якорь в небольшом заливчике возле Каскас де Порро. Там мы с удовольствием накупались, пообедали, а Максим даже прогулялся по песчаным дюнам на берегу.

После ожидания расчётного оптимального времени входа в пролив мы снялись с якоря и пошли к Тарифе — городку, стерегущему вход в узкость. По пути встретили две яхты, вышедшие из пролива. Если я правильно рассчитал течения, то эти яхты воспользовались попутным для них течением и теперь, достигнув пика, вода должна повернуть вспять в нужном для нас направлении. Не знаю, на сколько были верны мои вычисления, но когда мы подошли к входному мысу Тарифы, вода там уже вовсю бурлила, втекая из Атлантического океана в Гибралтарский пролив. То есть, течение было попутным для нас! Тогда идем туда!

Буруны текущей воды возле скал Тарифы были столь заметны, что я даже отвернул от него несколько мористее. Хотя приведенные на карте глубины в этом месте вполне достаточные, но как гласит ХМП, лучше не стремиться к ненужному риску. В порт Тарифы со стороны Африки подходят паромы, но не слишком часто, поэтому разошлись мы с ними без проблем. Там же в бухте Тарифы стояло несколько яхт, значит, в случае необходимости там можно переждать. У нас же сейчас все в порядке и мы идем в узкость.

Для такого малюсенького кораблика как мой, «узкость», это слишком сильно сказано. Гибралтарский пролив более чем широк и проблем с его проходом у нас совершенно не было. Даже, наоборот, по сравнению с узким Босфором, забитом кораблями и лодками, здесь вполне свободно. Нет сложных зигзагов как в Дарданеллах. В то же время мы прикрыты берегами и течение здесь не столь сильно как в Ла-Манше. В целом прохождение по Гибралтарскому проливу мне очень понравилось: навигационных проблем минимум, а прекрасные горные виды по берегам украшают это место и делают прохождение очень приятным. Мы шли вдоль испанского берега, направляясь в бухту Гибралтара, поэтому, проходя в 1-2 милях от северного берега, мы совершенно не мешали большим кораблям, идущим ближе к центру пролива. Наоборот, было приятно ими любоваться, разглядывая этот «караван» состоящий из самых разных типов судов, включая военные. Давно мы не видели сразу так много кораблей на ходу. Естественно, возникло желание подойти к ним поближе и пересечь строй. Тем более, что на Африканском берегу показалась величественная гора-скала. (Все таки мы остались на своей стороне). Тут-то я как раз и вспомнил, что в античные времена это место называлось «Геркулесовы столбы» (иногда пишут столпы). Фото английской горы-скалы-столба я много раз видел и был понятен смысл обозначения этого «столба». А почему столбы все-таки упоминались во множественном числе, я увидел впервые. И Африканский столб действительно заслуживает своего древнего названия, скала величаво поднимается из близлежащих пологих гор, отмечая окончание Африканского континента! Она видна со всего Гибралтарского пролива, и, пожалуй, даже крупнее и заметнее своего европейского собрата. Только морская дымка и непогода может скрывать её. Но со стороны Европы скала значительно лучше «работает» морской крепостью, и возле нее удобный залив для кораблей, потому больше прославился именно этот столб.

Конечно, весь Гибралтарский пролив окружен горами, оно и понятно, морская река требует соответствующую «набережную», но окружающие горы не слишком высокие. При этом два хорошо заметных скалистых столба, дополнительно украшают это место и «приглашают» войти в эти гигантские ворота. Удивительно приятно входить в этот огромный «колонный зал» по водному паркету.

Судя по многочисленным ветрякам на испанском берегу, это очень ветреное место, но нам повезло, сегодня было довольно тихо, и мы шли, подгоняемые течением, не сильно утруждаясь. (Интересно, а как свищет в этом желобе сильный ветер?) Но на марокканском берегу ветряков совсем не было видно, даже в бинокль. Сказывается разница в экономическом развитии двух стран.

По пути мы разошлись с несколькими моторными яхтами, для них не сильное в этих местах встречное течение, не является значительной помехой. Так, без проблем, прошли мы эти удивительные 10 миль и уже приближаемся к заветной бухте Гибралтара, месту, где сходятся многочисленные морские дороги. По пути мы даже немного искупались, остановив двигатель и дрейфуя вместе с течением. Неизвестно, насколько чистая будет вода в гаванях бухты Гибралтара и где там предстоит нам стоять, а искупаться очень хочется, привыкли мы уже к этой приятности. Была даже мысль поставить паруса и идти по течению подгоняемыми слабым попутным ветром. Хорошо, что не увлеклись этой сомнительной экономией. Места тут, конечно, великолепные и уходить неохота, но нельзя забывать, что мы все же проходим узость и не собираемся ночевать посреди пролива.

У входа в залив Гибралтара мы оказались во встречном течении, которое «съело» нам узел скорости. Значит, в основном, правильно я рассчитал время прохода, это было ожидаемое течение. Оно нас немного задержало. А тем временем, мы уже заходим в это вожделенное место, оказаться в котором я мечтал долгими сухопутными вечерами, полеживая на диване. Здесь полно всяческих кораблей самых разных размеров. Но стоят они, оказывается, не по всей бухте, а оставив средину свободной. Это очень удобно для прохода и обусловлено тем, что сама бухта, расположенная среди гор, довольно глубока и трудно там встать на якорь, вот все корабли из-за этого и жмутся по кругу вдоль берегов.

Но «зевать» там нельзя, судов и лодок столь много, что уже вижу несколько одновременно идущих мне навстречу. С малыми лодками разойтись легко, их движение хорошо заметно. А когда начинают движение супертанкеры, которых здесь множество, это почти незаметно, так плавно они набирают скорость. Зато набрав скорость, он тормозить из-за меня маломерного тоже не будет. Попутно сзади подходят несколько быстроходных паромов, надо и от них вовремя увернуться. Избираю тактику проползания вдоль больших кораблей, которые заведомо стоят на якоре. Они не движутся и гораздо заметнее меня, мелкого, уж их-то точно заметят и объедут все, а я за них спрячусь. Тут главное видеть, что якорь действительно лежит и что к нему не идет на швартовку под борт какое-нибудь судно поменьше. Так потихоньку мы подходим к английской части залива, куда мне порекомендовали встать мои английские друзья. По дороге, на удивление, повстречалось множество игривых дельфинов, наверное, их здесь неплохо кормят, раз они предпочитают оставаться в этой не слишком чистой бухте. Подходим к английскому порту. Вроде бы залив небольшой, а уже второй час идем, и солнце начинает клониться к закату. В таких условиях не тратим время на долгий выбор стоянки и встаем рядом с взлетной полосой со стороны Испании. У меня это место обозначено в лоции, как якорное и мне рекомендовали его еще в Англии для бесплатной стоянки. Покрутились там, выбирая якорное место уже в сумерках, и, наконец, встали. Теперь можно спокойно поглазеть по сторонам и дать волю чувствам томившимся в груди. Я добрался до известнейшего места, о котором знают, наверное, все моряки Земли! Достиг своей мечты!

