Протяженность маршрута 330 км.

Категория сложности по туристской классификации - III.

Ралли Казань — Тольятти

впечатления участника

Григорий Шмерлинг

28-30 апреля

В Казани нас ожидала торжественная встреча: фото, видео, а главное — несколько машин, в которые и было загружено все огромное количество тюков, рюкзаков, мешков и прочего барахла. Огромное спасибо Андрею Бардину и всем казанцам! Жаль, что заявленные на ралли казанские лодки не приняли в нем участия, не успев как следует подготовиться. Казань была представлена Юрием Филимоновым, который пошел матросом у Сергея Чайкина на Ж-32. Юрий — профессиональный фотограф, камера его работала вовсю; будем ждать снимков.

Кавалькада поехала к месту сборки в объезд, а экипажи отправились пешочком. Вокзал в Казани считай на берегу Волги, тут же и пляж «Локомотив», где был разбит лагерь. Перейти по пешеходному мосту через пути, и попадаешь на идущую от набережной к яхтклубу дорогу, по сторонам которой — пляж. Ближе к яхтклубу мы и расположились.

На пляже «Локомотив»

Солнце, тепло и... почти нет ветра. Такая погода будет сопутствовать нам большую часть пути. Неспешно идет сборка лодок, тем временем подъезжают новые участники. Калачихин, Химшиашвили, тольяттинцы во главе с Антоном Парфеновым. У них деревянная 6-весельная шлюпка «Mad Max» со шпринтовым парусом, приехавшая на прицепе. Тревожные сообщения приходят по телефону от Кулика: у новосибирцев за Омском сломалась машина, лодки перегрузили на почтово-багажный поезд. В Екатеринбурге опять ЧП: поезд переформируется, вагон отцепили! Ценой героических усилий Анатолий все-таки доставляет 30-го свои корабли.

Наконец-то! Экипаж шлюпки «Mad Max»

Участники несколько разбредаются: в поисках более спокойного места ночлега три лодки (Фиорд и второй «Альбатрос» из Жуковского, а также «Лучина» Виговских) отбывают на остров. Было дело — ночью приезжала компания с громкой музыкой, да бегали с утра пораньше какие-то спортсменки с воплями «эй, сони, вставайте» (в ответ из палаток понеслось что-то забубенно-матерное, и физкультурницы отстали). Надо сказать, что Казань и Ульяновск живут по московскому времени, так что в 21 час было уже почти темно, а светало ра-а-ненько.

Итак, в итоге в ралли участвуют:

Жуковчане:

Фиордовцы и второй Альбатрос собираются встретить в Ульяновске еще одного человека, для чего, возможно, им придется задержаться там на день. Поэтому им интересен в основном поход, гонка — не главное.

Москвичи:

«Пуся» «Домино»

«Лучина» «Сполох»

«М 18» Химшиашвили «Простор» Калачихиных

Новосибирцы:

«Нс 95» «Нс 8» «Тр23» Соловьева

Тольяттинцы:

Мы готовы Вечер перед стартом

1-2 мая

Первое мая. Сегодня в 10 старт! По совету Антона финиш перенесен из кучи островов напротив Камского Устья на левый берег Волги, где она снова сужается за Болгарами. Так как этап стал длиннее, контрольное время увеличено до 3-х суток.

Старт собиралось запечатлеть даже телевидение, но вот уже 10, а телевизионщиков нет. Черт с ними, в 10:10 старт открыт. Что хуже, почти нет и ветра. Не успели на старт и «островитяне» — им пришлось пропускать нормально стартовавший флот и присоединяться к нему сзади. Зато нас сопровождает катер МЧС (правда, больше я его ни разу не видел — наверное, бензину выдали только на почетный старт. Да и попробуй сопроводи этих надувных психов, которые разбредутся по всей Волге).

Старт открыт!

«Сполох» бежит легко, ловля слабых дуновений и отработка заходов ветра дают результаты — выхожу вперед; рядом «Пуся». Далеко вперед ушла под веслами шлюпка. Естественно...

А на берегу в это время все-таки разыгралось шоу. ТВ бригада приехала, «Альбатрос» Чайкина и еще две не успевшие уйти далеко лодки вернулись и изобразили повторный старт. Как передал потом Андрей Бардин, сюжет сделали ловко, впечатление было, что идет целая армада.

Слева остаются молы и портовые сооружения Казани; потом прохожу раскинувшееся довольно далеко от берега целое стойбище рыболовов на разнообразных посудинах — от катеров до маленьких надувнушек. Говорят, что именно тут попадается судачок. Ветер думал-думал, откуда ему потянуть, и решил с юга — как раз в нос. Иду ближе к левому берегу Волги; он довольно густо заселен.

