Евгения Любимова

Такая разная Онега

Катамаран СибКат-21м, производство Россия, название ДоФаМин, 2015 года выпуска. Длина 6.5 метров.

Опции: лези-джек (система подвески гика, для удобства работы с гротом),

- П-образное надувное сиденье,

- 3-хсекционные поплавки

- камбузный ящик,

- дополнительная тент- палатка с креплением на грот,

- толстый пайол-матрас в палатку.

До онежского путешествия имел 2 стапеля – Мосморе и Селигер.

Паруса: стаксель 3,6 м

- штормовой стасель, 2м

- грот 9,2 м

Мотор Ямаха 5-ти сильная, 2-х тактная.

Нитка маршрута

Петрозаводск (пляж Деревянное) - Шардонские о-ва - о. Радколье - о. Кижи - Оленьи о-ва - маяк Сев.Кузовец - Лосьи о-ва - мыс Пери Нос - мыс Бесов Нос - о. Бол.Голец - о. Василисин - о. Бол.Клим (Нятина губа) - Петрозаводск(пляж Деревянное).

Пройдено около 300 км

Команда -7 человек ( 3 взрослых, 4 подростка)

Онежское путешествие началось с непростой логистики. Катамаран я привезла из Москвы на своем пикапе Mazda BT-50. Сгрузила судно в Петрозаводске у знакомых. А дальше поехала в сторону Мурманска показывать своим сыновьям самый север Кольского полуострова в составе внедорожной экспедиции Лапландия. Об этом можно почитать тут: http://drivefoto.ru/statyi/lapland

Деревянное - Шардонские Острова

За пару дней до моего возвращения в Петрозаводск приехала остальная часть команды – друзья Сергей и Катя с двумя сыновьями 10 и 12 лет. Они забрали катамаран и осуществили стапель на симпатичном песочном пляже после Ужесельги, но не доезжая до п. Деревянное.

26-го июля, накрутив на кардан в один присест тысячу с хвостиком километров, ночью я подрулила на берег Онеги. Теперь вся команда в сборе. Завтра закупка продуктов, загрузка вещей на парусник, заброска машины на стоянку и в путь.

Эх, если б мне дали выспаться, то я бы на светлую голову проверила продуктовую раскладку. Все-таки печально, когда в матрасно-пляжном походе часть команды жаворонки. Итог - в заготовленных продуктах преобладала тушенка, туалетная бумага и крупы, а вот с углеводами наблюдался конкретный недобор. Согласно старой поговорке, турист-водник живет собирательством, добывательством и вымогательством. Вот и мы пытались менять тушенку на хлеб у встречаемых на берегах джиперов. Хлеб они отдавали, если он у них был. А так как с магазинами на Онеге полный швах, дети страдали без сладкого. Да и я, признаться тоже, ведь что может быть лучше, чем печенье к чаю.

Все готово к старту, и тут Сергей сообщает две новости. Во-первых, он решил не ставить проводку гика, дополнительно присланную производителем Анатолием Куликом. Объяснил это тем, что проводка, проходящая через кокпит на 3-ю балку, будет мешать экипажу на нашем перенаселенном судне. Результат - грот, который нормально настроить нельзя. В нашем варианте есть только гика-шкот, который проходит через блочки со стопором, крепящаяся к петле посередине последней балки. На полных курсах грот еще более-менее работает, а на остальных – увы. Причем весь инструмент для монтажа у нас был на берегу, включая мощнейший клепальник и шуруповерт.

Вторая новость -наш антиперевортный чудо-поплавок, одетый на топ мачты, лопнул. Заклеить нельзя, он двухслойный с какой-то полиуретановой камерой, которую можно только заваривать. Ну и фиг с ним. С одной стороны это плохо, а с другой может и к лучшему – будем осторожничать еще больше. Тем более поплавок вещь неоднозначная - на таком длине рычага как 8-ми метровая мачта, при штормовых порывах…, короче, непредсказуемо.