Солнце зашло за испанские горы на другом берегу залива, и окружающее нас пространство высветилось многочисленными огнями. Они горят со всех сторон и даже интересно разбираться, где береговые, где корабельные, а где мигают навигационные знаки. Возле нас стояли две лодки с рыбаками, но с наступлением темноты они ушли. Потом подошла яхта, и на непонятном языке ее шкипер пытался что-то у нас спросить. После безуспешных попыток общения на английском языке, шкипер встал недалеко от нас. (У нас с ним явно разное представление о том, как разговаривать по-английски). Но все равно, это хорошо, я предпочитаю стоять в незнакомом месте хоть в какой-нибудь компании, в качестве подтверждения, что я ничего не нарушаю, а если нарушаю, то коллективно.

Постепенно все вокруг стало успокаиваться, а заодно и мы. Чувства радости от достигнутого переполняли меня. По такому случаю за ужином мы не преминули поднять бокал испанского вина за благополучное завершение океанского перехода и прохода знакового пролива! Хоть и не спешили мы укладываться спать, оказавшись в таком экзотическом месте, усталость от напряжения прошедшего ходового дня дает о себе знать. Я, добавив себе винца, для организации наилучших сновидений, уползаю к себе в каюту. Максим еще долго остается на палубе, и на него это место произвело сильное впечатление.


Мыс Трафальгар. Тарифа. Гибралтар.




44.

Утром соседняя яхта ушла куда-то, а мы от переполненности чувствами никак не можем решить, что делать дальше. Ведь цель, к которой мы стремились в моряцких трудах, преодолении опасностей и в непременных радостях, достигнута. А что делать теперь? Даже завтрак не надоумил нас, мы так и оставались в тихой прострации, созерцая окрестности. Однако, часикам в 10 утра к нам подъезжает катер, по всей видимости, с властями и люди с него заявляют, что стоять здесь нельзя и нам следует уходить. Люди говорят с нами вежливо, заметно английское влияние. И хотя они явно не англичане, но, наверное, состоят на английской службе. Нам объясняют, что в этом месте якорная стоянка запрещена.

Я, оправдываясь, показываю английскую лоцию, но меня никто и не собирается наказывать. Просто вежливо, но настойчиво рекомендуют встать в другом месте. Так я и не против, только куда мне следует отойти. Рекомендуют отойти за соседнюю дамбу, где уже испанские воды. Похоже, мы стоим на нейтральной полосе, и властям это почему-то не нравится. Нет проблем, мы быстренько снимаемся с якоря и уходим. Идти надо всего метров 300. Знал бы раньше, сразу туда пошел, еще с вечера.

Мы заходим за дамбу и оказываемся в компании 20-30 путешествующих яхт под разными флагами. Похоже, что там строилась полноценная яхтенная марина, но, следуя любимой испанской присказке «маньяна» (означает что-то вроде — «потом, когда–нибудь»), строительство сильно затормозилось и когда закончится никому не известно, да это никого и не волнует. Поэтому сейчас за дамбой полно места для странствующих яхт, стоящих бесплатно на якоре, а местные малые лодки стоят рядом на причалах, огороженных забором.

По такому случаю надуваем свою лодку и отправляемся на испанский берег. Моторчик лень ставить, для проезда 50 метров гребем веслами. Проезжающие мимо на большом РиБе испанцы любезно предложив, дотягивают нас до берега. Мы спрашиваем у них, где можно поставить нашу надувнушку, пока мы пойдем гулять на берег. Поставить можно где угодно, места достаточно, но вряд ли мы ее найдем по возвращению. Оказывается, в Испании очень развито воровство, и здесь особенно, так что приходится бдеть, это не Турция, Англия, или Греция. В Испании, при всем ее величии, воровство национальная достопримечательность. Значит, будем гулять на берегу по очереди, ничего страшного, я возвращаюсь на Линосу. Оставаясь на борту своего кораблика, я не скучаю. Места здесь интереснейшие, и я, уютно устроившись с биноклем под тентом, разглядываю окружающие пейзажи. Жизнь по берегам «бьет ключом», везде что-то происходит. С супертанкеров сливают нефть в малые, похоже, здесь происходит перепродажа всего и вся, и в первую очередь нефти, разумеется, множество народа на этом «греет руки». Не мудрено, что в этих местах повышенная криминогенная обстановка — где делают деньги «из воздуха», там собираются идейные сообщники всех специальностей.

Но это всем нравится, и даже чопорные англичане, которые, находясь в метрополии, гордятся своей особой честностью и трудолюбием, в этом месте увлеченно занимаются «воздушной» коммерцией. От того и сам английский город-крепость Гибралтар уже перестал «бряцать оружием», (ни одного военного корабля я там не увидел), а просто живет, извлекая деньги из своего географического расположения и статуса оффшорной зоны. К сожалению, из-за этого оффшорного статуса, нас с английскими визами туда не впустили, хотя мои английские друзья уверяли, что мы сможем прогуляться по этому интересному месту. Самим англичанам виза, естественно не нужна, а иностранцам требуется специальная местная виза. Хорошо, что хотя бы испанцы не требуют от нас никаких виз, и мы свободно гуляли на берегу. Хотя испанский городок, примыкающий, не показался особенно интересным. Пыльненький, грязноватенький и совершенно очевидно является придатком английской территории — все его дороги ведут к пропускному пункту в город Гибралтар. В пропускном пункте толпы народа, идущие и едущие в обоих направлениях, мы думали, что сможем просочиться совместно с толпой, — не получилось, а жаль, уже планировали как поднимемся на гору и «пожмем руку» местной обезьяне.

Простояв на испанской стороне пару дней и закончив свои хозяйственные дела, делаем еще одну попытку проникнуть в английский Гибралтар, методом нахально-наивного яхтинга. Заходим в тамошнюю марину и примитивно встаем на свободное место. Недолго мы там простояли, минут 15. Уже спешит к нам служащий марины, объясняя, что свободных мест нет, и в подтверждение этого с моря подходит частный катер, объясняя нам, что это его место. Что приятно, все объяснения проходят очень вежливо, поэтому не так обидно, что нам так и не удастся в этот раз посетить этот знаменитый город. Ну что же, значит зайдем в следующий раз. Зато там же рядом с мариной находятся заправочные станции, где можно залиться беспошлинным горючим, что мы и сделали. Там же предприняли еще одну попытку просочиться хоть на короткое время в город (типа за продуктами), поставив лодку на пару часов возле заправочной станции. Но заправщик ни в коем случае не соглашается выпустить нас в город, утверждая, что эта заправка имеет экстерриториальный статус, и наш выход в город через ее дверь будет считаться незаконным пересечением границы, а ему не нужны проблемы с пограничниками. Да, нет в жизни полного счастья, не повезло нам в этот раз, а потому возвращаемся на свое место в Испанию, с намерением переночевав, утром отправляться дальше в море.


В бухте Гибралтара.


45.

На рассвете в дымке тумана уходим. Гора Гибралтара представляет собой удивительное зрелище, и мы разглядываем ее напоследок со всех сторон, запоминая ее необычный вид. Даже Максим, который обычно утром досыпает, на этот раз не идет в койку, а тоже любуется необычным местом, невзирая на утреннюю сырость. Сейчас мы проходим в непосредственной близости от английского берега, поэтому практически нет проблем расхождения с другими кораблями и лодками. Можно достаточно свободно разглядывать берега, не опасаясь навигационных «сюрпризов». Подходим к самому мысу, скалистому краю знаменитой горы, там уже надо проходить аккуратнее — волна поднимается, течение куда-то тянет, но мотосейлер упорно продвигается по курсу, выбранному капитаном и вскоре мы огибаем этот примечательный мыс.

