Николай (Колька Лохматый, Спаниель)

- 2.05.2012

г. Москва

Поторопился. Земля ему пухом. А может быть он стоит у руля, в другом мире, курит сигарету и щурится на солнце.. Хочется так думать.
Olavson
......

Для меня он Колька Лохматый. Помню заявился на Преображенку в штанах из крокодилловой кожи. Франт, красавчик. Уверен, что он все равно с нами.
Аркадий Аверченко
......

Позвонил Сан-Саныч и сказал, что умер Спаниэль... и всё оборвалось внутри, как будто отрезали и закопали половину меня. Его квартира на Пресне. Пианино... Колька садится за него и , с ошибками, но уверенно, заученно играет прелюдию и фугу Баха.. Его родители -- потомственные педагоги -- рано умерли и он остался сиротой, связался с дурной компанией и начал строить катамараны... На телевизоре стоит красивая деталь нечеловеческого качества. "Коля, что это?" -- "маневровый двигатель "Салюта ТМ". Ему была известна Великая советская помойка, на которой можно было найти уникальные детали…

Мы взялись сделать подводные крылья для тримарана-фоилера Центаурус-27 латыша Алдиса Эглайса. Оснастку делали в балалаечной мастерской недалеко от вашего клуба. Запекали пенопластовые формы в углеродные препреги на ВИАМе , готовые крылья «выводили» вручную между гуслями и домрами. Засрали всю мастерскую «углём»… Как испытать ? Коля прислонил крылья к забору и начал на них прыгать. Выдержали! Но было жутко смотреть.

Потом в Риге собирали тримаран, мастырили к нему крылья. Латышское «железо» всё кривое-косое. Колька сломал двое пасатижей. Да! Сжал шкив… хрясть! И пасатижи - пополам. Ночевали в тримаране. У Коли был магнитофон и я тогда впервые услышал его любимый «Куин»… Не спали. Он много курил… А когда Дядя Саша (Рогов – наш адмирал) повредил позвоночник и лежмя лежал, Коля придумал отформовать ему КОРСЕТ. Формовали прямо на Дяде Саше из УТ-900 и ЭД-20. .. И Дядя Саша смог поехать с нами на тримарате-фоилере в Англию (1982 г.). Сгрузились с Ро-Ро «Инженер Крейлис» в Ливерпауле. Шли из доков в Ирландское море в галфинд и Колька пел: « Из Ливерпульскй гавани с утра по четвергам суда уходят в плаванье к далёким берегам...» и дико звучала эта московская песенка советских Шестидесятников в «реальной обстановке». Да, это песня не нашего поколения, но он пропел её в ливерпульской гавани !
Виталий Беляков
......