Первые километры Взгляд вверх Хорошо иметь домик в деревне

В двенадцать первое время связи, но по рации слышен только какой-то Пьер, беседующий неизвестно с кем с сильным акцентом. Увы, «Электроника» так и осталась бесполезна. «Русский» канал 27150 есть еще только у Чайкина и Химшиашвили. Пробую их вызвать, но безуспешно: наверное, уже далековато.

Часам к двум южный ветер свежеет иногда баллов до 3-х. Какие же тут просторы! Судовой ход (довольно узкий) идет вдоль высокого правого берега; идущие там суда кажутся игрушечными... На обрывах кое-где виднеются пласты еще не растаявшего снега.

К 16 подхожу к первому разливу вскоре после Шеланги. По-прежнему идем вместе с «Пусей» впереди остальных, сзади вижу еще два паруса. На берегу здание с надписью КАИ «Икар», пляж, остатки пристани. Стало прохладнее, пристаю подкачать баллоны и одеться самому. Вскоре ветерок начинает скисать.

19:20. Скисло совсем; перешел на греблю. Быстро надоело, через 20 минут решил попить чайку из термоса. Абсолютная тишь, легкая дымка, мягкие, прямо таки беломорские краски. Солнце садится в тучу, потом показывается из-под нее и уходит за горизонт. «Пуся» ушел вперед по правому берегу, где судовой ход; я потихоньку гребу вдоль левого, от одного мыса к другому.

21:30. Ушел от занятых рыбаками мест (по берегу есть проезд, видел несколько машин), почти в темноте ткнулся в берег. Тьфу — глина. Но уже темно, мыс кончается, дальше виднеется высокий коренной берег. Грести больше неохота, устал. Чалюсь кошкой за поваленное дерево; кое-как очистив сапоги, забираюсь на катамаран. Небо ясное, звезды. Буду спать прямо так. Оглядываю окрестности в бинокль; одна из звездочек при этом оказывается огоньком на мачте. Ага, это «Домино», встал на якорь в полукилометре сзади в заливе. Натягиваю поверх жилета старую широкую синтепоновую куртку, забираюсь под спущенный парус, смотрю на звезды над головой...

Просыпаюсь среди ночи от холода — всё-таки кусает за бок и зад, да и лицо стынет. Ну-ка, попробуем «космическую» аварийную оснастку! Разрезаю пакетик и долго разворачиваю плотно скатанную шуршащую зеркальную пленку. Заворачиваюсь в нее — и правда, костлявые пальцы холода как отрезало. А физиономию и руки как будто что-то греет. Но шуршит эта пленка даже от шевеления при дыхании.

4:20. Светает, подъём. Никого не видно; нет и ветра. Раз так, что толку спешить — кипячу чай, заряжаю термос, чищу все от чертовой глины. Стартую только в 5:50, опять берясь за весла. Они у меня сделаны распашными, чтобы можно было грести одному; уключины — пластинки из 5-мм текстолита с отверстием, крепятся к верхним стрингерам хомутиками. Весла байдарочные, рукояти удлинены на 60 см деревянными вставками. Но грести хоть и лучше, чем «по канойному», все равно не очень удобно — размеры и положение уключин надо будет поменять. В 6:20 потянул попутный 1 балл с севера. Скорость 3,7 км/ч, а до мыса Лобач, где выход на большой разлив — 16,7 км. С 7:15 до 8:45 опять гребу. Под веслами при неспешной гребле выходит 3,5 км/ч; если шустрить — 4,5. Вижу обгоняющую меня ближе к берегу шлюпку Антона (значит, ночевали на берегу) и штилюющий впереди в «устье» один из новосибирских тримаранов. Баллоны красные — это Соловей. Легкая дымка; видимость километра 3-4. То немного ветра, то опять весла... 11:30 — догребся до Лобача. На восточной стороне мыса галечный пляж, есть места пригодные для остановки. Выхожу на разлив и — ура! — попутный ветерок. Теперь я чуть впереди тримарана, но на нем поднимают здоровенную жёлтую геную и сразу уходят в отрыв. Наш ответ Чемберлену — «спинч» из куска полиэтилена — увы, не так эффективен, но на фордаке тянет все же получше стакселя. До финиша остается 28 км, скорость 5,4 км/ч.

Мыс Лобач До финиша осталось 28 км

13:30 — прохожу Куйбышевский затон. Мыс на его восточной стороне, на котором рассчитывал укрыться при необходимости — болото и кусты (как и предупреждал Антон). За затоном начинается высокий берег, просто стенка. Вдоль нее идет судовой ход. Но кое-где внизу небольшие пляжики все же есть (песок или камень — не видно).

17:09. Траверз мыса за Болгарами (видны церковь и минарет) на выходе в Волгу. Сам мыс — болото, но впереди виден сосняк; поплавки сетей, рыбацкий дом, лодки, а вот и наши паруса! Ого, народу уже много — «Пуся» и все куликовцы! Проспал-таки!

Финиш! 17:25. Финиш 1 этапа. По генеральному курсу пройдено 105 км.