Дальше легче, море успокаивается, никакие другие суда уже не стремятся прижать нас к скалам, и течения-водовороты исчезают. Перед нами открывается Средиземное море. Правда, в этом месте его иногда обозначают как море Альборан, но воду не обманешь, заметно меняется ее оттенок, исчезает атлантическая зеленца и нас окружает голубизна. Вода становится именно голубой, а не синей, это и есть чудо Средиземноморья. Ее прозрачность улучшается с каждой пройденной милей, и что удивляет, в воде больше плавающего мусора, чем в океане, и, тем не менее, вода явно прозрачнее и получаешь особое удовольствие вглядываясь в ее на удивление светлые глубины по "струям" проникающего солнечного света. Совершенно ясно, что мы входим в курортное море, созданное самой природой и подаренное людям и всем живущим на Земле. Осталась самая малость, не захламить эту голубую красоту, не замазать ее нефтью с танкеров, ну и вообще, как минимум уважать.

Мы идем вдоль испанского берега, намереваясь ночевать на многочисленных здесь стоянках. Есть из чего выбирать, это явно не суровый западный берег Португалии. В это же время за кормой разворачивается потрясающая панорама горы Гибралтар — вид со стороны Средиземного моря. Если внутри залива эта гора хоть и крутая, но все же не очень, и есть где поставить дома, проложить дороги и обустроить человеческий быт, то внешняя, морская сторона горы почти вертикально обрывается от ее вершины прямо в воду. (Немного осыпей и уступов там все же есть). Это место настолько сурово, что даже растительности там мало, и уж конечно человеческих построек. Похоже, проще было вырубить пещеры-дома-артиллерийские казематы в самой скале, чем пристроить это снаружи.

Открывается удивительное природное зрелище — огибание ветром этой каменной стены. Гора столь высока и крута, что влажный ветер, слегка дующий со Средиземного моря, подходя и упираясь в скалу, поднимется вертикально вверх, при этом сразу же в нем образуются облачка и становится видно, как этот ставший видимым воздух огибает гору, завихряясь и клубясь за ее вершиной. Редкое в других местах зрелище, здесь почти постоянно радует зрителей. На это движение облачков вверх по отвесной стене можно смотреть так же долго, как на горящий огонь, но в данном случае зрелище отличатся громадными размерами и отсутствием необходимости подкладывать дрова, все необходимое делает сама природа.

Жалко уходить из такого места, но надо, ведь это не единственное чудо природы, и мы надеемся еще многое увидать в этом Мире.

Со стороны Средиземного моря находится внешний рейд Гибралтара, мы проходим сквозь строй многочисленных судов, стоящих на якорях. Проблем нет, не тесно, места хватает всем, и мы потихоньку на дизеле уходим в голубые дали Средиземного моря, а за кормой в дымке растрворяется Геркулесовый столп Европы. Надо бы сюда еще заплыть, не торопясь наглядеться на все местные чудеса и все-таки залезть на гору к обезьянам.

По сравнению с океанским плаванием, движение в Средиземном море представляется нам совсем спокойным. Океанской зыби и в помине уже нет, ветер чуть заметный, от этого и местные волны почти отсутствуют, голубая вода манит в свои прозрачные объятия купаться — чего еще надо странствующему крейсеристу для тихого счастья. (Суровые морские приключения тоже хороши, но не слишком часто! Для полного удовольствия с меня снимается обязанность постоянно вычислять колебания прилива-отлива. Когда эта величина становится меньше одного метра, то уже нет необходимости в точных вычислениях, 1 метр всегда должен оставаться в запасе, лучше даже 2 метра, то есть, те самые 7 футов под килем. Так мы и скользим по водной глади, продвигаясь вдоль испанского берега. От такого расслабления и отсутствия необходимости постоянного внимания к серьезным проблемам навигации, у меня начинают появляться всякие «народно-хозяйственные» мысли. И вскоре начинает доминировать мысль, а правильно ли я иду, все ли мои действия верны?

Решил подвести итоги нашего уже осуществленного похода и дальнейшие перспективы. У Максима тоже появляются подобные мысли, но у него их направленность несколько другая. Старпом уже накатался вволю, (хотя это происходило значительно медленнее, чем хотел бы молодой человек его возраста), сейчас он все чаще вспоминает свои домашние проблемы, ожидающие решения. Кроме домашних проблем у Максима наметился предел денежных запасов, ведь от самой Англии мы идем, используя его финансовые средства. Максим предполагает участвовать в походе до тех пор, пока у него остается достаточное количество денег. Я не собираюсь пересчитывать не мои деньги, Максим сам определяет достаточность денег. По этому поводу решаем по возможности сокращать расходование средств, а значит, пореже заходить в марины. По предварительным прикидкам получается, что Максим дойдет со мной до Балеарских островов, но очень переживает, что я останусь один в лодке. Я же спокойно отношусь к перспективе одиночного плавания, все свои лодки я всегда готовлю для возможного плавания в одиночку, вместе с тем, не стремлюсь к этому, — в компании веселее и проще со швартовками.

В связи с открывшейся перспективой экономии денег и как следствие обхода почти всех марин побережья, мы сейчас идем в Марбелью и ночуем там на якоре, на всякий случай не отходя далеко от укрытия-марины. Это вполне возможно и ничего страшного там нет, только оказалось, что даже совсем слабая волна с моря, все же качает значительно сильнее мягкого убаюкивающего покачивания лодки у закрытого причала.

На следующий день идем в Малагу.

Чем ближе к Малаге, тем шикарнее становится берег. Это уже не маленькие курортные городки атлантического побережья, а сплошное покрытие отелями-небоскребами и прочей курортной инфраструктурой. Понятно, что и марины там имеются, но мы в них не идем, у нас другой финансовый статус. Мы просто проходим мимо и идем в порт Малаги. Ближе к порту курортный глянец потихоньку рассасывается, оно и понятно, город старинный и всякого хлама, оставшегося от прошедших веков, накопилось много. Что-то уже снесли, а что-то сохраняют. Решаем даже в порт не заходить, а встать на якорном месте, обозначенном на карте, прямо в уголке между берегом и новой портовой дамбой. Вода там не такая «стерильно чистая» как открытом море, но местный народ купается, мы тоже.

Малага город большой, исторический и естественно хочется туда сходить осмотреть местные красоты. Одновременно хочется поскорее дойти до цели путешествия. Решаем отложить осмотр этого города на «потом».(Кстати, «потом» впоследствии сработал, весь экипаж имел возможность здесь прогуляться.) Ну, а пока просто спать и завтра опять в поход. Перед сном я задался целью рассчитать и сравнить уже пройденную дистанцию и остающуюся. Сложил на карте пройденные мили (близко к пути следования) и тоже самое сделал для дальнейшего намеченного маршрута. Получились удивительные цифры. До Гибралтара мы прошли, оказывается, всего 1500 миль, а осталось чуть ли не 1900 миль. Надо же, как странно получается, два месяца двигались по океану, и надо еще два месяца, а то и больше.