Катамаран с дополнительной палаткой-тентом


Волны и ветер

В 5 вечера вышли на Шардонские острова, а это 30 км по прямой. Отошли на моторе. Ветер что надо, идем бейдвиндом правого-галса под гротом и стакселем. Появляются темные тучки, сразу берем 2-е рифы. Скорость не падает. Чернеет на глазах, и хоть до Шандор уже недалеко, но искать стоянку в темноте совсем не хочется. Заходим в ветровую тень от островов и идем на моторе. Ого, сколько камней, чуть прикрытых водой. Шверт подняли, руль вытащили из стопора – теперь он сам сложится при касании. Матрос на носу смотрит на камни. А я готова поднять мотор, работающий на минимальном ходу..

Видим в заливчике катамаран «Ветер». Пристаем рядом, и узнаем у стоящих там минчан, про удобную стоянку. Катамаран–то мы с таким экипажем везде можем на берег вытащить. А вот найти ровное место без камней для палатки на онежских островах, та еще задача. Белорусы уже заканчивали свой маршрут и охотно делились свежей информацией о стоянках, проливах и прочих нужностях. Да и о жизни под Батькой также интересно было послушать. Ночью с востока Онега прямо-таки бушует, а мы под прикрытием скал и деревьев спим спокойно.

Утром неприятное известие мы никуда не идем. У Сергея что-то заклинило в позвонках и левая половина тела работает плохо. Прошу его улыбнуться, уф, отлегло не инсульт. Мимика на лице справа и слева одинаковая. Так что пока стоим тут – дети обследуют остров и объедаются черникой.


И не очень тесно

Радколье-Кижи

На следующее утро вышли с Шандор на Кижи. Дует. Небо в темных тучках. Сначала идем бейдвиндом на стакселе и гроте со вторыми рифами со скоростью 9км/ч. Волны короткие. полметра, временами метр. Погода мне не нравится, и я меняю стаксель на штормовой. Благодаря тому, что он на пластиковых раксах сделать это не сложно. Но, тем не менее, за это время нас относит на полтора километра от намеченной прямой входа в шхеры. Пошли дальше, но тут ветер зашел и стал совсем не наш. Маневры под парусами это здорово, но видно, что дети уже утомились и им бы побегать. Трек на навигаторе становится похожим на зубья пилы. Снимаем паруса и заводим мотор. Зашли в шхеры не через судовой ход, где то и дело летят «Метеоры» - суда на подводных крыльях, а с северной оконечности Большого Леликовского острова. Килевой яхточке там не пройти, а катамарану с осадкой в 45 см без проблем. Правда, за руль опасались и сняли его со стопора. Шверт при касании должен сложиться сам. В шхерах волны нет, хотя ветер по ним гуляет как сквозняк по коридорам. Для нас он встречный. Выпустили детей размять ноги на мысу, приготовили обед. Тут пришло два парусных катамарана – «Простор» и «Ветер». Судя по общению народ бывалый. Поделились разными соображениями по хождению по Онеге под парусом. Идут в Пески, а потом в Пегрему к профессору Журавлеву. Культовое место, но как-нибудь следующий раз.

Дошли через протоки до острова Радколье, где и стали на ночевку. Красивый остров с луговой горкой посередине, скалами и соснами. С другой его стороны стояла яхта Афалина.

Утром обнаружили, что руль распух – фанера вздулась. Его пришлось подточить, чтоб иметь возможность опускать-поднимать. Свернули лагерь и пошли вдоль судового хода. В кижских шхерах запрещено хождение под парусами, но мы в помощь мотору поставили стаксель. Пристать в районе музея нам не удалось. Милиционер отправил на стоянку. Встали в заливчике рядом с причалом для моторок и яхт. Метрах в 30 стоянка огромных многопалубников и «Метеоров».

Гуляли по Кижам, случайно сэкономив по 400 р за билет, потому как зашли не через кассу, а со стороны деревни Ямки. Встретили команду катамарана «Лаки» с капитаном Артемом, знакомым мне по фейсбуку.

Из забавного. В рыбацком доме в музее обнаружила лодку, тип которой называется «Каюк». Именно так, не каяк. Сделана она по типу лаптей и покрыта сверху корой. Вот уж, правда, каюк.

Кижи – замечательный остров, я тут не первый раз и, тем не менее, сила этого места всегда оставляет яркие впечатления.