Вот все результаты:

1. 2 мая, 14:15 Парфенов (шлюпка)

2. 14:21 М449 Гольдин (Кт)

3. 14:55 НС13 Пикалов (Кт)

4. 14:59 НС95 Кулик (Тр)

5. 15:45 НС8 Корнеев (Тр)

6. 16:50 НС Соловьев (Тр)

7. 17:25 М150 Шмерлинг (Ветер)

8. 18:10 М438 Федонов (Тр)

Наши экскурсоводы 9. 3 мая, 17:06 М450 Виговский (Простор)

10. 17:15 Химшиашвили (Кт)

11. 17:35 Калачихин (Простор)

12. 17:59 Чайкин (Альбатрос 16)

13,14. 19:15 Кухтин и Титов (связка Фиорд-Альбатрос 16).

3 мая

Экскурсия в Болгар, организованная гостеприимными хозяевами, в частности журналистом и оператором Вахитом. Идем туда под парусами, так что день тоже получается ходовым. К вечеру подходят все отставшие лодки; им пришлось сделать на этапе две ночевки.

Вид на Волгу от Болгар Экскурсия. Экскурсия.

Связанность в гонке. Все в сборе. Подмытый пень.

4 мая

Вроде был разговор, что старт будет в 8 (шутка?). Но уже вот-вот 10, а Яков только занялся сбором расписок о том, что мы участвуем в ралли на свой страх и риск. Самое время — когда первый этап уже позади. Старт даётся в 10:10 в полный штиль, и несколько лодок (оба Альбатроса, Фиорд и «Пуся») предпочитают ждать ветра на берегу. У кого-то еще даже стоит палатка; стартуют они минут через 40, когда по воде пошла рябь.

Не успевший на вчерашнюю экскурсию экипаж Калачихиных и вовсе приносит гонку в жертву и отправляется осматривать Болгар. Стартует Стажер только в 14, освидетельствовав все достопримечательности, в том числе археологический музей, куда мы не попали.

Старт 2-го этапа.

Зато соперники — катамаран Геннадия Пикалова — вовсю работают веслами и уже прилично оторвались; мне с моими уключинками и елозящим по загривку парусом на веслах за ними не угнаться. Куда-то пропала шлюпка — тольяттинцы после финиша первого этапа ушли жить на остров ниже по течению, где, как сказали, особо красивое место, но на старт не пришли.

Позже выяснилось, что Антон рассчитывал на старт в 8 утра и договорился, пропустив около своего острова три первых лодки, присоединиться к гонке там. Никого не дождавшись, он не пошел в общий лагерь выяснить, когда же старт, а попилил вперед, считая неразумным задерживаться и рисковать не успеть прийти к Ульяновску засветло. Прийти-то он засветло пришел, но при этом не стартовал на этапе! Досадная оплошность — и Антона, и организаторов: участвуешь в гонке — стартуй со всеми, незачем и разрешать «хитрый старт». Шлюпка не стала участвовать и в третьем этапе (также выйдя раньше общего старта) — зато шансы мои и Геннадия в классе 18 фт поднялись, так как исход гонки с шестью дюжими мужиками на веслах в штилевую погоду был почти предрешен.

Тем временем появившийся примерно через час после старта попутный ветерок усиливается до 2-3 баллов. Гонка идет кучнее, чем на первом этапе. Впереди оторвавшиеся со старта новосибирцы, потом остальные; отстают задержавшиеся Сергей с Юрием. В 14:40 впервые слышу радиовызов Сергея, но попытки ответить безуспешны — меня он не слышит. Очевидно, сказывается то, что на Ж-32 антенна вынесена на мачту. Расстояние между нами явно больше 5 км (приметного ярко-красного паруса не видно и в бинокль).

16:20. Выхожу в большой разлив перед Ульяновском. Курс — прямо, на Пальцинский остров. Легкий попутный ветерок — благодать. Рядом идет М 18 Химшиашвили, чуть в стороне M450 Виговских. Шедшие позади Фиорд и второй Альбатрос поворачивают перед разливом к берегу — возможно, решили там остановиться. Вижу кого-то впереди, но не разберу, кого. Паруса разбрелись, кто-то справа, кто-то слева.

«Пуся» выходит вперед Выход на разлив

17:30 Пошел ветер с SO. Свежий порыв, темная рябь по воде, а ведь там тучи над горизонтом — прозевал, расслабился на солнышке, сидя спиной в ту сторону! Заходит навстречу, на юг; противно хлопает полощущий стаксель — вниз его! Потравить шкот, руль на ветер — лодка в дрейфе. Утепляюсь, натягиваю непромоканец — вот сейчас еще одни руки были бы ох как кстати. Михаил тем временем изрядно уходит вперед. Под одним гротом лодка идет плоховато, а напугавший было ветер больше не разгуливается. Лавировка? Лавировка! Так, стаксель вверх; теперь генуи-спинакеры соперников побоку; посмотрим, who is who.