Конечно, мы не слишком настойчиво упирались, как тут спешить, когда вокруг морские и прочие чудеса сыплются на нас как из рога изобилия, я бы предпочел идти еще медленнее, чтобы полнее насмотреться и впитать в себя все, что мы увидали в море и на суше. В результате получился некий компромисс между стремлением быстрее дойти и жизнью неторопливого путешественника. Именно о такой жизни я уже давно мечтаю. Впереди еще целый август и сентябрь, время для вполне комфортного плавания в Средиземном море. Штормы обычно начинаются с октября. Как раз должно хватить время для подхода в Турцию — цели этого моего плавания. Но беспокоит моя вторая лодка, стоящая возле Мармариса и необходимость ее продажи для закрытия моих долгов. Да и оплатил я ее стоянку в марине только до 1 октября. Что-то плохо согласуются планы моего похода с планами продажи лодки и урегулирования финансовых проблем. Да… проблемы. Никак не получается жить легкомысленно, ни о чем не заботясь, ничем не заморачиваясь. А тут еще течь в лодке стала усиливаться. Ну, ладно, утро вечера мудренее, завтра еще подумаю, как согласовать и благополучно разрешить мои проблемы.

Выходим в море. Там тихо и мы идем на моторе, останавливаясь для купания, чтобы не перегревать свой организм. Пока мы так расслабляемся, я уверился в мысли, что не получается у меня завершить этот год походом в Турцию. Усиливающаяся непонятная течь (уже 60 литров сутки), требует заняться решением этого вопроса, а значит — останавливаться, для верности подниматься на берег и упразднять реальную опасность для продолжения плавания на этой лодке. Как ни спеши, а недельку для этого занятия зарезервировать надо и деньги соответствующие. Значит, я уже никак не успеваю с достигнутой реальной средней скоростью хода добраться в Турцию до 1 октября. Отсюда вывод — придется притормозить поход и поставить лодку на зимовку не дойдя до Турции. Следующая мысль — надо бы скорее оказаться в Турции и заняться продажей стоящей там лодки. (Если продажа состоится, то я смогу вернуть долг и это «развяжет мне руки» для работы с «Линосой».) Ну, а тогда чего ждать, надо искать эту самую стоянку прямо здесь.

Начинаем спрашивать о возможности зимней стоянки и ремонта на берегу во всех встречных маринах. Уже с третьей попытки, в рыбной гавани маленького городка Адра, нашли удовлетворительный вариант. Простояв там две недели, всё-таки поднялись на берег. За это же время выяснил основную причину течи и наметил приобретение необходимых инструментов и материалов для её устранения. Сделал множество других полезных дел в лодке, но еще больше осталось.

На этом поход «Из Англии» в 2010 году для нас закончился!

Закончился в целом благополучно, можно даже сказать счастливо. Мы с Максимом вволю накатались, по морю-океану, побывав в интереснейших местах. Конечно, не все сложилось идеально, ну да совсем гладко и абсолютно во всем удачно, никогда и не у кого не получается. Главное, что экипаж жив и здоров, а судно сохранено! Теперь можно обдумывать и планировать дальнейшую жизнь, морские походы-приключения!


"Линоса" по завершению навигации 2010 года в порту Адра.

Послесловие (27 мая 2011)

Спасибо за добрые слова!

Я сейчас добрался, наконец, до Адры и проник в лодку. Добирался с приключениями; самолет, на котором я летел поломался и на одном движке сел на Майорке. Полдня чинили, потом полетели дальше, в Малагу. Все закончилось благополучно.

Лодку разворовали, не смотря на "строгую" охрану. Не очень сильно, но сперли почти весь инструмент (даже тарелки с вилками) и посадили аккумуляторы. (А в Турции можно даже не запирать лодку, все цело.) Придется покупать. Но в остальном лодка цела. Как починю, так поеду дальше к Турции. Жаль, время у меня ограничено, поэтому, сколько успею, на столько и заплыву.

Дополнения и комментарии

(Из представляющих интерес материалов форума в теме о плавании.
Заметки участников обсуждения приведены с увеличенным отступом).

Мои заметки, сами понимаете, достаточно субъективны и не всеобъемлющи. Только о том пишу, что видел сам в конкретной местности.

Я не стараюсь выискивать и публиковать негатив о местах, где был радостен и счастлив! Если задаься целью, то везде можно найти повод для недовольства и осуждения. Всеобъемлющего счастья для всех на нашей Земле все еще нет. И не знаю, когда будет. Еще в Англии/Корнуоле я ходил в гости к людям, живущим в трейлерах и в лодках, но эти люди были счастливы и похоже, не тяготились своим образом жизни, это их сознательный выбор. А вот, в Португалии и в Южной Испании, не видел свободных людей проживающих в лодках или "караванах", зато видел много людей, живущих на тротуарах. Правда, там теплый климат. Жизнь так разнообразна...

* * *

В Великобритании есть одна отличная особенность: люди с тобой общаются исходя из того, насколько ты им симпатичен и интересен, но начинают со своей стороны доброжелательно и вежливо. Для них не имеет значение твоя национальность, вероисповедание, профессия и т.д.

* * *

Сейчас, вроде, с третьей попытки простого опроса во всех маринах по берегам, нашел в рыбачьей гавани стянку на берегу. Цена вроде премлимая. Оформляемся. Но у них в Испании всё "маньяна", завтра по нашему. И эта "маньяна" уже третий день длится, а контракт еще не подписали. Связи хорошей так и не нашли. Хотел фотки отправить к "Англии", но надо сначала сжать (вспомнить как это делается). Сейчас немного определимся со стоянкой, буду свою Музу теребить — пора заканчивать "краткий рассказ". Максим уезжает, у него дела в России. Я пока здесь побуду — надо что-то делать с протечками. В последнее время уже литров по 60 в сутки набегает, даже электропомпой долго качать. В основном течет дейдвуд, а на воде с ним бороться трудно, вот на берегу буду пробовать разобрать и посмотреть.

Основная проблема — течь в дейдвуде. Пока стоял и ожидал местную "маньяну", провел эксперименты по выявлению источников поступления воды. Забил дейдвуд смазкой и течь на 1 день прекратилась! Остальные места очень мало текут и их можно чинить без подъема на берег.

* * *

Коллеги! Есть возможность посмеяться! Вот еще маленькая заметка с моими неожиданными приключениями. Я, как всегда, не ищу приключений и стараюсь их избегать, но страсть к путешествиям опять принесла мне сюрпризы. И я получил очередную дозу опасений и переживаний. Хотя, при этом, не сильно огорчен, - очередное интересное путешествие состоялось и если бы не финансовые проблемы, то был бы только рад.