Кижи с воды

Оленьи острова - Северный Кузовец - Лосьи острова

Вышли из шхер, поставили паруса. Ветер над нами пошутил и вскоре выключился совсем. Завели мотор и пошли в сторону Оленьих островов. Там минчане посоветовали стоянку на южной оконечности Южного Оленьего острова. Но сложилось иначе. В проливе между Оленьими опять встретили катамаран «Лаки» и они нас позвали в каменоломни. А потом предложили стоянку на южном мысу Северного Оленьем, там, где захоронения шаманов. Это была самая комариная стоянка, а так москитов вообще не было. Вечером капитан Артем, прошедший в прошлом году на своем судне Белое море, делился интересными наблюдениями и знаниями. Больше всего меня поразила в их команде жесткая раскладка продуктов на каждый день и борьба за вес. Консервов нет, одни сублиматы. Завтра они уходят на север, а мы на юго-восток с генеральным направлением на Бесов нос.


Катамаран Лаки и собака Яся в спасжилете

С нужным нам ветром, гуляющим от галфинда до бейдвинда, пошли нужным курсом. По дороге остановились на обед на острове Северный Кузовец. Туда же на экскурсию на маяк подтянулся катамаран Ветер. Стоят напротив на Мудрострове в компании с донецкими парусниками. Донецкие ребята вместо маяка пошли в пеший поход к брошенным деревням.

После обеда начало раздувать, так что мы опять шли под рифами, правда первыми и зорко караулили дальние тучки, с тянущимися из них темными подтеками. Часть команды утверждала, что это дождь, а мне проверять в 10 километрах от берега дождь это или шквал совсем не хотелось. Первые ласточки раздрая. У меня за спиной парусная школа В.Белоозерова, несколько коротких катамаранных походов и небольшая практика в Атлантике на жестокорпусном катамаране капитана Дена.

А у Сергея 6 лет серфинга, воздухоплавание и непокобелимая вера в метеопрогнозы. Он спорит до хрипоты с каждой второй высказанной мною мыслью о маневрах и дальнейшей стратегии. Причем без объяснений ни с точки зрения безопасности, ни с какой-либо другой стороны. Ну, кроме того, что он капитан и все тут. Но мне не педагогично на глазах 4-х мальчишек на правах судовладельца и вообще-то тоже капитана, строить мужчину. А ведь лет пятнадцать назад мы ходили в серьезные горные походы, и он был для меня примером мастера по части компромиссов и решения конфликтных ситуаций.

Поэтому дальше Лосьих островов не пошли. Стали в проливе между островами справа, если смотреть на материк. Прекрасная стоянка, сладкая черника огромного размера, скалы, сосны. С западной стороны опять штормит. Вечером пришел еще один Сибкат -20. Пообщались душевно. Ребята попали в сильный ветер и шли под 20 км в час. Им катамаран не нравится: и то коряво, и это не так. Но я понимаю, что у всякой вещи есть цена. Пожалуйста – буржуйский аналог такого катамаран стоит 17 тыс евро, а наш в несколько раз дешевле.


Вид из палатки


Это не дети, а пингвины какие-то.

1 августа встретили дневкой на Лосьих островах. Мальчишки носятся по острову и купаются, как пингвины, соскальзывая по отполированным волнами скользким камням - бараньим лбам.

Лосьи - Бесов Нос

Утром вышли на Бесов нос. Отходя от берега на моторе, забыла про то, что мотор затянут от поворота, а руль распух и подклинивает. Посадила синяк на ноге, каратистским ударом опуская руль. А выбора не было, лавры мастера швартового удара меня не прельщают, а реверс уже не остановил бы разогнавшийся катамаран. Позже Анатолий Кулик сказал, что вся партия многослойной фанеры оказалась с браком, и предложил бесплатно переделать руль или, доплатив чуть-чуть, купить стеклопластиковый.

Идем без смены галсов в нужном направлении. Волна 1 м, иногда 1.5 метра и на одном только стакселе нас тащит стабильно 9 км/ч, а на порывах доходит и до 12. Грот не ставим - страшно. Каждую высокую волну облизываем в диагональ, чтоб не было брызг, задирания поплавка и вероятного поддува под днище, провоцирующего переворот. Понятное дело, что все это теория и с такой массой, а она напомню с весом самого судна в районе 800 кг, да плюс низкий центр тяжести и малая парусность, перевернуть нас сложно. Но проверять практикой в условиях, когда до берега действительно далеко, а воды температура немногим больше 10 градусов как-то не хочется. Как говорится - спасжилеты на Севере одевают разве что для тепла.