Но дело к вечеру, и как-то неуютно становится посреди этого разлива. Только не раздувай больше, хватит 4 баллов, ну, порывчик ладно, но больше не надо, если больше — рифиться надо, ноги уносить надо, а куда тут к черту посреди унесешь, вперед надо, в сужение, там волну не так раздует, там остров... Игорь и Хим отстали; ага, вон один парус, вон другой — новосибирцы; а ведь достаю их, ведь неплохо идется!

Сумерки. До финишного острова 7 км — ага, вон какая-то черточка там, куда смотрит стрелочка на GPS-ке. Эти километры — то отход в галф и полет на 16-17 км/час, то заходы так, что приходится идти в острый бейдевинд. Вижу, как впереди финишируют первые лодки. 21:08 — я четвёртый!

Вот результаты 2 этапа (80 км по генеральному курсу):

1. 4 мая, 20:51:00 Федонов

2. 20:51:05 Кулик

3. 21:00 Соловей

4. 21:08 Шмерлинг

5. 21:12 Гольдин

6. 21:15 Корнеев

7. 21:28 Пикалов

В 0.30 финиширует «Лучина» 8. 21:39 Химшиашвили

9. 5 мая, 0:30 Виговский

10. 2:05 Чайкин

11. ~5:30 Калачихин

12,13. около 24 часов - Кухтин и Титов.

Самым первым пришел на остров «MadMax», но, увы — н/с.

Между первым и вторым местом — 5 секунд. Это на 80 км гонки! Помню, удивлялся, читая про счет на минуты в гонках через океан — а вот ведь...

Примус хорошо, а костер лучше. К счастью, ветер не усиливается, напротив, слабеет. Жгем костер, светим в море фонариками, периодически палю из ракетницы. Но решает дело наличие GPS: если Чайкин выходит на остров точно (с ним поддерживалась и связь по телефону), Виговскому и Калачихину пришлось поблудить!

Вокруг огни Ульяновска, на берегах костры рыбаков, а вытянутый по течению с севера на юг Пальцинский остров с воды ночью незаметен. Игорь попал в Ульяновск и даже спрашивал там дорогу, Стажеру пришлось ждать рассвета, чтобы найти остров.

5 мая

Желающие отправляются в Ульяновск (и обрекают себя на утомительную греблю на обратном пути). Нежелающие, и я в числе оных, греются и блаженствуют на по-летнему жарком солнышке. За мысом обнаруживается место, где прошедшая по мелководьям вокруг острова вода к обеду прогрелась настолько, что без особого насилия над организмом можно и окунуться, зайдя малость выше колен. Правда, приходится разгонять плывущую поверху какую-то гадость, неизвестно откуда взявшуюся: не может же вода уже цвести! А где гадости нет — холод собачий, ноги ломит. Дней десять назад тут еще стоял лёд.

6-7 мая

Этап третий, решающий. По генеральному курсу до финиша за высоковольтной линией в устье Усы 132 км. Ясно: чтобы победить, останавливаться на ночлег нельзя. Ну что ж, посмотрим, как получится.

В восемь уходит шлюпка Парфенова; в девять отбывают на рандеву в Ульяновск Кухтин и Титов.

10:00 — старт гонки. Ясно, солнце, лёгкий встречный ветерок с юга. Как и на старте в Казани, ловлю заходы и удачно ухожу вперед. Угол лавировки по GPS выходит 80-85 градусов, правда, тут помогает и какое-никакое попутное течение. Через полтора часа первым прохожу под ульяновским мостом (выше него строится еще один). Ветерок с Волги прохладный; подходя в поисках ветра к откосам левого берега, ощущаю тепло, идущее от горы. Но бриз найти не удается; ветер начинает крутить и стихать. За мной идет Кулик; наконец-то обгоняют распустившие всю парусину и идущие посередине «Домино» и «Пуся»; догоняет идущий и парусом, и на веслах Пикалов. 14:25 ветер выключили совсем, но через полчаса включили снова — на этот раз попутные 1-2 балла от NW.

Старт третьего этапа. Затишье.

18:50. Справа пристань Цемзавод. Пастельная голубизна реки и воздуха, зелень холмов — и уродливые строения, грязно-жёлтый дымина, расплывающийся по-над берегом. Да, хорош заводик. Как там люди-то работают?

У нас обстановка такая: наблюдаю в бинокль 7 парусов впереди, 2 сзади. Ясный тихий вечер, 1 балл в корму. 20:10. Закат; прохожу Сенгилей — 50 км позади. До следующей контрольной точки перед очередным расширением 16,5.