Дело было так. Тихоходность моей новой-старой лодки “Линосы”, опасения в надежности судна и экипажа, а также задержка отхода из Англии привели к тому, что пройдя Гибралтар, я понял, что не успеваю вовремя прибыть в Турцию. А мне надо быть в турецкой Мартимарине для осуществления продажи лодки “Либеры” или ее постановки на дальнейшее хранение. Казалось бы, все очень просто — ставлю Линосу в ближайшую марину Испании и спокойно еду в Турцию. Это у нормальных людей все так спокойно, а у меня проблемы, возникающие от недостаточного финансирования. К тому же, Линоса стала брать слишком много воды в трюм (до 60 литров в сутки!) — значит, надо поднимать на берег, чтобы не утонула без меня. Стоянку нашел сравнительно быстро, после трех отказов в яхтенных маринах, попытал счастья в рыбной гавани и мне повезло, договорился за удовлетворительную цену. Правда хитрые испанцы и тут выдали мне сюрпризы-приключения, после оформления контракта — оказалось, что проживать на этой стоянке нельзя, но мне деваться было некуда и я потихоньку там жил, и испанцы об этом знали. Другой сюрприз — за недельное ожидание починки подъемного крана, с меня содрали 105 Евро. Оказалось, что я не просто стоял возле крана у стенки и ждал его ремонта, а занимал акваторию рыбного порта! И за эту акваторию с меня содрали по 15 Евро в сутки, причем ни туалета, ни душа, ни воды, ни электричества я не имел. Если за те же деньги я стоял бы там же, но в марине всего в 100 метрах, то был бы по крайней мере с удобствами. А если бы отошел на 300 метров и встал на якорь, то вообще бесплатно. Вот так “шутят” испанцы, пишу для того чтобы коллеги не оказались в такой же ситуации.

Потом кран починили и меня подняли. Я занялся ремонтом и подготовкой к отъезду в Турцию. Максим уехал немного раньше и никаких проблем с визами у него не было, он написал мне, что в полиции сказали “бери билет и улетай”, проблемы были только с билетами. Значит, мне надо взять билет заранее. Что я и сделал. Сходил в интернет-кафе и там оплатил билет со своей карточки и взял распечатку билетов. (В лодке у меня принтера нет, потому и сходил в кафе). Билеты взял подешевле через Берлин в Измир. Порадовался, что хватило всего 200 Евро! Зря радовался, эти деньги пропали. В оставшееся время закончил рассказик о покупке лодки в Англии и разобрался с причиной большой протечки воды — набивки в сальнике дейдвуда просто уже не было. Ну, и еще кое-какие дела в лодке успел сделать.

Поехал. Сначала было все отлично. Намылся, начистился и свежий, как молодой огурец, не обремененный багажом, отправлся на автобусе в Малагу. Тут недалеко, порядка 100 миль, 3 часа автобусом за 12 Евро. Нормально добрался до аэропорта и приготовился к легкому путешествию. Размечтался еще о немецком пиве в Берлине, надо же куда-то потратить два часа ожидания. А девицы при посадке меня решили не пускать в самолет! Вот те на! Толи из-за полнолуния (ведьмы особенно лютые в это время), то ли их бойфренды обидели, то ли они русских не любят, а может просто решили позабавиться, не знаю. Но не пустили и все! Я уже и просил, и требовал вызвать полицейских, чтобы меня выдворили из Евросоюза (английская виза уже закончилась), но эти ведьмы дождались, пока самолет улетел, и только тогда вызвали полицию.

Пришли полицейские, довольно мирные, разобрались в чем дело и "где?", спрашивают, этот самолет? А девицы-ведьмы, радостные такие, “улетел уже” отвечают. Раз меня уже нельзя посадить в самолет и отправить из Испании, пригласили в свой офис (или как там у них это называется). Там еще раз с переводчицей опросили меня, проверили все документы (у меня все нормально, только виза закончилась) и говорят “ну все, иди”. Как иди? Куда иди? Мне нужно уехать из Испании, не хочу нарушать испанские визовые законы. А они, так спокойно-спокойно отвечают: “это не наше дело, никуда выгонять или выдворять тебя мы не будем, живи как хочешь”. Мы даже вспомнили американсий фильм о пассажире застрявшем в аэропорту Нью-Йорка, вместе посмеялись, что я тоже могу так пожить. Но ничем помочь они мне не могли и не собирались, только посоветовали обратиться в российское посольство.

Я добыл в справочном бюро телефон российского посольства и вернулся к ним в полицейский офис, чтобы позвонить оттуда. Это им уже начинало надоедать, но пинками меня не выгнали (немножечко Европа, все же). Дозвонились, в посольстве вице-консул добрая русская девушка (тоже ведь полнолунее, но не все женщины злые ведьмы!), поговорила со мной, я несколько успокоился от мрачных перспектив провести остаток жизни в Испании в качестве бомжа (их тут полно, спят по тротуарам), и предложила приехать в Мадрид. Придумаем что-нибудь на месте. Ну, я и поехал, а что делать? Хорошо, был ночной автобус, а то денежные резервы у меня были невелики и ночевать в гостинице для меня сейчас непозволительная роскошь.

Вице-консул рассказала как проехать в посольство и я с раннего утра уже был у дверей российской территории в Мадриде. Все же хорошо, когда есть Родина, которая тебе поможет в трудную минуту. Я, конечно, не ожидал, что Россия начнет ядерную войну для освобождения меня из Евросоюза, но все же приятно доброе отношение, совешенно понятный родной язык и вполне реальная помощь в оформлении документов. Деньгами, разумеется, не помогали, а то толпы бомжей сбежались бы со всей Испании. С вице-консулом Ириной мы решили, что ведьмы из аэропорта Малаги были не правы, но теперь уже самолет улетел. Ирина позвонила еще раз в аэропорт теперь уже Мадрида и там конечно же ответили “нет проблем, пусть берет билет и улетает”. А мне надо ведь, в Турцию, если через Москву, то у меня точно никаких денег не хватит на билеты. Объяснил это вице-консулу, она и тут мне помогла, выдала бумагу с личной подписью и печатью российского посольства, что меня беспрепятственно впустят на территорию Турции. Добрая девушка — не то, что ведьмы испанские! Поблагодарив, пошел в макдональдс посмотреть в интернете билеты на самолет в Турцию. Просить в посольстве интернет было уже не удобно, здесь и так уже набралось, кроме меня, много страждущих помощи россиян и с ними тоже занималась вице-консул.

Оказалось, что билет на отлет в тот же день будет стоить уже не 200 Евро, а почти 500! Проблема! У меня денежный резерв только 400 Евро. Но есть еще автобусы, там бывает дешевле. Поехал на автовокзал. Да, действительно, можно взять билет даже за 70 Евро до Бухареста, но к Турции ближе София и там язык для общения более понятен мне. Хочу взять билет, но есть только на завтра и конечно не как в рекламе, а несколько дороже. В результате, после двух отказов, в офисе Евролайн испанская женщина (оказывается и испанки бывают не ведьмами) подобрала мне вариант. Чтобы не идти спать на тротуар (на отель у меня денег уже нет), я взял ночной билет на автобус до Барселоны (это по пути) и на следующий день из Барселоны в Софию.