Уютное лежбище посреди Онеги


Подъем грота

Стало понятно, как легко набивать грота-фал, ну и переднюю шкаторину, разумеется. Кроме обязательного положения левентик, еще стоит подрядить свободного матроса приподнять конец гика. Таким образом, снятая нагрузка с паруса позволяет легко натянуть грота-фал.

Вдали портовые краны Шальского и я знаю, там есть магазины. Но радостям жизни приказано отказать, с таким направлением ветра с Шальского на Бесов придем не скоро. К тому же сложно будет отойти при навальном ветре и высоких волнах, разгоняющихся у мелкого берега.

На берегу неподалеку от Бесового в бухте у Пери Носа, укрытой от всех ветров, кроме чистого севера, издали видим цветное пятно. Придя, узнали что это шатер-тент яловодов. Их ялик стоял тут же. Нашли невдалеке место под палатки и поставили лагерь. Костры тут разжигать не стоит – заповедник все-таки, а газовые баллоны у нас кончаются. Так что готовим на мангале. Его мы возим с собой, тщательно упакованным и примотанным к инструментальному ящику.

Бесов Нос

Бесов Нос - место силы. Вероятно, не просто посмотреть на петроглифы сюда едут люди. К сожалению уже много лет дорога на Бесов с Красноборского или Шальского – культовый маршрут для джиперов. Но понимание того, зачем увозить свой мусор, дано не всем. Несмотря на режим заповедника везде, куда могут доехать машины – грязно. И это тенденция. Я была здесь 10 лет назад и мне есть с чем сравнивать.

Диву даешься зачем 5-6 тысяч лет назад люди, вместо того чтобы бороться за жизнь, добывая пропитание, выдалбливали эти картинки. На некоторых вполне можно увидеть космическую тематику. Летающие тарелки, ядерные грибы. Все, как обычно зависит от точки зрения. А вот сцены из камасутры, в этот раз куда-то от меня спрятались. Онега штормила и каждая попытка вдумчиво рассмотреть петроглифы заканчивалась мокрыми ногами. К тому же скалы скользкие и ухнуть по ним в прибойную воду – запросто. Тем не менее, я нашла еще несколько не виденных мною ранее петроглифов.

Немного истории. Почему это место так называется – Бесов Нос. На самом выдающемся в воду мысу изображена большая фигура человека. Монахи из ближайшего монастыря нарекли ее Бесом и выбили ему в руке православный крест. Погасили, таким образом, силу беса, ну по типу кола осинового в вампира.

Вечером пришли на огонек к яловодам. Пели песни, общались. Замечательная команда, не менее интересное судно с припиской в Петрозаводске. Ял – конструкция 300-летней давности. У него есть мачта с рейком и разрезной парус, если не путаю, то фок. Острее галфвинда ял не ходит и скорость у него не более 5-ти узлов, но он непотопляемый. Есть у него и мотор, на всякий случай

Ребята ждут своего ветра и уменьшения волнения. Капитан Антон с биноклем регулярно ходит смотреть на погоду к мысу за бухтой. В один из его выходов он остановился в нашем лагере, и тут мы все увидели смерч. Небольшой такой, смерчонок, можно сказать. Он крутился по воде, потом вышел на пляж, втянув в себя как пылесос много песка, а затем убежал в лес, где пропал. Не хотелось бы с таким встретиться под парусом.

Позже я с детьми пошла по грибы в сторону брошенной деревни, от которой осталось 3 развалины. В первом же доме, как в песне о Вещем Олеге, из-под крыльца выползла змея, удирая от шумных гостей в безопасное место. Грибов нашли совсем чуть-чуть, зато объелись черникой и малиной. Охреневшие джиперы постоянно стреляют. Нам на встречу идет такой красавец с двумя девицами, с бутылкой в руке и несет Сайгу с пристегнутым магазином. Пьяный с оружием в заповеднике – где ж доблестная полиция? Забыл бы он про разрешение навсегда.