Ветра совсем нет, опять приходится браться за весла. Темнеет, появляются первые звезды. Тепло, вечер просто волшебный. Не хочется оскорблять тишину скрипом и сопением, поэтому, едва ощутив легкое дуновение, тут же откладываю весла. Для начала зажигаю фонарик со свечкой, повесив его на ванту. Красота... Но что это — на воде сплошной мусор, ветви, бревна, коряги; что-то уже поскрипывает по баллону. Все это снесло сюда, под правый берег. Стрежень? Недалеко проходит и судовой ход, но я ближе к берегу. Уворачиваюсь от крупных коряг; попытка идти с фонарем не дает толка: перед глазами только сплошная чернота. А без света коряги кое-как видны на светлом фоне воды. На берегу чей-то парус, огонь фонарика, костерок. Ладно, стойте-стойте, а я дальше.

Наконец основная помойка остается в стороне, да и ветерок прибавил, ход 6-7 км/ч. Свечку задувает, включаю ходовой огонь. У меня это 4 лампочки 2,5 B * 0.16 А, соединенные параллельно и питаемые двумя толстыми круглыми батарейками (их хватило на 4 часа, потом поменял). Лампочки укреплены в отражателе, направляющем свет в стороны; выше кружок из белого пластика, отбрасывающий немного света на палубу. И звезды. Где шкот и еще что — видно.

Наблюдаю за огнями судового хода. Один из них помигивает впереди; рядом довольно давно видны еще два, белый и красный. Замечаю, что они вроде как стали поярче. Эге, не пароход ли это? Смотрю в бинокль — точно. А я еду как раз ему наперерез! Кручу поворот, ухожу вправо; на всякий случай еще и посветил фонарем на парус. Вскоре метрах в ста слева проходит большое судно, показав на прощание три гакабортных огня. При их виде становится сомнительно, что рулевой там заметит наши хилые батареечные...

1:30. Стало раздувать с норд-веста. Но звезды видны — угрожающих туч нет. Иду посреди разлива, справа видны огни — там залив и поселок Бектяшка. Однако, раздувает не на шутку. Спускаю стаксель и поворачиваю направо, к берегу. Уйти в залив, ткнуться в берег, подождать? Во всяком случае, у берега при этом ветре не будет волны. Огни уже заметно ближе. А, с другой стороны, чего там ждать-то, на берегу? Дует-то не больше чем на 4 балла, непохоже, чтобы дальше раздувало. Но ведь может, и порывчики есть. А мы вот как: грот спущен, стаксель поднят. Ввожу в GPS вход в следующее убежище — Подвалье. До него 10 км. Так и пойду, ближе к берегу — все не стоять.

Скорость под стакселем около 7км/ч. И что? Дует-то не сильно. А возьму-ка рифы и поставлю грот. Включаю налобный фонарик, цепляю карабином люверс, подвязываю низ паруса, чтоб уж все было аккуратно. Пошел вверх! Другое дело — сразу 10 км/ч, но главное — совсем другое ощущение! Под одним стакселем ход спокойный, но инвалидный. А со стакселем и зарифленным гротом лодка ведет себя легко и уверенно, все под контролем, рулить приятно.

Как-то сама по себе указующая на Подвалье стрелка GPS-ки все больше отворачивает вправо. А, ну его, это Подвалье — опять беру прицел на Климовку, это выход на Тольяттинский плес.

4:20. Рассвело; гашу ходовой огонь. На свету оно веселей, да и ветерок ослаб — балла три. Рифы долой, и полетели в бакштаг вперед. Дает знать усталость. Раз, другой обнаруживаю какие-то скачки курса, лодка оказывается направлена не туда. Отключки? Так дело не пойдет, сейчас за румпелем как за рулем — задремывать опасно. Ору песни — к стыду своему, ни одну толком не помню, но все равно, лишь бы слова друг за другом цеплялись, не давали потерять нить.

Совсем рассвело, теперь легче; ветер снова усилился, радость быстрого хода прогоняет сон (под конец дуло баллов на 5, пошли барашки). По GPS-ке прицеливаюсь на финиш в устье Усы. Вперед!

Ночная форма одежды

7:17 прохожу под первой линией ЛЭП. Если верить табличке на опоре, ее высота — 17 метров, второй линии — 20. Вдувает вовсю; берег открытый, никого не видно. Пролетаю еще метров 200 — вроде место уже более прикрытое. К берегу. Финиш! Разгружаю лодку, вытаскиваю вещи на полянку за кустами... Надо ставить палатку. И тут — Андрей и Володя Соловей! — Давай к нам, еще полкилометра, там лучше!

<p>Финиш 3 этапа (132 км по генеральному курсу):

1. 7 мая, 6:42 Федонов
2. 6:52 Соловей
3. 6:57 Корнеев
4. 7:19 Шмерлинг
5. 9:30 Кулик
6. 10:20 Пикалов
7. ~11 Гольдин
8. 13:50 Калачихин
9. ~14:20 Виговский
10. 15:35 Чайкин
11. 18:10 Химшиашвили

Как рассказал Андрей, «Домино» мог бы прийти еще на час-полтора раньше, но они не определили вход в Усу и фактически ждали следующей лодки, «подсказавшей» курс на финиш.