За такое счастье мне пришлось отдать 160 Евро. Но я, обрадованный, что денег хватает и спать на тротуаре не надо, сел в ночной автобус и спал-дремал там всю ночь в мягком кресле. Немного было жалко, что не смог насмотреться видов Испании в темноте, но тут уж не до экскурсий, того и гляди до бомжевания скачусь — неохота (они грязные и вшивые, а я еще пока не очень). Уверенный, что теперь у меня все наладилось и проблем больше не будет (ну, подумаешь, вместо 6 часов, за три дня доеду — ерунда для беспечного путешественника). Даже позволил себе в Барселоне зайти пообедать в старый испанский кабачок и попить настоящего вина из деревянной бочки, оно здесь дешевое. Без излишеств, конечно, но попил-поел с удовольствием, это не макдональдс. Дождался автобуса, он умудрился опаздать на 2 часа, сел и поехал. Опять надеялся, что приключения закончились.

Не закончились! С удивлением обнаружил, что едем не через Австрию-Венгрию, а напрямик через Хорватию-Сербию. Но ведь это означает выезд из Евросоюза! А кто же меня обратно туда впустит в Болгарии? Была мысль сойти с автобуса на границе и поехать самому через Австрию-Венгрию. Но не так это просто, ведь я не на автостанции и совершенно не знаю цен на билеты а они бывают очень разные (например, из Барселоны в Милан был билет за 200 Евро, а это втрое ближе Болгарии). Пришлось опять отдаться на волю случая. Авось, проскочу. Да и болгары меня подбадривали, может проскочим. Тем временем, мне без проблем поставили печать о въезде в Хорватию, а через некоторое время и о въезде в Сербию. А вот в Болгарию обратно не пустили, хоть мы и пытались объяснить, что я еду из Евросоюза проездом в Турцию. Опять попалась ведьма, теперь уже болгарская. Даже удивительно, мужчина на болгарской границе понимая мои проблемы, сочувственно вздыхал, но ничем помочь не мог, рядом была ведьма и требовала моего выдворения обратно в Сербию. А мне в Сербию не надо, я туда совершенно не собирался, но занесло. Эта злая ведьма ухмыляясь, потащила меня за руку к воротам, выпихнула и потом еще кричала “вон, вон отсюда”. Какие же бывают разные люди!

Опять в тупике! Не понятно, как быть дальше? Пошел к сербской границе спросить, куда мне бедному, податься и как мне выбраться отсюда в Турцию. Сначала на меня никто не обращал внимания, зачем я им нужен. Потом я стал бродить возле пограничных будок и пытаться объяснить создавшуюся ситуацию. По-русски и по-английски никто не хотел понимать, а один пограничник даже поставил мне опять печать о въезде в Сербию. Все же я нашел человека который понял, что я талдычу и порекомендовал мне поехать в близкий (100 км) город Ниш, где в болгарском консульстве мне дадут визу на законный въезд.

Сомнения у меня были большие в этом, но как лучше, я все равно не знаю. А денег уже совсем мало осталось, порядка 200 Евро. Поеду, а как? Наверное, можно автобусом, но денег и так мало, да и рано еще, 6 утра. Вспомнил, что можно попробовать автостопом — вообще халява (может быть). Походил попросился в легковые, их много. Никто не захотел меня брать, раз 20 просил. Тогда пошел к грузовикам, может, они будут добрее. Нет, там тоже никто не берет. После 15 прошений и отказов, вспомнил, я ведь на границе, где пограничник очень уважаемый человек. Стал просить взять меня, чтобы пограничнику не понравился этот “отирающийся под ногами” сомнительный объект. Но делать это надо очень аккуратно и вежливо. Действтельно, один из пограничников стал меня спрашивать в чем дело. А объяснил как смог и все сразу решилось, пограничник нашел свободную легковую попутную машину и водитель не смог отказать пограничнику вывезти от КПП этого тихого и безобидного старичка, без большого багажа. Сам бы водила меня точно не взял, по дороге он поворчал, но все же довез до городской объездной дороги, спасибо ему.

По дороге я как мог пытался развлекать его рассказом о моем путешествии-приключении, а чтобы меня “подбодрить” он еще сказал, что никто мне не даст болгарскую визу. Пошел пешком в город. Сербы живут довольно бедно и грязновато, я-то думал Россия самая бедная в Европе — нет. Зато относятся доброжелательно и в частности к русским. Через какие-то 5 км я дошел до города и начал спрашивать где тут болгарская амбасада. Мне порекомендавали сесть в автобус и ехать в цент города. Но сербских денег у меня не было, обменять на окраине негде, да и рано еще, все равно амбасада закрыта, раньше 9-10 часов утра там делать нечего. Пошел пешком, заодно осматривал город, как люди живут. Живут, помаленьку, но явно не в роскоши. Понял почему у них, в отличие от нас, частные дома довольно большие — не нужен глубокий фундамент, так как нет морозов и промерзания грунта, да и стенки очень тонкие и легкие.

С помошью советов жителей нашел болгарскую амабасаду, действительно, рано пришел. В 10 часов меня приняли, разобрались, что мне нужно и оказалось, что могут дать мне визу. Мне бы подешевле. Подешевле 35 Евро но будет готова через день, а сегодня пятница, значит во вторник! А где же мне жить 4 дня, у меня уже порядка 150 Евро остается! Придется бомжевать. Но есть быстрая виза за 70 Евро, может быть успеют сделать даже сегодня. Придется брать визу за 70 Евро, так наверное, дешевле получится. Дополнительно пришлось сделать фото и страховку, получилось еще 20 Евро. Кошмар! Еще чуть-чуть и я становлюсь бомжом. Но мне повезло. Визу сделали в тот же день. С проставленной визой пошел узнавать где тут автобус до Болгарии или может, прямо в Турцию. Назвали цену 110 Евро до Софии. На это у меня денег не хватит, надо ведь еще в Турции чем-то платить за проезд. А почему так дорого? Может поездом дешевле? Действительно, поездом всего 10 Евро. Ура! Опять живу, опять не бомж!

Обменял деньги. Надо бы, хоть немного перекусить, ведь и бомжи должны как-то питаться. Теперь уже не до обедов с вином. Взял в магазине хлеба и бутылку чистой воды. Воду можно было бы и бесплатно взять из под крана в туалете, но пока побаиваюсь пить такую воду, не хватает мне еще получить какую-нибудь местную дизентерию, тогда совсем плохо будет. То, что не роскошный обед на этот раз получился, — не беда, я во время плавания на максимовых рационах даже несколько растолстел, а тут попутно похудею — очень удобно. В поезде все было нормально, не люксовые вагоны, но и все же не скотовозы, примерно на уровне России. На границе пассажиров “трясли” довольно здорово, а меня нет — у меня вещей почти нет. Над визой моей похихикали но впустили и печать поставили. Ну, вот и хорошо, я уже в сопредельной с Турцией стране! В Софии разузнал сколько стоит билет до Стамбула 25 Евро, хорошо. Сколько стоит билет от Стамбула до Мармариса, я знаю 30-40 евро. Значит я могу хоть позавтракать уже по-человечески. Взял в кафешке “таратор”, такой болгарский суп — окрошка из местного кефира и накрошенных овощей, и сандвич (даже с мясом). Начинаю роскошествовать! Правда, это была единственная еда за день, хорошо в автобусе дали маленький кусочек кексика и воду.