К вечеру ветер стал поменьше, ял ушел, но еще долго мы видели его парус и болтанку на волнах. Завтра выдвигаемся в сторону Василисиного острова. Осматриваю катамаран и вижу - в одном креплении стрингера к балке потерян шплинт. Скорее всего, одеждой зацепили стопорное кольцо, а потом и шплинт выпал. Эх, ведь просила Сергея при сборке все стопорные кольца обкрутить изолентой. Не первый же раз это происходит.

Большой Голец - о. Василисин

Вышли из бухты на веслах и сразу поймали наш ветер. Держим курс на б. Голец, где по словам друзей все красно от земляники. Волн сильных нет, стремных тучек тоже. Скорость около 10 км/ч под полным вооружением. Но подойти к нашей цели одним галсом не получиться. Матросы учатся повороту оверштаг. Всего-то пять поворотов и мы пришли. Надо же так, тут опять встретили яловодов. Ребята уже шутят: «Если у вас паранойя, то это же не значит, что за вами не следят». Ялик вскоре отошел, а мы пошли собирать землянику.

Яловоды

На мысу встретили рыбаков из артели. Они рассказали про непонятные каменные глыбы и остатки строений, расположенных по всему острову. Здесь после войны был лагерь. Заключенные добывали камень, используемый в основном для отделки набережных крупных городов. Сюда приходили баржи и везли камни через Волго-Балтийский канал во все стороны СССР. Работы производилась исключительно руками. Если присмотреться, то по сколам видно, что камень откалывали, забивая штыри кувалдой. Чтобы ворочать эти сотни килограмм использовалась ручная лебедка из нескольких круглых блоков и деревянных рычагов. Как на картинке в учебнике истории по египетским пирамидам. Тысячи камней, подготовленных к отправке, так и осталось лежать штабелями. Рукотворный памятник бессмысленному труду рабовладельческого государства. На прибрежных гольцах выбиты инициалы заключенных и даже большая картина каменотеса с молотком.

Так как нам с рыбалкой не везет – пара окуньков не в счет, то попросили у рыбаков продать нам немножко из их улова. Купили пару сигов, выловленных где-то в озерах и налима. За 500р у нас получилось килограмм 5. Потрошу рыбу – головы и требуху оставляю на уху, и тут же на костре, жарю сига. Бесподобно. Дети мне сказали, что это вкуснее красной рыбы.

После приготовила уху из налима. Рецепт простой – сначала отвариваются головы и потроха. Потом требуха выбрасывается, бульон процеживается, кладется картошка, нарезанная кубиками или соломкой и рис. За 10 мин до их готовности добавляются куски рыбы в три пальца толщиной и обжарка луково-морковная. Вкусно - не то слово.


Я за разделкой рыбы

Пошли на остров Василисин. Рулю и не могу понять, что за такая нагрузка на руле, прям из рук вырывается. Оказалось, что мешок с рыбой, подвешенный к балке, немного опустился и стал работать плавучим якорем.

Остров Василисин стоит особняком. До ближайшей земли больше десяти километров. Ночевать будем здесь у его южной оконечности, где стоит ориентир: сосна-пальма. Ветры так причудливо сформировали крону сосны, что она похожа на свою южную дальнюю родственницу. Место под палатку найти тяжело. С запада сильно дует и пара площадок нам не подошла. Нашли ровные каменные полки под наши две палатки.

Остров Василисин мрачный. На нем пожарище от сгоревшего маяка и остатки разбитой яхты Ассоль. Со слов встреченных нами коллег по парусам, яхта, расчаленная треугольником, отвязалась и разбилась. Причем случилось это на следующий день после смерти ее капитана от сердечного приступа. Что-то в энергетике этого места не так. Впервые за все время путешествия плохо спала и часто просыпалась.


Яхта Ассоль

Юг Б. Клименецкого острова

Так как мы держим курс на Петрозаводск, а до него по «вертолетке» с Василисиного больше 70 км, то нам нужна еще одна ночевка. Ее выбрали на южной оконечности Б. Климентицкого острова. В распечатанной нами из интернета таблице с координатами стоянок там их было аж три. Пока шли на слабом попутном ветре доели уху. Да-да, камбузный ящик сделан так, что на ходу можно готовить. Так что мы частенько на переходах пили горячий чай и разогревали остатки завтрака.