В 16:07 подошла и шлюпка Антона; потом тольяттинцы пошли дальше вверх по Усе на встречу с Жигулевской кругосветкой. Встреча была и в наших планах (собственно, ради нее финиш и был перенесен на Усу), но на следующий день мы с Федоновыми уже ушли в Тольятти. У нас не было обратных билетов, и мы решили подстраховаться со временем.

День финиша открыл счет поломкам.

На «Пусе» разорвало на последнем переходе 8-мм болт, крепивший в носу каркас и раздвойку штага (анапуть); начавшую клониться мачту чудом удержали руками, сдернули парус, стянули стрингера и штаг веревкой. На финиш Яков с Олегом шли под верхним клочком паруса, держа его за лату.

Сложилась мачта на тримаране Кулика, когда лихая троица в составе двух сибирских мужиков и Анархиста поехали на нем вечером кататься в шальную погоду. Мачта на этом очень солидном аппарате оказалась хиловатой. Полевая экспертиза точную причину аварии не выявила (Стажер понимающе улыбался, глядя на до боли знакомое чисто просторовское сечение смятой мачты). Скорее всего, на болтанке соскочил с краспицы какой-то из тросиков ромбовант, державшихся в неглубоких прорезях без всякой фиксации — ай-яй-яй!

8 мая

Еще две поломки произошли утром 8-го, когда Федоновы и я пошли в Тольятти против честных 6 баллов. Мы получили: на «Сполохе» обрыв троса с паука (некачественная заделка тросов на первых «Ветрах»! Как ни в лом, а видно, не избежать переделки). «Домино» — поломанный шпангоут аутригера, при этом острым краем протерший баллон; аутригер к концу перехода сник.

Обрыв паука дал себя знать резким щелчком почти сразу за выходом из Усы. Что случилось, я не понял; мысль о пауке в голову не пришла. Поведение лодки никак не изменилось, все вроде на месте — решил, что лязгнуло что-нибудь на болтанке, и пошел дальше. Кстати (забыл написать об этом в статье о переделках Ветра), 2-я и 3-я поперечные балки на «Сполохе» были сразу же после покупки лодки усилены. Представив, как моя туша нечаянно плюхается с размаху на середину трубы 55х1,5, загнал туда оказавшуюся под руками подходящую трубу потоньше длиной сантиметров 70, а во вторую балку — поставленную вертикально полоску 10-мм фанеры. И запенил все это дело. Возможно, усиление помогло — и без паука балку не погнуло.

Переход в Тольятти против 6-балльного ветра выглядел довольно гусарским. Но, если бы на самом тяжелом начальном участке в устье Усы и около него произошла авария, навальный ветер вынес бы обратно. Дальше предполагалось идти к наветренному берегу левым галсом — вдоль Жигулей. Издали они выглядели страшноватым обрывом, но оказалось, что и там есть пляжи, куда можно выброситься.

Вышли в 12:40. У меня — один зарифленный грот; для улучшения центровки заранее наклонил мачту вперед. Это себя оправдало; «Сполох» хотя несколько раз и давал на оверштаге задний ход, но в общем лавировал довольно уверенно. Намерил угол 130° — для 6 баллов и волны неплохо. «Домино» пришлось хуже: из-за из-за неудачной центровки без стакселя мощный тримаран продвигался вперед тяжело. Наибольшая волна была в начале пути. В среднем, пожалуй, до метра; максимальная встреченная горка — и все два. Но умыло как следует всего пару раз, причем наиболее сильный душ получил, зазевавшись при возне с GPS-кой. Где-то через час потерял из виду Федоновых и подумал даже, не вернулись ли они из-за какой-нибудь поломки. Еще подумал, раз так — не вернуться ли и мне, но из 13 км до цели оставалось уже 9,5, ситуация под контролем — возвращаться стало жалко.

На самом деле Андрей с Ольгой благополучно пришли в намеченное место (острова напротив, где находится яхт-клуб) и тоже беспокоились, потеряв из виду меня. Они закончили переход уже ближе к вечеру, я же, уйдя левым галсом много правее, финишировал в 15:30 около базы отдыха завода Тольяттикаучук, где меня и приютили. Так как дозвониться друг до друга через местную сеть RUS SMART до этого не удавалось (непонятно почему: с Москвой связь была!), телефон не включал. А на следующий день, все-таки включив, благополучно дозвонился и до Сергея в базовом лагере, и до Андрея — может, SMART подобрел в честь Дня Победы.

Последняя засада: на большом и пустынном тольяттинском вокзале не оказалось багажного отделения. Пришлось опять покупать лишний билет на багаж и тащить все на себе — спасибо, не подвела тележка.