Дальше было все просто. На границе с Турцией взяли положенные 15 Евро, приклеили в паспорт марку. Приехали в Стамбул на автовокзал, здесь конечно, без поллитры разобраться трудно, уж очень он большой, но я тут бывал и, взяв билет, через полтора часа уже ехал в Мармарис. Доехал благополучно. Посчитал деньги, да я почти богач, у меня еще 50 Евро! А 12 сетября будет пенсия, еще 200. Прокормиться можно. Благо, у меня в Либере еще российская гречка и рис есть, от голода не умру.

В итоге за 6 суток я проехал 8 стран на 7 автобусах и 1 поезде, и еще попутно взял болгарскую визу. Забавное путешествие! Если бы не постоянная угроза оказаться бомжем и спать на тротуаре, то считал бы все это веселым приключением.

Так вот и получилось, что я, владелец двух яхт, если можно так называть мои лодочки, оказался на грани банкротства-бомжевания. Теперь мне надо продавать Либеру. Кроме этого, надо зарабатывать денеги. Я попал в ситуацию, что пенсии мне хватит или на пропитание, или на билет из Турции, одновременно не получается. Проблема!

Поэтому у меня просьба к коллегам. Я уже дошел до финансового края. Знал, что будет трудно с приобретением лодочного счастья в Англии, но не ожидал, что исчерпаю все свои финансовые резервы. У кого имется возможность, прошу оценить мои писания материально. Или просто помочь заблудившемуся в “глухих европах” человеку. Опять же, Музу надо подкармливать, что бы она была доброй и диктовала продолжение, она женщина привередливая.

...А я уже старенький, мне надо срочно догулять, пока жив, что не догулял в молодости. Для меня всяческие путешествия — счастье. И я не навязываю свое видение счастья другим. Потому и радуюсь, потому и смешно мне, что я смог проскользнуть мимо всяческих опасностей. А что бывает некоторый риск, так риск всегда присутствует в жизни и вариантов его очень много. Вы выбираете свой вариант интересной жизни, я свой.

* * *

Если правильно понял, с момента покупки Вы не выходили из ЕС (юридически), границу не закрывали?

Самое забавое, что я не выходил и не входил. Никто не хочет нигде фиксировать мое передвижение на лодке по морям. Да, я был в Англии, я туда въехал самолетом. Вот и все документы. И в Испанию я тоже не въезжал и не выезжал. Это нигде не зафиксировано. Зафиксирован мой личный выезд из ЕС на Словенском КПП и однодневный транзит через Болгарию. Вот и все. А регистрация у меня вообще в Америке в Делавере. Мне и самому не все понятно в этой "карусели". Спасибо, что подняли этот вопрос, надо будет разбираться. В тоже время, ко мне никто не предъявлял никаких претензий, и костгард четырех стран тоже не возражал против моих плаваний и моих документов. Хотя, когда предъявят, будет уже поздно.

Спасибо. ...Я ведь всегда обходился минимальными средствами. И всегда все сходилось. Турецкие яхтанутые, думаю, помогут. Уже начали помогать. Но я никогда не просил, всегда зарабатывал, сейчас первый раз в жизни не смог уложиться в смету. Обязуюсь отработать описанием плавания. Да, и ситуация не катастрофическая, самое страшное — останусь без лодки, но ведь не умираю от голода и холода. Ужасно стыдно будет, если не смогу вернуть деньги, взятые у друзей взаймы. Поэтому и попросил помощи, чтобы не лишиться лодок, это какой-никакой капитал. Надеюсь, лодки еще послужат.

* * *

Не смешно.
Цитата: (…Вот, еще маленькая заметка с моими неожиданными приключениями…)

БЕЗ ШЕНГЕНСКОЙ ВИЗЫ БОЛЕЕ, ЧЕМ ОЖИДАННЫМИ.

Цитата: (…А девицы при посадке меня решили не пускать в самолет! Вот те на! Толи из-за полнолуния...)

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИЗ-ЗА СОЗНАТЕЛЬНОГО НЕЛЕГАЛЬНОГО ВЪЕЗДА В ШЕНГЕН И ПОПЫТКИ ЕГО НЕЛЕГАЛЬНО ПОКИНУТЬ. ПОЭТОМУ И НЕ СМЕШНО. И что жаловаться на то, что без виз и денег оказались в Европе! Сами довели до этого.

Меня уверяли множество людей, в том числе и в полиции, и в посольстве, и до инцидента и после, что английская виза позволяет находиться в Евросоюзе. Пять раз меня проверял костгард и никаких замечаний не было! Проверьте ваши данные.

Кстати, так как мне действительно не требовалась выездная виза из ЕС, вице-консул России в Испании ничего мне не оформляла! Она дополнительно проконсультировалась в полиции, и в аэропорту и там сказали, что никаких проблем нет! Мне можно покинуть ЕС без дополнительных документов! Так меня и выпустили на границе ЕС в Словении. Единственное мое согрешение — оконченная английская виза, и это покрывалось аварийным состоянием судна и необходимостью спасения жизней экипажа, что ВСЕ (кроме Вас) признали. А ведьмы в Малаге, так же как и Вы, не зная законов, нашли к чему придраться и просто сделали гадость человеку. Это доставило им, видимо, удовольствие — потому как злые ведьмы.

Нюанс, я попросил записать имена ведьм, представленные на их бейджиках, так они сразу же перевернули их обратной стороной, прекрасно сознавая сделанные ими мерзости и справедливо опасаясь ответственности.

Ничего личного, только поиск истины и методов правильного соблюдения международных законов.

Эмиграционное законодательство сложная штука. Тут дело в том,что Великобритания не входит в Шенген и приходится получать визу отдельно. Вот у меня ПМЖ в Чехии-оно решает проблему передвижения в странах ЕС входящих в Шенген. Таким образом мне нужна виза в Великобританию, Ирландию, Болгарию и Румынию. Все остальное без проблем до 90 дней. История, которую вы описали, очень тяжелая. Обратите пожалуйста внимание на то, что теперь при получении визы в Шенген к вам будут вопросы, в прочем, как и у консульства Великобритании. Выезжая из Британии, нужно было пройти погранконтроль, теперь у них в компьютере вы числитесь, как не выехавший с территории. А у шенгенских погранцов вы теперь обозначены, как человек нелегально въехавший на территорию ЕС. То, что они выпустили из шенгена, это нормально. Будем надеяться, что мои опасения напрасны, относительно получения новой визы в шенген и все пройдет хорошо. Вам ведь придется за лодкой в ЕС возвращаться!

Действительно, пересечение границ печальная проблема современности. Огорчает, что даже сами представители власти не в состоянии правильно соблюдать все требования законов. Отсюда и всевозможная путаница и злоупотребления. Я ведь не стремился нарушать законы. После приобретения лодки в Англии я написал письмо в испанское посольство в Англии, где задал вопрос о выдаче мне транзитной визы для следования вдоль берегов Испании с возможными заходами для бункеровки. Ответа не получил. А в это время английские друзья-яхтсмены уверяли меня, что никакой дополнительной визы для транзитного прохода вдоль испанских берегов мне иметь не надо. И анализ визовых тем нашего форума мне говорил, что действительно, нет такой необходимости. Потому и рискнул пойти в море с тем что имел.