Сначала остановились у берега прогулять детей и сразу же собрали ведро лисичек. Дальше зашли в бухточку с тростником и полосой чистой воды у песчаного берега. Нашли кострище, ровную полянку и поставили палатки. Хожу по окрестностям собираю подберезовики и удивляюсь. Тропинок много, но грибы никто не собирает. Ягоды – черника и малина, то полностью съедены, то стоят нетронутыми островками. Я подумала, что местные коров или коз пасут. Ага, еще б на карту взглянула бы, что тут населенки нет вообще. Но карта бумажная осталась в машине. Зарядка гаджетов от батареек не работает и вся навигация по крошечному монитору старого Гармин 60.

Часть команды отошла от берега на катамаране половить рыбку в заводи. Оставшиеся дети на костре варят нашу последнюю сладкую радость – банку сгущенки. Ее мы собираемся съесть с черникой. Я с сыном, взяв по кружке, пошли за черникой, а это метров 50 от полянки, на которой стоит лагерь. Собираем, разговариваем и вдруг сын говорит довольно спокойным голосом: «Медведь, медведь».

Смотрю и вижу, метрах в 15 от нас, там, где мы только что прошли, треща ветками, с дерева спускается небольшой медведь, ростом с меня. Мы не стали выяснять его намерений и со скоростью спринтеров дунули в лагерь. Там костер, топор. А в это время медведь встав на четвереньки, врубил форсаж и понесся… по направлению от нас. Но его путь проходил между лагерем и берегом. Снеся одну из растяжек палатки, он бурым метеором улетел в лес. Где один медведь, там может быть еще и другой. На наши вопли Сергей на катамаране моментом запустил мотор и примчался к нам на помощь. Они тоже видели бегущего медведя. Потом мы ходили и фотографировали его следы, дети сделали систему кольев вокруг лагеря. А время уже вечер, перейти в другое место не успеем. Ведь чтобы свернуть лагерь и все загрузить надо больше часа. Так что ночь прошла под завывание песен под гитару и стук в сковородки. Я со старшим сыном пошли спать на катамаран. При росте в 165 см в стационарной катамаранной палатке, да на толстом надувном матрасе-пайоле, вообще-то спится прекрасно. Если бы не песни и караульного. А под утро, прямо праздник какой-то, завыли волки.


След медведя

Утром дети собрали лагерь с невиданной скоростью, и мы вышли в заключительный переход к антистапелю на пляж у поселка Деревянное. Ветер был кислый, потом немного ожил, но совсем не туда. Так что завели мотор и начали жечь сэкономленную горючку. Мимо проходили многопалубные туристы, пролетали мощные моторки, утыканные удочками как рыба-еж, а мы шли к финалу путешествия. Ближе к цели раздуло, мы поставили паруса и красиво пришли.

Дорога домой

Все собрали по отличной сухой погоде. Теперь ничего не надо дома разбирать и сушить. Загрузили мой грузовичек, как цыганскую кибитку, загрузились всемером и поехали отвозить часть команды на вокзал. При выгрузке произвели небольшой фурор, хорошо, что гаишники нас не видели.


До свидания, Онега

И тут я вижу, что из-под машины капает масло. Пробег у моей Mazda такой, какой обязательно скручивают при продаже. Диагноз точный поставить без разборки многочисленных защит невозможно. Решив, что это сальник коленвала, я купила канистру масла и поехала за тысячу км домой. Каждую сотню масло проверяла, но оно уходила не активно. Всего литр пришлось долить.

Дома пригнала машину в hiluxclub, где мне ее готовили под экспедицию Лапландия. Разобран сэндвич из защит и радостное известие - развальцевалась кромка масляного фильтра.

Ну что ж, все запланированное получилось, техника не подвела, а впечатлений столько, что их яркость еще не скоро потускнеет. Цель - показать детям наш Север, с пока еще не добравшимся сюда внутренним туризмом, выполнена.

Остальные фото можно посмотреть здесь (Яндекс-фотки).

А из автомобильной части здесь (Яндекс-фотки).