До и после. Разные соображения

Клич провести весеннее ралли в виде крейсерской гонки из Казани в Тольятти бросил известный в московских парусно-туристских кругах Анархист, он же Гольдин Яков Михайлович, на осеннем собрании московского клуба. И тут же по принципу наказуемости инициативы и чтобы отвязаться был назначен ответственным за это мероприятие. Инициативу подхватил Сергей Чайкин, открыв на сайте специальный раздел и занявшись разработкой маршрута, положения и пр. Фактически, это ралли и организовал интернет-клуб "Таверна надутых парусников".

Надо сказать, что одни и те же из года в год майские покатушки на Московском море поднадоели многим. Конечно, неплохо и ралли провести, и сразу забросить лодку на место остальных весенних соревнований — но ведь так по накатанной колее жизнь и пройдет. Те же берега, те же правила, те же лица... Основной расклад ясен до начала соревнований. Скучно, господа!

Сначала заинтересовавшись идеей дальнего ралли, почти всю зиму я был скорее ее противником. Мероприятие представлялось очень серьезным, а инициаторы-организаторы затеи в спорах в Таверне не только не соглашались менять формат гонки, чтобы сделать ее безопаснее, но и как будто бравировали, вставив в положение содранный у американцев вариант «вы можете потонуть, ... (перечисляется масса способов уйти в мир иной), а мы ни за что не отвечаем и, напротив, можем как организаторы совершать глупые и опасные действия». В принципе, честно — но как выражение позиции такие слова как-то не смотрелись.

Однако при сохранении всех главных особенностей проекта к весне и положение, и список желающих принять участие в гонке стали серьезнее. Так почему бы и нет?

Есть Река. Маршрут. Контрольные точки и сроки. Иди, как умеешь, как считаешь правильным и нужным в зависимости от себя, лодки, погоды. Хочешь — ставь геную. Хочешь — греби. Хочешь — один, хочешь — вшестером. Хочешь — только днем, очень хочешь — и ночью. Условие: соблюдать правила плавания по ВВП. Достаточно! Не стоит пытаться выглядеть святее папы римского. Отвечаешь за все сам, на то ты и рулевой.

Спасибо Якову и Сергею — пока другие раздумывали и колебались, они взяли на себя инициативу и сделали дело. Конечно, нечеткости в организации были, но «первый блин» (первый для нас) не вышел комом.

Безопасность

Главная опасность на большой воде (что под Казанью, что под Конаковым) на майские праздники — ледяная вода. Переворот лодки — это смертный приговор с отсрочкой исполнения на полчаса, и только минут 5-10 будет для того, чтобы успеть что-то для себя сделать. Если люди выбрались из воды и сидят сверху на баллоне, отсрочка несколько больше, а в жаркую погоду днем так можно продержаться долго. Но беда случится не в хорошую погоду.

Противопоставить этой угрозе нам нечего. Могут помочь сухие гидрокостюмы, которых у нас нет (и которые неудобны при нормальном плавании), или аварийное плавсредство — надувнушка с соотв. приспособлениями. Ни то, ни другое пока у нас применения не нашло.

Возможность помощи друг другу для наших судов в принципе есть, в отличие от времен Мев и байдарок, когда она была совсем гипотетической. Скажем, тримаран Кулика легко мог бы принять на борт двоих-троих людей с аварийной лодки. Даже засунуть в спальник, в рубку. На лодках поменьше — одеть что-то сухое, весло в руки — и на берег. Но рассчитывать на помощь нельзя — она успеет только если суда идут компактной группой, а даже на ралли Московского моря флот растягивается на километры. Спасательный катер тоже к каждой лодке не приставишь. В штормовых условиях, когда и возможна авария, оказание помощи резко усложнится, не говоря уж о ночном времени, когда даже остров трудно найти, не то что отдельную болтающуюся лодку.

По всему этому крейсерские гонки куда спокойнее было бы проводить и участвовать в них попозже, когда вода будет хотя бы +18 и аварийный экипаж будет иметь реальные шансы добраться до берега или, вызвав помощь, дождаться ее. На интересные, престижные соревнования (кстати, интересно бы погоняться если не вместе, так хоть параллельно с яхтами!), тем паче если будут и призы — поедем и летом.

Остальные факторы опасности — судоходство, шквалы, движение ночью, волнение, поломки, плохие берега, усталость, выпивка наконец — контролируемы базовыми правилами:

— Бди!

— Не будь дураком, не давай себя убивать!

Как при переходе через дорогу — как себя ведешь, таков и риск.

Суда показали себя, скажем так, на тройку. Вдуло не так уж и сильно — и серьезные поломки на четырех лодках. Так что, будем считать — для первого раза Волга нас пропустила, но предупредительная карточка показана.

Классы

Смысл деления на классы один: сделать соревнования интересными для возможно большего числа капитанов нашего разношерстного флота.