* * *

Есть несколько вещей, которые мне абсолютно не понятны. Олег много лет мечтал об мотосэйлере. Мы все об этом знаем. Особенностью мотосэйлера является то, что основной деталью этого судна является мотор со всеми причиндалами, включая вал, и сальник, и гудридж. Поэтому естественно предполагать, что человек, мечтающий об мотосэйлере, хотя бы почитывает книжки про дизельные моторы и понимает устройство сальника. При набивочном сальнике, естественно предположить, что он потечет приблизительно миль через 500 езды на моторе. Это особенность данного устройства.

Другой особенностью данного, очень простого устройства, является то, что набивка сальника есть в любой, самой захудалой рыбацкой деревушке, и стоит копейки. И третья особенность данного устройства заключается в том, что то, что он течет, хорошо видно, и перенабить сальник занимает приблизительно 15 минут, если знаешь, что делать. Если не знаешь и боишься тронуть его, то есть простой способ, описанный в литературе, и про который просто можно догадаться: поднырнуть под лодку и обмотать вал эластичным бинтом из аптечки. После чего сальник можно разобрать, вынуть старую набивку, взять ее, как образец, пойти в магазин, или к рыбакам, и купить новую. После чего неторопливо поставить все на место и снять бинт с вала.

При этом бинт совершенно не нужен, это так, для успокоения. Даже при снятом сальнике, вода будет поступать именно так, как и поступала, а не сильнее, если сальник сношен. Нам же рассказали историю о тонущих моряках, немеряных выброшенных деньгах для вытаскивания лодки, сорванных сроках... И все почему? Потому что у мотосэйлера потек сальник. Ну, право слово...

* * *

Вы совершенно правы, коллега. Мне ведь, сначала надо было понять какой у меня сальник и как устроен именно мой. На картинках, что я видел, их вид был другим. Во-вторых, мне много говорили, что сальник не может так сильно течь, ищи еще. Искал. Считал, что протекает корпус под дизелем. Это уже труднее было понять. И при всем при этом надо было спешить в Турцию, как я наметил. Остановиться в Испании, было трудным и незапланированным решением. Как Вы называете "отходным". Пришлось его применить вынужденно. "Отходных" вариантов было много. Первый, я уже было собрался остановиться прямо в Ла-Манше, для спасения лодки и жизни. Попал в небольшой шторм, который выявил мои недоработки. И это при том, что все говорили, что это лодка с отличной мореходностью и в ней не надо ничего бояться. Не смог я за три месяца пребывания в Англии устранить ВСЕ возможные неисправности старой лодки и столь старого же двигателя. Сделал что смог. По крайней мере наладил и испытал все три имеющиеся осушителные помпы. Подготовил и испытал спасательное оборудование. Проверил и наладил паруса. Так же и с дизелем. И все это под английским дождем.

* * *

Основная ошибка Олега была в том, что при первом заходе в порт Шенгена он не поднял Q. Конечно, если бы он был бы гражданином ЕС — это ни к чему, а вот гражданину РФ нужно. И прошел бы он всю процедуру "очищения" от грехов иностранности. Не только таможню, но и прочее, включая пограничников. Ну а так как по логу и плану перехода (который по международной конвенции (потом посмотрю номер) с 200# года должен быть на каждой даже пусть и лодчонке), т.е. по этим 2, совершенно официальным и легитимным документам (без печатей гос органов, понимаю, для нашего уха звучит дико) следует, что Олег мореплавствует не с целью незаконной эмиграции или перевоза эмигрантов, то получил бы он (в зависимости от страны, в его случае Испании или Португалии) что-нибудь типа 30 дневной транзитной визы моряка. А вот теперь правила нарушены, и это криминал!

Нам тут опять же сложно понять их менталитет. Это у нас законы принимаются так, что никто нашим мнением не интересуется и только нам во вред. Протестуй - не протестуй, результат один... Поэтому единственное что можно — или проигнорировать закон, или обойти. А вот там ситуация строго наоборот. Если закон принят — исполнять свято! Даже если не согласен! Протестуй, но исполняй! Самое смешное, что идея, что закон можно не исполнять, даже в голову не приходит! И не из-за боязни расплаты... Менталитет такой! Так что резюме — в Европе (и в Шенгене и в UK) очень просто договорится и получить все необходимое ДО, но крайне тяжело (до невозможности) загладить вину ПОСЛЕ!

* * *

хотел спросить вот о чём: если какие-то болячки подкрадутся, всё-таки время есть время, как планировали решать проблему, в какой стране и прочее. Почему спрашиваю, вроде популярно мнение: пойду на пенсию, буду путешествовать. Спросил у знакомого, они с женой вот-вот пенсионеры, пойдут ли куда путешествовать на пенсии, так-то в отпускные периоды ходят всю жизнь. а он говорит, что сомневается, жена побаивается далеко и надолго, уже не то здоровье, суставы и прочие сложности, хоть страховки надёжные, но побаивается. мужик-то пошёл бы, да вот жена не справляется. такого рода проблемки если будут что-то думали? или может с чужим опытом сталкивались?

Это действительно очень трудная проблема. Понятно, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным. Но это трудно совместимо. Я, к сожалению, редко имею заграничную страховку, при оформлении виз оплачиваю все по минимому. Понимаю, что рискую. Но! Как показывает моя личная практика, в своей лодке, а особенно в море, я становлюсь ГОРАЗДО здоровее! Настолько, что взятые с собой лекарства забываю куда засунул уже через полмесяца такой жизни. Мои московские болячки быстро рассасываются и я о них благополучно забываю! Это подтверждается уже третий сезон. В то же время появляются другие болячки. У меня оказались слабые для моряка-рулевого глаза. Я их лечил, конечно, но понял, что надо решать эту проблему радикально, потому купил лодку с рулевой рубкой. Эффективность этого лекарства полностью подтвердилась. Следующая болячка — кожа. Московские кожные болячки прошли, но обгореть на южном солнце можно легко. Поэтому, я практически всегда хожу одетый в темную рубашку с длинными рукавами и в панамку. (Совсем износил уже вторую, а светлые плохо защищают от солнца). Первые дни мажу кожу кремами (руки прежде всего), потом она сама себя перестаривает на новый образ жизни. Почти ежедневные купания в морской воде (даже без ополаскивания пресной водой), по-моему очень положительно влияют на весь организм. Потому люблю теплые моря.

Самым трудным/болезненным оказалось возвращение в Москву. Уже третий год тяжко переношу акклиматизацию, мои болячки "конфликтуют". Находясь в Москве, мечтаю сюда приезжать пореже, мегаполис плохо действует на мое здоровье, но приходится возвращаться прежде всего из-за денег. Сплю и вижу: поселиться бы постоянно в лодке, но пока не обеспечил денежную поддержку этого счастья. Даже не имея страховки, можно лечиться за наличный расчет, если приспичит. А скорая помощь, на сколько я слышал, в цивилизованных странах сначала лечит, а потом деньги спрашивает. А вот что делать в океане или в совсем диких странах?... Вопрос открытый.

Так что успокойте своих знакомых. Если им нравится путешествовать на природе своими силами, то станут от этого здоровее. Я приручаю себя к такой жизни постепенно и пока очень успешно (тьфу-тьфу), с точки зрения личного здоровья.