Принятая до сих пор система классов по площади парусности, по-моему, наиболее оправдана — для «треугольных» окололагерных гонок. Площадь паруса — размер черпака, которым ты черпаешь энергию ветра. Бери ее по норме, а распоряжайся энергией в меру своего умения рулевого и своих конструкторских талантов, если строил лодку сам.

Правда, в этой стройной логике уже пробита брешь — разрешением использовать спинакеры. Используют их не все (не у всех они есть, на серийных лодках спинчи вообще не предусмотрены), так что принцип равенства нарушился. Что ж, раз правила разрешают — шей или покупай. Но тогда почему и зачем спинч?! Не лучший это вспомогательный парус для многокорпусника. Другие варианты куда как удобнее и эффективнее. Я в первую очередь обзавелся бы чем-то вроде генуи — чтоб в слабый ветер и в бейдевинд тянула. Или, как их там теперь на яхтах, геннакеры, ричеры...

Когда-то несколько человек пошили спинакеры, изменили правила, чтобы попробовать что-то новенькое. Но теперь странно выглядит такое правило.

В крейсерской гонке ситуация другая. Совершенно правильно оставить на усмотрение рулевого вопрос, какие предметы парусного гардероба использовать в тех или иных условиях! Но тогда сложно становится определять классы по парусности.

Вечером у костра на Пальцинском острове мы разговаривали об этом с Анатолием Куликом, и в первом приближении сошлись на том, что деление на классы по длине баллонов тоже выглядит разумно. Не потому, что «длина бежит». В дальней гонке обитаемость лодки важна не менее, чем ее ходкость. А все характеристики взаимосвязаны. Говоря о 5 - или 6- метровой лодке, примерно представляешь и ее паруса, и условия жизни на посудине таких размеров.

Конечно, можно мериться, скажем, и по весу аппарата: класс «Центнер» или «Осьмушка-Тонник» — звучит! И сразу откликается и в душе, и в спине парусного туриста. Но длину по крайней мере проще померить.

Только футы, кажется мне, ни к чему — ни уму ни сердцу они ничего не говорят, а калькулятора в голове нет. Может, все-таки будем жить в метрической системе?

Желательно, чтобы лодки в классах были близки по качествам, а классы — по числу лодок. Деля суда на классы по длине, давайте «писать в уме»старые добрые метры паруса и серийные модели. В частности, «Альбатросы» ходят не хуже «Просторов» со штатным вооружением кэт. Но участвующие в ралли просторовцы конечно же оснащают свои лодки передними парусами и получают явное преимущество. Длину носовых обтекателей, если они используются, надо учитывать — это не «выступающая часть», как бушприт или рулевая коробка, а часть корпуса. Поэтому я бы поделил классы так:

Гребные лодки со вспомогательными парусами надо выделять отдельно — если их образуется хотя бы две. Все-таки «в одну телегу впрячь неможно...».

Связь

Опыт использования 27 МГц раций неудачен (прав оказался Калачихин). Одно дело в идущей вместе группе, другое при разделении экипажей на сутки пути. Впрочем, ряд судов радиосвязь поддерживал. Усугубилось дело разницей в каналах. Я мог связываться только с Чайкиным и Химшиашвили, но Сергей был далеко, а у Михаила одна из матросок села на станцию, отломив антенну. На чем радиосвязь закончилась, так и не начавшись. Кстати, это как минимум второй такой случай (было дело и у Федорова). Выходит, что штатная телескопическая антенна «Электроники», хоть работает хуже настроенной, а надежнее, так как убирается в корпус.

Мобильные телефоны показали себя лучше, хотя была и некоторая «мертвая зона», и непонятные отказы в вызовах друг друга. Думаю, что мобильник надо включать в список обязательного снаряжения. Например, на шлюпке связи не было никакой, что и «помогло» в ситуации с отложенным стартом. Кроме того, нужен и свой диспетчер на телефоне, который при необходимости ретранслировал бы вызовы, а в случае принятого сигнала о ЧП передал бы его остальным судам и МЧС-никам.

Организация

Независимо от того, тем или иным клубом или неформальным сообществом организуются соревнования, надо было явно назначить гоночный комитет хотя бы из двух человек — главсудьи и секретаря. Побольше четкости не помешало бы.

Выбор маршрута как такового себя, по-моему, оправдал. Но уж очень большая морока и усилия — железная дорога и все что с ней связано. На Куйбышевском водохранилище вполне можно разработать и кольцевой маршрут с базой, например, в Ульяновске или Димитровграде — это дало бы желающим возможность приехать на ралли на машине, и полагаю, несколько участников прибавилось бы.

Главное — кто хотел гонки, получил ее, кто хотел просто пройти маршрут — прошел.

Без сомнения, дальним гонкам на туристских судах— быть!



Здесь можно увидеть еще несколько фотографий.

Кто захочет распечатать какие-либо снимки, сообщите имена файлов — могу выложить примерно в 1,5-2 Mpx виде (только свои). Г.Ш.